11.10.2016, 14:02
«Турецкий поток» оставит Украину без газа
«Турецкий поток» оставит Украину без газаМеждународная военная политика
Россия и Турция 10 октября заключили межправительственное соглашение по реализации проекта газопровода «Турецкий поток». Министры энергетики двух стран подписали документ в Стамбуле в присутствии президента РФ Владимира Путина, который принимал участие в XXIII Мировом энергетическом конгрессе. Этот визит в Турцию стал первым для российского лидера с момента восстановления отношений после кризиса, последовавшего после того, как турецкие ВВС сбили бомбардировщик РФ на сирийской границе. Впрочем, решение о «разморозке» газопровода было принято раньше, во время визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Санкт-Петербург.

Напомним, еще в начале 2014 года стороны подписали меморандум о взаимопонимании, предполагавший строительство четырех веток газопровода в Турцию, по которым ежегодно поставлялось бы более 60 миллиардов кубометров в год. Причем из них только 14 миллиардов шли бы на покрытие внутренних потребностей Турции, а остальные должны были доставляться на границу с Грецией и идти дальше в Европу. Этот проект должен был стать альтернативой «Южному потоку».

Но вскоре после подписания между сторонами начались разногласия, и заключить межправительственное соглашение никак не удавалось. Во-первых, турецкая компания Botas выразила несогласие с ценой на газ и стала требовать скидки. Во-вторых, в «Газпроме» заговорили о том, что в четырех ветках нет необходимости и достаточно двух. А после инцидента с российским бомбардировщиком все переговоры по проекту были свёрнуты.

Теперь же сторонам удалось преодолеть в сжатые сроки разногласия и заключить соглашение. Документ предусматривает строительство по дну Черного моря двух веток газопровода мощностью 15,75 млрд. кубов в год каждая. Кроме того, будет проведена сухопутная часть трубы до границы Турции с сопредельными странами. Предполагается, что одна нитка будет предназначена для покрытия внутренних потребностей турецкого рынка, а вторая пойдет в Европу (проект через Грецию и Ионическое море на юг Италии теоретически может продолжить ITGI Poseidon). Ориентировочный срок окончания строительства — декабрь 2019 года. Реджеп Эрдоган пообещал, что работа над реализацией проекта будет максимально ускорена.

Министр энергетики РФ Александр Новак рассказал, что морским участком обеих веток газопровода будет владеть российская компания. Что касается сухопутной части, в первой нитке она будет принадлежать турецкой компании, а во второй — специально созданному совместному предприятию.

Сторонам удалось также договориться в вопросе цены на газ, хотя тут соглашения еще не закреплены. Владимир Путин заявил, что страны сошлись в принципиальном механизме предоставления скидки на газ, а поручение проработать конкретные цифры было дано «Газпрому» и Botas. Александр Новак, в свою очередь, отметил, что скидка на газ никак не связана с соглашением по строительству «Турецкого потока» и является предметом коммерческих договоренностей компаний. А глава «Газпрома» Алексей Миллер отметил, что «Турецкий поток» никак не будет конкурировать с «Северным потоком-2».

После подписания соглашения Владимир Путин отметил, что оно позволит двигаться «в направлении реализации планов президента Турции о создании в этой стране крупного энергетического хаба». Его слова подтвердил и сам Эрдоган. «Турция стремится стать транзитным коридором для Европы и намерена создать вместе с Россией энергетический коридор для поставки энергоресурсов в Европу. Мы смотрим положительно на „Турецкий поток", который разрабатывает Россия. Через этот газопровод газ будет поступать на Балканы прямо через Черное море», — заявил турецкий лидер.

Анкара действительно активно работает над тем, чтобы стать энергетическим хабом. Параллельно с «Турецким потоком» реализуется другой проект — строительство «Трансанатолийского трубопровода», который должен доставлять газ из Азербайджана от грузино-турецкой до западной границы Турции. Там будет проложен «Трансадриатический газопровод», по которому голубое топливо может начать поступать в Европу уже в начале 2020 года.

Если реализации проекта строительства газопровода в Турцию теоретически не мешает ничего, кроме непредвиденных военно-политических событий вроде инцидента с российским бомбардировщиком, то прокладка трубы на территорию Европы остается под вопросом. Ранее представители Греции и Болгарии говорили о том, что заинтересованы в сотрудничестве. Однако печальная судьба «Южного потока», который так и не одобрила Еврокомиссия из-за несоответствия Третьему энергопакету ЕС, не вызывает оптимизма.

Тем не менее, заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов отмечает, что «Турецкий поток» все равно поможет частично снизить транзитную зависимость от Украины, которая становится все более важной проблемой по мере приближения 2019 года, когда истекает долгосрочный транзитный контракт с этой страной.

— Этот проект абсолютно логичен и может быть реализован. Даже год назад, когда случились всем известные события, было понятно, что к нему вернутся после того, как Турция принесет извинения и покажет, что была не права. После попытки переворота в Турции Эрдоган понял, что его положение вовсе не так прочно, как он думал, принес извинения Москве, после чего снова открылась дорога для реализации этого проекта.

Турции он нужен, так как несмотря на все громкие слова ее руководства, они не способны отказаться от российского газа. Он составляет более половины всего объема потребления страны. «Турецкий поток» позволяет получать этот газ напрямую и дешевле, и это важно для Анкары. Что касается России, мы уже провели масштабную подготовительную работу для «Южного потока», поэтому «Турецкий поток» станет хорошей альтернативой для использования инфраструктуры, которая уже была построена практически наполовину. Кроме того, этот проект важен в виду того, что мы планирует отказаться от украинского транзита.

И это станет возможным с «Турецким потоком»?

— Отмечу, что нам не удастся полностью избавиться от транзитной зависимости, потому что возникновение любого транзитного государства, в том числе Турции, — это и есть транзитная зависимость. Однако само по себе это не так плохо. Если экономически выгодней транспортировать газ через территорию какой-то страны, это стоит делать. Тем более, если это вменяемое государство, которое ответственно относится к своей транзитной функции и не использует ее, как довод для получения политических преференций.

Например, Белоруссия — это адекватная страна, а другая страна на букву «У» — неадекватная. И если через территорию первой прокачка увеличивается и находится на максимуме, то через вторую прокачка либо снижается, либо остается на низких уровнях.

Но отказываться от транзита через Украину нужно даже не из-за политики ее руководства, которая всегда была такой. Сегодня риторика стала более откровенной, но неадекватное отношение украинских властей к российскому транзиту и представление о себе, как о чрезвычайно важной стране, которая может диктовать условия, ничего не предлагая взамен, мы наблюдали на протяжении 20 лет. Собственно, 20 лет назад впервые заговорили о том, что нужно строить обходные пути, тогда же возникли идеи «Северного» и «Южного потоков». Последний реализовать не удалось из-за политической позиции ЕС.

Отказываться от транзита через Украину нужно потому, что их труба стареет, а недовложения средств в ее ремонт и модернизацию чудовищны. В лучшем случае, в нее вкладывалось 20% от необходимых средств, и в каком состоянии сегодня находится украинская ГТС, никто не может сказать.

Наш транзитный договор с Украиной истекает в 2019 году, и к этому моменту желательно иметь структуру, которая позволит направлять газ европейским потребителям, минуя Украину. Сегодня существует «Северный поток», который с каждым годом наполняется все больше. Последние два года он заполнялся сверх квот. В 2015 году было превышение квоты Еврокомиссии на два миллиарда кубометров, а сегодня превышение в среднегодовом выражении превысит четыре миллиарда. Это значит, что маршрут начинает работать более эффективно.

Строительство «Турецкого потока» позволит обеспечить как турецкий рынок, так и балканских потребителей по реверсным схемам. Для этого можно использовать трубопроводы, по которым сегодня газ через Балканы поступает в Турцию. Их можно использовать и для реверса газа из Турции. Это важно, так как Балканы — самый уязвимый регион во время любого газового конфликта между Россией, Украиной или ЕС.

Значит, новый трубопровод на территорию Европы проложить не удастся?

— В сложившихся политических условиях это практически невозможно. Руководство Евросоюза, которое, кстати, полностью сменится к 2019 году, уже заблокировало строительство «Южного потока». Но проблема украинской трубы никуда не делась и ее нужно решать. «Турецкий поток» в какой-то мере позволит это сделать. Глобально же эту проблему сможет решить «Северный поток-2», работа по которому идет, несмотря на препятствия со стороны некоторых европейских политиков.

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник полагает, что успех «Турецкого потока» может заставить европейцев изменить свое мнение и вернуться к идее прокладки российского газопровода на юге ЕС.

— Этот трубопровод будет полностью соответствовать Третьему энергопакету ЕС, поэтому дальше европейцам придется синхронизироваться с нами. Но теперь это их заботы. Раньше у них, по большому счету, были лучшие условия. Мы занимались всей инфраструктурой и отвечали за ее строительство. Теперь же мы больше в этом не участвуем, и им придется самостоятельно инвестировать в нее. Это их труба. Мы поставим газ до границы, а дальше пусть делают, что хотят. Если они не захотят покупать газ, то мы, как сказал Алексей Миллер, просто уйдем на другие рынки.

Но разве у европейцев есть альтернативы? Внутренняя добыча газа у них падает, все их дополнительные проекты по развитию возобновляемых источников энергии пока не финансируются в необходимом объеме и развиваются слабо. При низких ценах на углеродные энергоносители вся альтернативная энергетика вообще становится нерентабельной. Так что, в крайнем случае, мы подождем.

А газопровод из Азербайджана через Турцию не может повлиять на планы строительства «Турецкого потока»?

— В какой-то степени это конкуренция. Но мы ведь строим и «Турецкий поток», и «Северный поток-2», в том числе, как вариант обхода Украины. Перед нами стоят задачи диверсификации поставок и ухода от транзитных рисков. Плюс мы делаем ставку на то, что стагнация в Европе не может быть вечной, когда-то должен начаться рост. Есть прогнозы, что газопотребление начнет расти, и спрос на российские энергоресурсы будет устойчивым.

Нет ли опасности, что новые разногласия с Турцией вновь приведут к заморозке проекта?

— Твердых юридических гарантий пока нет, но межправительственное соглашение подразумевает и политическую ответственность сторон. Всякое может быть, но не думаю, что возникнет какой-то разворот из-за внешних факторов. Например, европейское законодательство в случае с «Турецким потоком» не работает.

Алексей Миллер сказал, что «Турецкий поток» не конкурирует с «Северным-2», так ли это?

— И да, и нет. Мы усилили свою конкурентную позицию «Турецким потоком». Теперь у нас по «Северному потоку-2» тоже может быть определенный прогресс. В Брюсселе внимательно следят за ситуацией, и хотя сейчас они чинят препоны по второй очереди «Северного потока», мы можем получить послабления, если они увидят, что мы форсируем «Турецкий поток», а их история может быть отложена на неопределенный срок.

Как и сказал Миллер, конкурировать эти потоки не будут, и это логично. Наш газ будет в обеих трубах, просто это разные пути обхода Украины с севера и юга. Один по дну Балтики, другой — трансчерноморский проект. Их объединенные мощности будут перекрывать мощности украинской ГТС, причем с запасом. Кроме того, и «Турецкий», и «Северный потоки» могут быть расширены при необходимости.

Мы рассчитываем работать над этими проектами поступательно. Думаю, сначала будет построена труба для Турции. За это время появится понимание насчет того, как вести трубу к турецко-греческой границе, а там и европейцы определятся со своим решением.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».