21.11.2016, 19:45
Пентагон меняет Ми-17 на изношенные «Чёрные ястребы»
Пентагон меняет Ми-17 на изношенные «Чёрные ястребы»Международная военная политика
Пентагон откажется от закупки у России вертолетов Ми-17. Об этом на днях сообщили информагентства со ссылкой на инициативную группу членов Конгресса США.

Отмечается, что афганские вооруженные силы пересядут на американские Sikorsky UH-60A Black Hawk («Чёрный ястреб»). В Афганистан будут доставлены 53 вертолета UH-60, которые сейчас эксплуатируются американской армией, а вместо них ВС США получат последнюю модификацию вертолета Black Hawk UH-60M. Сенатор Блюменталь назвал решение «давно назревшим шагом».

— После усилий сенатора Ричарда Блюменталя, сенатора Криса Мерфи и депутата Палаты представителей Розы Делауро Министерство обороны намерено покончить с зависимостью от сделанных в России вертолетов, использовавшихся для афганских сил национальной обороны и безопасности. Минобороны намерено перейти на сделанные в штате Коннектикут вертолеты Black Hawk, — говорилось в заявлении членов Конгресса от Коннектикута, которые ссылаются на решение Пентагона.

Напомним, что основной контракт на поставку в Афганистан 21 вертолета Ми-17В-5 (модификацией вертолетов типа Ми-8/17, разработанных КБ Миля при участии Казанского вертолетного завода) Рособоронэкспорт заключил с правительством США в мае 2011 года. Сделка предусматривала, в том числе и передачу Кабулу запчастей к машинам и обучение обслуживающего персонала. В 2012 году было подписано дополнительное соглашение на «отгрузку» в Кабул 12 винтокрылых машин, а в 2013-ом стороны заключили второй контракт на поставку еще 30 «вертушек». Таким образом, Афганистан получил 63 российских вертолёта. Общий объем сделок составил около 1,1 миллиарда долларов.

Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству в 2014-ом указывала, что поставки вертолетов в Афганистан позволяют «успешно решать задачи по формированию афганских сил безопасности и являются частью усилий России и Соединенных Штатов Америки в борьбе с международным терроризмом». В ноябре 2015 года США изменили режим санкций против Рособоронэкспорта, выведя из-под ограничений обслуживание ранее поставленных для ВВС Афганистана вертолетов Ми-17. Изменения коснулись санкционного режима, введенного 2 сентября 2015 года как против Рособоронэкспорта, так и ряда других российских компаний оборонно-промышленного сектора (в том числе РСК «МиГ», НПО Машиностроения, тульское КБ приборостроения).

Но в связи с ситуацией в Сирии американские политики все чаще стали заявлять, что сотрудничество с РФ по вертолетам для нужд Кабула надо разорвать, однако представители Пентагона парировали — афганские военнослужащие хорошо знакомы с данными образцами, и это значительно снижает затраты на переобучение личного состава. При этом аналитики информационного портала Global Security замечали, что по соотношению «цена-качество» вертолет российского производства Ми-17 подходит для военных операций в Афганистане лучше, чем американский аналог Black Hawk, который власти США изначально планировали задействовать.

Казалось бы, последняя партия вертолетов была поставлена в Афганистан еще в 2014 году, однако страсти вокруг винтокрылых машин не утихают. В чем причина американских действий, если не учитывать информационное противостояние США с РФ?

Рассматривался ли новый контракт на поставку вертолетов — неизвестно, но учитывая, что за это время афганцы потеряли около трех-четырех «вертушек», небольшая закупка для восполнения парка вполне могла быть, отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— Как ни странно, получается, что США для экономии бюджета было дешевле купить новые российские Ми-17, чем свои «Черные ястребы». С одной стороны, лоббизм собственных компаний ВПК и национальные интересы. С другой — не надо было переучивать летный состав и обслуживающий персонал, а также переделывать инфраструктуру под свои машины. Соответственно, не надо было и нести расходы за содержание более дорогих вертолетов.

Кроме того, я так понимаю, у афганцев тоже свое слово было в этом выборе техники, и они высказывали свои пожелания. Скажем, в свое время им поставили из наличия ВВС Италии 20 грузовых самолетов C-27 (G.222), но после неоднократных проблем, связанных, в том числе с отсутствием запчастей, с 2013 года афганцы их полностью перестали использовать. Поэтому никто не мог поручиться, что то же самое не повторится с бэушными американскими вертолетами.

Второй момент — несколько лет назад американцы активно лоббировали идею поставок по подобным программам помощи союзникам бэушных транспортных вертолетов Sikorsky Sea King — от 60 до 100 единиц. Мол, после ремонта они будут сопоставимы по стоимости с русскими вертолетами, а, может, и дешевле. Идея была странная с самого начала и, видимо, от нее, в конце концов, отказались. Хотя я могу предположить, откуда тогда ветер дул. Во-первых, всегда можно было красиво рассказывать о том, что ты даже не планировал закупать. Во-вторых, допускаю, такие мысли могли быть связаны с Польшей, а точнее — с очередной реинкарнацией тамошнего вертолетного тендера на 2,5 млрд евро. Как известно, польское предприятие Sikorsky PZL Mielec производит вертолет Sikorsky S-70i, и таким образом американцы могли дать понять, что они готовы загружать польские заводы для нужд ВВС Афганистана и других союзников.

— В 2015 году Госдеп вывел из-под санкций контракты по вертолетам Ми-17 для Афганистана, а теперь, если это не блеф, американцы готовы отказаться от закупки вертолетов…

— Решение 2015 год объясняется тем, что у сторон остаются обязательства по сервисному обслуживанию, ремонту, поставке запчастей. Поэтому Соединённые Штаты действовали прагматично — если бы они обрубили концы по контрактам, то отнюдь не Россия бы пострадала. У Рособоронэкспорта в таком случае «развязались руки» — можно было бы сказать, если так, то мы ничего поставлять по гарантии не будем и т. д.

Но крайним при такой геополитической игре все равно бы остался Афганистан и декларируемая задача по борьбе с терроризмом (а именно для нее в свое время поставлялись вертолеты) повисла бы в воздухе. В нынешней ситуации мы и без того имеем козыри в риторике, мол, американцы в своей борьбе с «ветряными мельницами» подставляют своих союзников и усложняют им жизнь.

— Некоторые эксперты говорят о том, что «Черный ястреб» сильно уступает Ми-17 по качествам и эксплуатации в условиях Афганистана…

— Я бы так не сказал. Sikorsky UH-60A — хороший вертолет, иначе бы он не стоял на вооружении более чем 30 стран и выпускался в таких масштабах. Сравнивать его с российским вертолетом довольно сложно, поскольку у них совершенно разная идеология. У Ми-8/17 несколько другая грузоподъемность, да и иной подход в плане обслуживания — вертолет более неприхотливый. А главное — это привычные машины для афганцев.

Ведь все началось со становления парка Национальной афганской гвардии. Для него закупались либо бэушные польские вертолеты, либо Ми-8 и Ми-24. Поэтому закупка Ми-17 была вполне логичной. Только перед американцами, как я уже сказал, стоял выбор — либо поставлять свои вертолеты, при этом вкладываясь в комплект наземного оборудования и переучивание летного состава и техников, либо покупать российские вертолеты по умеренной цене. Не стоит забывать, что в то время в американо-российских отношениях был некий период «разрядки» и решение по вертолетному контракту принималась в условиях консенсуса по Средней Азии и Афганистану.

Таким образом, проект с вертолетами для Кабула был многослойным, и его не имело смысла рассматривать только в контексте поставки военной техники. То есть для России, Афганистана и США на этих контрактах было много завязано и не деньги здесь являлись решающим фактором. Хотя, безусловно, и для российского оборонно-промышленного комплекса проект был выгоден — в первую очередь, для Казанского вертолетного завода, который тогда получил хорошую загрузку.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и