21.11.2016, 19:45
Пентагон меняет Ми-17 на изношенные «Чёрные ястребы»
Пентагон меняет Ми-17 на изношенные «Чёрные ястребы»Международная военная политика
Пентагон откажется от закупки у России вертолетов Ми-17. Об этом на днях сообщили информагентства со ссылкой на инициативную группу членов Конгресса США.

Отмечается, что афганские вооруженные силы пересядут на американские Sikorsky UH-60A Black Hawk («Чёрный ястреб»). В Афганистан будут доставлены 53 вертолета UH-60, которые сейчас эксплуатируются американской армией, а вместо них ВС США получат последнюю модификацию вертолета Black Hawk UH-60M. Сенатор Блюменталь назвал решение «давно назревшим шагом».

— После усилий сенатора Ричарда Блюменталя, сенатора Криса Мерфи и депутата Палаты представителей Розы Делауро Министерство обороны намерено покончить с зависимостью от сделанных в России вертолетов, использовавшихся для афганских сил национальной обороны и безопасности. Минобороны намерено перейти на сделанные в штате Коннектикут вертолеты Black Hawk, — говорилось в заявлении членов Конгресса от Коннектикута, которые ссылаются на решение Пентагона.

Напомним, что основной контракт на поставку в Афганистан 21 вертолета Ми-17В-5 (модификацией вертолетов типа Ми-8/17, разработанных КБ Миля при участии Казанского вертолетного завода) Рособоронэкспорт заключил с правительством США в мае 2011 года. Сделка предусматривала, в том числе и передачу Кабулу запчастей к машинам и обучение обслуживающего персонала. В 2012 году было подписано дополнительное соглашение на «отгрузку» в Кабул 12 винтокрылых машин, а в 2013-ом стороны заключили второй контракт на поставку еще 30 «вертушек». Таким образом, Афганистан получил 63 российских вертолёта. Общий объем сделок составил около 1,1 миллиарда долларов.

Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству в 2014-ом указывала, что поставки вертолетов в Афганистан позволяют «успешно решать задачи по формированию афганских сил безопасности и являются частью усилий России и Соединенных Штатов Америки в борьбе с международным терроризмом». В ноябре 2015 года США изменили режим санкций против Рособоронэкспорта, выведя из-под ограничений обслуживание ранее поставленных для ВВС Афганистана вертолетов Ми-17. Изменения коснулись санкционного режима, введенного 2 сентября 2015 года как против Рособоронэкспорта, так и ряда других российских компаний оборонно-промышленного сектора (в том числе РСК «МиГ», НПО Машиностроения, тульское КБ приборостроения).

Но в связи с ситуацией в Сирии американские политики все чаще стали заявлять, что сотрудничество с РФ по вертолетам для нужд Кабула надо разорвать, однако представители Пентагона парировали — афганские военнослужащие хорошо знакомы с данными образцами, и это значительно снижает затраты на переобучение личного состава. При этом аналитики информационного портала Global Security замечали, что по соотношению «цена-качество» вертолет российского производства Ми-17 подходит для военных операций в Афганистане лучше, чем американский аналог Black Hawk, который власти США изначально планировали задействовать.

Казалось бы, последняя партия вертолетов была поставлена в Афганистан еще в 2014 году, однако страсти вокруг винтокрылых машин не утихают. В чем причина американских действий, если не учитывать информационное противостояние США с РФ?

Рассматривался ли новый контракт на поставку вертолетов — неизвестно, но учитывая, что за это время афганцы потеряли около трех-четырех «вертушек», небольшая закупка для восполнения парка вполне могла быть, отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— Как ни странно, получается, что США для экономии бюджета было дешевле купить новые российские Ми-17, чем свои «Черные ястребы». С одной стороны, лоббизм собственных компаний ВПК и национальные интересы. С другой — не надо было переучивать летный состав и обслуживающий персонал, а также переделывать инфраструктуру под свои машины. Соответственно, не надо было и нести расходы за содержание более дорогих вертолетов.

Кроме того, я так понимаю, у афганцев тоже свое слово было в этом выборе техники, и они высказывали свои пожелания. Скажем, в свое время им поставили из наличия ВВС Италии 20 грузовых самолетов C-27 (G.222), но после неоднократных проблем, связанных, в том числе с отсутствием запчастей, с 2013 года афганцы их полностью перестали использовать. Поэтому никто не мог поручиться, что то же самое не повторится с бэушными американскими вертолетами.

Второй момент — несколько лет назад американцы активно лоббировали идею поставок по подобным программам помощи союзникам бэушных транспортных вертолетов Sikorsky Sea King — от 60 до 100 единиц. Мол, после ремонта они будут сопоставимы по стоимости с русскими вертолетами, а, может, и дешевле. Идея была странная с самого начала и, видимо, от нее, в конце концов, отказались. Хотя я могу предположить, откуда тогда ветер дул. Во-первых, всегда можно было красиво рассказывать о том, что ты даже не планировал закупать. Во-вторых, допускаю, такие мысли могли быть связаны с Польшей, а точнее — с очередной реинкарнацией тамошнего вертолетного тендера на 2,5 млрд евро. Как известно, польское предприятие Sikorsky PZL Mielec производит вертолет Sikorsky S-70i, и таким образом американцы могли дать понять, что они готовы загружать польские заводы для нужд ВВС Афганистана и других союзников.

— В 2015 году Госдеп вывел из-под санкций контракты по вертолетам Ми-17 для Афганистана, а теперь, если это не блеф, американцы готовы отказаться от закупки вертолетов…

— Решение 2015 год объясняется тем, что у сторон остаются обязательства по сервисному обслуживанию, ремонту, поставке запчастей. Поэтому Соединённые Штаты действовали прагматично — если бы они обрубили концы по контрактам, то отнюдь не Россия бы пострадала. У Рособоронэкспорта в таком случае «развязались руки» — можно было бы сказать, если так, то мы ничего поставлять по гарантии не будем и т. д.

Но крайним при такой геополитической игре все равно бы остался Афганистан и декларируемая задача по борьбе с терроризмом (а именно для нее в свое время поставлялись вертолеты) повисла бы в воздухе. В нынешней ситуации мы и без того имеем козыри в риторике, мол, американцы в своей борьбе с «ветряными мельницами» подставляют своих союзников и усложняют им жизнь.

— Некоторые эксперты говорят о том, что «Черный ястреб» сильно уступает Ми-17 по качествам и эксплуатации в условиях Афганистана…

— Я бы так не сказал. Sikorsky UH-60A — хороший вертолет, иначе бы он не стоял на вооружении более чем 30 стран и выпускался в таких масштабах. Сравнивать его с российским вертолетом довольно сложно, поскольку у них совершенно разная идеология. У Ми-8/17 несколько другая грузоподъемность, да и иной подход в плане обслуживания — вертолет более неприхотливый. А главное — это привычные машины для афганцев.

Ведь все началось со становления парка Национальной афганской гвардии. Для него закупались либо бэушные польские вертолеты, либо Ми-8 и Ми-24. Поэтому закупка Ми-17 была вполне логичной. Только перед американцами, как я уже сказал, стоял выбор — либо поставлять свои вертолеты, при этом вкладываясь в комплект наземного оборудования и переучивание летного состава и техников, либо покупать российские вертолеты по умеренной цене. Не стоит забывать, что в то время в американо-российских отношениях был некий период «разрядки» и решение по вертолетному контракту принималась в условиях консенсуса по Средней Азии и Афганистану.

Таким образом, проект с вертолетами для Кабула был многослойным, и его не имело смысла рассматривать только в контексте поставки военной техники. То есть для России, Афганистана и США на этих контрактах было много завязано и не деньги здесь являлись решающим фактором. Хотя, безусловно, и для российского оборонно-промышленного комплекса проект был выгоден — в первую очередь, для Казанского вертолетного завода, который тогда получил хорошую загрузку.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.