14.02.2015, 15:27
Накрыло войной
Накрыло войнойМеждународная военная политика
Сегодня ровно в полночь стороны украинского конфликта должны прекратить огонь и отвести тяжелые вооружения с линии соприкосновения в полном соответствии с минскими соглашениями 2.0, которых достигли президенты России, Франции и Украины и канцлер ФРГ в белорусском Дворце Независимости в ночь на 12 февраля. Мы изучили ход дипломатической борьбы от первых минских соглашений до вторых и сомневаемся в том, что мир в Донбассе продержится долго.


Недооценка

Если оценивать конфликт на Украине, ведя отсчет от первых минских соглашений, обнаруживается сразу несколько переломных моментов по отношению к боевым действиям в Донбассе.

Особенно наглядно позиция европейской дипломатии проявилась, как ни странно, в ходе первого (в конце августа) заседания в Минске, где по одну сторону стола оказались лидеры Евразийского союза во главе с Россией, а по другую — украинский президент Петр Порошенко в компании с комиссаром ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон и ее коллегой по торговле Карелом де Гюхтом. Фигуры, а главное, статус европейских посланников выдавали заинтересованность Брюсселя в разрешении локального конфликта. Партнеры России явно сосредоточились на последствиях экономической блокады.

Однако 20 ноября ситуация поменялась полностью. В этот день влиятельный помощник президента США Энтони Блинкен впервые заговорил публично о поставках летального оружия на Украину. Уже было более или менее понятно, что боевые действия продолжаются, и одной из причин, по которым Вашингтон завел речь о поставках вооружения, было, по версии помощника, «нарушение Россией минского соглашения».

«Единственное, что заставит их подумать дважды и удержаться от дальнейших действий, — это укрепление потенциала украинских сил, в том числе с помощью оборонительного летального вооружения», — сообщил Блинкен Конгрессу. 



Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев во время рабочей встречи в Минске 


Хотя из выступления американского чиновника не было понятно, действительно ли США намерены предоставлять Украине военную помощь в серьезных объемах, новость вызвала широкий резонанс, поскольку даже гипотетические намерения США вмешаться в конфликт резко изменили его значение, превратив «спор славян между собою» в реальную угрозу безопасности Европы.

Окончательно же европейские политики изменили свое представление о природе конфликта в Донбассе после нескольких внешнеполитических шагов Москвы, когда Кремль демонстративно обозначил изменение приоритетов, отказавшись от строительства «Южного потока», активизировав восточное направление своей политики. Вовлечение в игру Турции и Индии, воспринимавшейся если не периферией большой политики, то точно не ее центром, вкупе с обозначенным разворотом России на Восток серьезнейшим образом сказались на восприятии Западом украинского конфликта: получалось, что Россия готова к противостоянию с европейцами в борьбе за свою «стратегическую глубину».


Объективная оценка

Конец 2014 года и начало 2015-го выдались на редкость продуктивными. Несмотря на дипломатические выволочки вроде ноябрьского саммита G-20 в Австралии, где из Владимира Путина постарались сделать диктатора третьего мира, аналитические центры европейских государств, похоже, пришли к единой позиции — формат эскалации даже на вербальном уровне был изменен на попытку договориться.

В политике ЕС это стало заметно уже в начале декабря, когда к процессу неожиданно подключился французский лидер Франсуа Олланд, явно попытавшийся создать новый формат переговоров с помощью давнего партнера России — Казахстана. Его резкий разворот и неожиданный визит из Астаны в Москву обозначили новый вектор дипломатического развития ситуации.

О смене Минска на Астану заговорил даже Петр Порошенко, принявший в Киеве под самый занавес 2014 года своего казахстанского коллегу Нурсултана Назарбаева. Очень похоже, что разработка нового дипломатического направления натолкнулась на сопротивление США и Германии. Меркель выступала за сохранение минского протокола и его расширение, что означало отказ от уступок Москве. 



Петр Порошенко на заседании Конгресса США 


Пока шли дипломатические игры, боестолкновения в Донбассе развернулись с новой силой, к 20-м числам января противостояние вылилось в новый виток войны — с активным применением тяжелой военной техники и мощной артиллерийской поддержкой. За один только январь, по данным министерства обороны ДНР, погибли 242 мирных жителя, а потери Вооруженных сил Украины (ВСУ) превысили полторы тысячи солдат и офицеров. Понятно, что цифры, озвучиваемые одной из сторон конфликта, нуждаются в независимой экспертизе, однако масштабы боев были очевидны для всего мира.

Политика государств ЕС, прежде всего, Германии и Франции, снова претерпела изменения. В полной мере их можно было прочувствовать в ходе знаменитой конференции по безопасности, состоявшейся с 6 по 8 февраля в Мюнхене. Именно здесь обозначились основные диспозиции сторон — европейцы устами Ангелы Меркель совершенно четко проговорили основные риски эскалации украинского кризиса, к которым канцлер отнесла поставки Киеву летального вооружения со стороны США.

Также в Мюнхене стало понятно, что архитектуру европейской безопасности в ближайшее время намерены определять Брюссель совместно с Москвой. В те же дни Франсуа Олланд жестко озвучил тезис о нежелательности вступления Украины в НАТО — фактически, главную идеологему, отстаиваемую Россией с момента бегства президента Виктора Януковича из страны. Так запускались повторные минские переговоры. К их началу слово «война» хотя бы по разу, но срывалось с уст главных действующих лиц этой исторической драмы. И речь шла не только о войне на Украине.


Переоценили

Однако, как ни странно, даже после такой подготовки 16-часовые переговоры в «нормадском формате», то есть с участием лидеров России, Германии, Франции и Украины, не привели к ощутимому прорыву. Стороны пытались нащупать точки соприкосновения по многим вопросам — не зря же обсуждалась даже текущая военная обстановка, тот самый дебальцевский котел. Однако если сравнить затраченные усилия и конечный результат, придется признать провал минского формата.

Дело в его «родовых травмах», главные из которых отмечались экспертами еще при подготовке первой встречи в сентябре. Прежде всего — отсутствие среди переговорщиков лидеров Новороссии, фактическое признание России стороной конфликта и очевидная неспособность Петра Порошенко контролировать ситуацию в Киеве. Буквально на следующий после переговоров день МИД Украины, а следом и некоторые лидеры признанных в России незаконными военизированных группировок поспешили заявить о невыполнимости ряда условий минского соглашения.

С большой долей скепсиса к минскому миру относятся и многочисленные аналитики, разбирающие в эти дни все детали текста соглашения. Указывают на несоответствия, которые сводят любые миротворческие усилия к нулю. Например, по данным коллег, уже сталкивавшихся с разграничением конфликтов, одной из причин возобновления войны может стать как раз дебальцевский котел. Дело в том, что для эффективного контроля линия разграничения должна быть максимально выпрямлена, без котлов и клинов, а как раз это ключевое условие и не соблюдается.

Ничего не изменилось по части формирования минской контактной группы, которая по результатам переговоров глав государств составила и подписала соглашение. До сих пор, к примеру, неясен статус того, кто завизировал документ от украинской стороны. Несмотря на заявления Киева о полномочиях Кучмы, он подписывается под документом как второй президент Украины, а не в качестве официального лица. А действующие президенты — и это каждый подчеркнул отдельно — ничего не подписывали. 




Собственно, даже это плюс краткий экскурс в историю минских соглашений позволяет говорить о том, что перемирие на Украине вряд ли будет долгим. Это важно иметь в виду в свете того, что планы ополчения — достичь административных границ Луганской и Донецкой областей — в последние перед Минском-2 недели реализовывались ускоренными темпами. Другой вопрос — какими будут последствия продолжения войны на Украине. Частично на него ответила Ангела Меркель, заявившая, что санкции против России не отменяются — 16 февраля следующий пакет вступит в силу. Однако как действовать ЕС, когда торговые аргументы будут исчерпаны, не знает, похоже, даже она.

Тем временем законопроект о поставках летального оружия на Украину накануне внесен в Конгресс США.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.