26.11.2015, 17:29
Су и МиГи на Кипре заставят вздрогнуть Анкару
Су и МиГи на Кипре заставят вздрогнуть АнкаруМеждународная военная политика
Насколько вероятно появление российских военных баз в подбрюшье Турции?

На Кипре идет сбор подписей за размещение на острове российской военной базы. Как сообщили СМИ, c такой просьбой к президенту Никосу Анастасиадису обратился глава Кипрского православного правозащитного центра Мариус Фотиу и активисты движения. Киприоты опасаются угрозы со стороны «Исламского государства».

По мнению Фотиу, из всех стран Евросоюза Кипр находится ближе всего к Сирии, поэтому жители острова боятся терактов. Активисты просят президента «пригласить на территорию Кипра отдельные воинские соединения Военно-морского флота и Воздушно-космических сил РФ». Фотиу выразил уверенность, что многие киприоты поставят свою подпись под обращением к президенту.

— Большинство граждан Кипра рады, что президент России Владимир Путин принял решение бороться с террористами в Сирии. И люди хотели бы, чтобы и Кипр был накрыт таким же защитным «зонтом», — заявил глава центра. По его словам, сбор подписей будет продолжаться еще несколько недель.

Как отмечают «Известия», в Минобороны РФ пока данную инициативу не прокомментировали.

Напомним, в начале февраля текущего года появилась информация о том, что президент Кипра заявил о готовности разместить на своей территории российскую авиационную и военно-морскую базы — в аэропорту «Андреас Папандреу», совмещенном с международным аэропортом города Пафос, и в порту Лимассол. Однако позже он разъяснил, что речь идет только о предоставлении возможности использовать территории порта и базы в гуманитарных целях.

25 февраля президент России Владимир Путин по итогам переговоров со своим кипрским коллегой, которые состоялись в Москве, заявил, что сотрудничество с Никосией в военной сфере никому не мешает. По словам главы государства, Кипр разрешит российским судам, участвующим в борьбе с терроризмом и пиратством, заходить в порты страны.

Тогда эксперты объяснили неустойчивую позицию Анастасиадиса по этому вопросу тем, что на него оказывается огромное давление. Во-первых, республика Кипр — член ЕС с 2004 года, там размещены британские военные базы — Акротири и Декелия. Во-вторых, тогда российско-турецкие отношения было совершенно другими, поэтому специалисты прогнозировали, что появление российских баз на Кипре вызовет крайне болезненную реакцию Турции.

Однако теперь — в ответ на атаку российского бомбардировщика Су-24М турецкими ВВС — Москве, может быть, стоит пересмотреть свою позицию относительно Кипра? Ведь размещение российских военных на острове было бы не только крупным прорывом с точки зрения наших военно-стратегических интересов в Средиземноморье, но и жестким ответом Турции.

— В свете войны в Сирии появление наших военных баз на Кипре было бы очень хорошим решением, — говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Но надо понимать, что, во-первых, это довольно непросто хотя бы с точки зрения снабжения. Во-вторых, Кипр хотя и не входит в НАТО, однако является членом Евросоюза, и лично я не могу даже представить, чтобы ему разрешили разместить у себя наши ВС, даже если руководство островного государства этого очень хочет. Давление на него будет слишком сильным, особенно учитывая сложное экономическое положение Кипра.

У РФ с Кипром давние и очень хорошие отношения: Россия по весьма лояльным ценам поставляла на Кипр бронетехнику, комплексы «Бук» и С-300, которые потом из-за протестов НАТО пришлось перебазировать в Грецию. Однако Евросоюз практически всю экономику Кипра держит за горло. Можно вспомнить истории с изъятием части вкладов, блокированием выдачи денег и т. д., замечает член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, полковник запаса Виктор Мураховский.

— Учитывая фактор давления Евросоюза, вряд ли на Кипре могут появиться наши базы. Да и для того, чтобы вкладывать средства в развертывание таких объектов, нужно иметь достаточно прочные основания на многие десятилетия вперед.

Кроме того, хотя ВМФ и держит группировку в Средиземном море на основе ротации (поскольку постоянное соединение нам просто не из чего собрать), но это далеко не та оперативная эскадра, которая была во время СССР. Сейчас средиземноморская эскадра — достаточно малочисленная группа кораблей. Нам надо подождать еще несколько лет, чтобы, по крайней мере, все шесть фрегатов дальней морской и океанской зоны проекта 11356 вошли в состав ВМФ.

Заведующий сектором исследований Европейского союза Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Юрий Квашнин считает важным, что киприоты начали сбор подписей за то, чтобы на территории государства появились базы российских Вооруженных сил. Важно и то, что процесс пошел не под предлогом опасности со стороны Турции, а в связи с угрозами террористов. Ведь сбор подписей начался до инцидента с Су-24М.

— И здесь очевидно, что российское военное присутствие никак эту безопасность обеспечить не может. Во-первых, на остров идет не такой уж и большой приток мигрантов. Во-вторых, если среди тех, кто приезжает на Кипр, теоретически и могут быть террористы каких-либо группировок, но их деятельность вообще-то пресекается операциями спецслужб. В-третьих, вторжение террористов на территорию Кипра не может произойти даже чисто теоретически, поскольку островное государство по определению не имеет сухопутных границ. Да, Кипр вроде бы не так уж и далеко находится от Сирии (удален от Сирии на 105 километров, на 75 километров от Турции и на 380 километров от Египта), однако Средиземное море все равно является довольно сильным препятствием на пути радикальных исламистов.

Кипр не входит в Североатлантический альянс, но является членом Евросоюза, а это значит, что, с одной стороны, ЕС — гарант безопасности Кипра, поэтому какой-то большой необходимости в российском военном присутствии на острове нет. С другой — Европейский союз не допустит, чтобы российские ВС появились на территории Кипра на постоянной основе. ЕС и НАТО тесно взаимодействуют, большая часть европейских государств входит в военный блок. А поскольку все ключевые решения по безопасности в ЕС все-таки принимаются на основании консенсуса, то, повторю, никто не допустит появления там наших баз.

Что касается отношений Греции и Турции, то они, действительно, достаточно напряженные из-за множества нерешенных вопросов. Таких как пересечение воздушного пространства турецкими самолетами, спор по поводу континентального шельфа Эгейского моря и ряда островов, нарушение прав православных жителей турками. То есть существует довольно много вопросов, в том числе связанных с историей — Греция долгое время была под властью Османской империи. С другой стороны — Греция и Турция — союзники по НАТО, поэтому какой-то конфликт между ними просто невозможен.

Теперь по поводу Кипра в этой связке (остров сегодня поделен на две части: Республику Кипр, где подавляющее большинство населения — греки, и Турецкую Северную Республику Кипр (ТРСК), где основная часть населения — турки). Сейчас есть некий статус-кво. Да, вялотекущие переговоры насчет реинтеграции Кипра и непризнанной ТРСК идут, но фактически ни одна из сторон в реинтеграции острова в единое государство не заинтересована. Поэтому я не думаю, что в этом плане будут какие-то сдвиги.

Другое дело, что возможны какие-то конфликты по другим вопросам. Например, обнаружены газовые месторождения у берегов Южного Кипра, на которые претендует Северный Кипр и который обращается за поддержкой к дружественной Турции. В связи с этим меняется расстановка сил в Восточном Средиземноморье: сейчас обозначились интересные переговоры в сфере безопасности в тройке Греция-Кипр-Израиль. Хотя такие «сдвиги» и происходят в регионе, однако какое-то большое влияние на развитие международных отношений они вряд ли окажут.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.