26.11.2015, 17:29
Су и МиГи на Кипре заставят вздрогнуть Анкару
Су и МиГи на Кипре заставят вздрогнуть АнкаруМеждународная военная политика
Насколько вероятно появление российских военных баз в подбрюшье Турции?

На Кипре идет сбор подписей за размещение на острове российской военной базы. Как сообщили СМИ, c такой просьбой к президенту Никосу Анастасиадису обратился глава Кипрского православного правозащитного центра Мариус Фотиу и активисты движения. Киприоты опасаются угрозы со стороны «Исламского государства».

По мнению Фотиу, из всех стран Евросоюза Кипр находится ближе всего к Сирии, поэтому жители острова боятся терактов. Активисты просят президента «пригласить на территорию Кипра отдельные воинские соединения Военно-морского флота и Воздушно-космических сил РФ». Фотиу выразил уверенность, что многие киприоты поставят свою подпись под обращением к президенту.

— Большинство граждан Кипра рады, что президент России Владимир Путин принял решение бороться с террористами в Сирии. И люди хотели бы, чтобы и Кипр был накрыт таким же защитным «зонтом», — заявил глава центра. По его словам, сбор подписей будет продолжаться еще несколько недель.

Как отмечают «Известия», в Минобороны РФ пока данную инициативу не прокомментировали.

Напомним, в начале февраля текущего года появилась информация о том, что президент Кипра заявил о готовности разместить на своей территории российскую авиационную и военно-морскую базы — в аэропорту «Андреас Папандреу», совмещенном с международным аэропортом города Пафос, и в порту Лимассол. Однако позже он разъяснил, что речь идет только о предоставлении возможности использовать территории порта и базы в гуманитарных целях.

25 февраля президент России Владимир Путин по итогам переговоров со своим кипрским коллегой, которые состоялись в Москве, заявил, что сотрудничество с Никосией в военной сфере никому не мешает. По словам главы государства, Кипр разрешит российским судам, участвующим в борьбе с терроризмом и пиратством, заходить в порты страны.

Тогда эксперты объяснили неустойчивую позицию Анастасиадиса по этому вопросу тем, что на него оказывается огромное давление. Во-первых, республика Кипр — член ЕС с 2004 года, там размещены британские военные базы — Акротири и Декелия. Во-вторых, тогда российско-турецкие отношения было совершенно другими, поэтому специалисты прогнозировали, что появление российских баз на Кипре вызовет крайне болезненную реакцию Турции.

Однако теперь — в ответ на атаку российского бомбардировщика Су-24М турецкими ВВС — Москве, может быть, стоит пересмотреть свою позицию относительно Кипра? Ведь размещение российских военных на острове было бы не только крупным прорывом с точки зрения наших военно-стратегических интересов в Средиземноморье, но и жестким ответом Турции.

— В свете войны в Сирии появление наших военных баз на Кипре было бы очень хорошим решением, — говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Но надо понимать, что, во-первых, это довольно непросто хотя бы с точки зрения снабжения. Во-вторых, Кипр хотя и не входит в НАТО, однако является членом Евросоюза, и лично я не могу даже представить, чтобы ему разрешили разместить у себя наши ВС, даже если руководство островного государства этого очень хочет. Давление на него будет слишком сильным, особенно учитывая сложное экономическое положение Кипра.

У РФ с Кипром давние и очень хорошие отношения: Россия по весьма лояльным ценам поставляла на Кипр бронетехнику, комплексы «Бук» и С-300, которые потом из-за протестов НАТО пришлось перебазировать в Грецию. Однако Евросоюз практически всю экономику Кипра держит за горло. Можно вспомнить истории с изъятием части вкладов, блокированием выдачи денег и т. д., замечает член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, полковник запаса Виктор Мураховский.

— Учитывая фактор давления Евросоюза, вряд ли на Кипре могут появиться наши базы. Да и для того, чтобы вкладывать средства в развертывание таких объектов, нужно иметь достаточно прочные основания на многие десятилетия вперед.

Кроме того, хотя ВМФ и держит группировку в Средиземном море на основе ротации (поскольку постоянное соединение нам просто не из чего собрать), но это далеко не та оперативная эскадра, которая была во время СССР. Сейчас средиземноморская эскадра — достаточно малочисленная группа кораблей. Нам надо подождать еще несколько лет, чтобы, по крайней мере, все шесть фрегатов дальней морской и океанской зоны проекта 11356 вошли в состав ВМФ.

Заведующий сектором исследований Европейского союза Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Юрий Квашнин считает важным, что киприоты начали сбор подписей за то, чтобы на территории государства появились базы российских Вооруженных сил. Важно и то, что процесс пошел не под предлогом опасности со стороны Турции, а в связи с угрозами террористов. Ведь сбор подписей начался до инцидента с Су-24М.

— И здесь очевидно, что российское военное присутствие никак эту безопасность обеспечить не может. Во-первых, на остров идет не такой уж и большой приток мигрантов. Во-вторых, если среди тех, кто приезжает на Кипр, теоретически и могут быть террористы каких-либо группировок, но их деятельность вообще-то пресекается операциями спецслужб. В-третьих, вторжение террористов на территорию Кипра не может произойти даже чисто теоретически, поскольку островное государство по определению не имеет сухопутных границ. Да, Кипр вроде бы не так уж и далеко находится от Сирии (удален от Сирии на 105 километров, на 75 километров от Турции и на 380 километров от Египта), однако Средиземное море все равно является довольно сильным препятствием на пути радикальных исламистов.

Кипр не входит в Североатлантический альянс, но является членом Евросоюза, а это значит, что, с одной стороны, ЕС — гарант безопасности Кипра, поэтому какой-то большой необходимости в российском военном присутствии на острове нет. С другой — Европейский союз не допустит, чтобы российские ВС появились на территории Кипра на постоянной основе. ЕС и НАТО тесно взаимодействуют, большая часть европейских государств входит в военный блок. А поскольку все ключевые решения по безопасности в ЕС все-таки принимаются на основании консенсуса, то, повторю, никто не допустит появления там наших баз.

Что касается отношений Греции и Турции, то они, действительно, достаточно напряженные из-за множества нерешенных вопросов. Таких как пересечение воздушного пространства турецкими самолетами, спор по поводу континентального шельфа Эгейского моря и ряда островов, нарушение прав православных жителей турками. То есть существует довольно много вопросов, в том числе связанных с историей — Греция долгое время была под властью Османской империи. С другой стороны — Греция и Турция — союзники по НАТО, поэтому какой-то конфликт между ними просто невозможен.

Теперь по поводу Кипра в этой связке (остров сегодня поделен на две части: Республику Кипр, где подавляющее большинство населения — греки, и Турецкую Северную Республику Кипр (ТРСК), где основная часть населения — турки). Сейчас есть некий статус-кво. Да, вялотекущие переговоры насчет реинтеграции Кипра и непризнанной ТРСК идут, но фактически ни одна из сторон в реинтеграции острова в единое государство не заинтересована. Поэтому я не думаю, что в этом плане будут какие-то сдвиги.

Другое дело, что возможны какие-то конфликты по другим вопросам. Например, обнаружены газовые месторождения у берегов Южного Кипра, на которые претендует Северный Кипр и который обращается за поддержкой к дружественной Турции. В связи с этим меняется расстановка сил в Восточном Средиземноморье: сейчас обозначились интересные переговоры в сфере безопасности в тройке Греция-Кипр-Израиль. Хотя такие «сдвиги» и происходят в регионе, однако какое-то большое влияние на развитие международных отношений они вряд ли окажут.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb