14.02.2015, 15:27
Накрыло войной
Накрыло войнойМеждународная военная политика
Сегодня ровно в полночь стороны украинского конфликта должны прекратить огонь и отвести тяжелые вооружения с линии соприкосновения в полном соответствии с минскими соглашениями 2.0, которых достигли президенты России, Франции и Украины и канцлер ФРГ в белорусском Дворце Независимости в ночь на 12 февраля. Мы изучили ход дипломатической борьбы от первых минских соглашений до вторых и сомневаемся в том, что мир в Донбассе продержится долго.


Недооценка

Если оценивать конфликт на Украине, ведя отсчет от первых минских соглашений, обнаруживается сразу несколько переломных моментов по отношению к боевым действиям в Донбассе.

Особенно наглядно позиция европейской дипломатии проявилась, как ни странно, в ходе первого (в конце августа) заседания в Минске, где по одну сторону стола оказались лидеры Евразийского союза во главе с Россией, а по другую — украинский президент Петр Порошенко в компании с комиссаром ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон и ее коллегой по торговле Карелом де Гюхтом. Фигуры, а главное, статус европейских посланников выдавали заинтересованность Брюсселя в разрешении локального конфликта. Партнеры России явно сосредоточились на последствиях экономической блокады.

Однако 20 ноября ситуация поменялась полностью. В этот день влиятельный помощник президента США Энтони Блинкен впервые заговорил публично о поставках летального оружия на Украину. Уже было более или менее понятно, что боевые действия продолжаются, и одной из причин, по которым Вашингтон завел речь о поставках вооружения, было, по версии помощника, «нарушение Россией минского соглашения».

«Единственное, что заставит их подумать дважды и удержаться от дальнейших действий, — это укрепление потенциала украинских сил, в том числе с помощью оборонительного летального вооружения», — сообщил Блинкен Конгрессу. 



Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев во время рабочей встречи в Минске 


Хотя из выступления американского чиновника не было понятно, действительно ли США намерены предоставлять Украине военную помощь в серьезных объемах, новость вызвала широкий резонанс, поскольку даже гипотетические намерения США вмешаться в конфликт резко изменили его значение, превратив «спор славян между собою» в реальную угрозу безопасности Европы.

Окончательно же европейские политики изменили свое представление о природе конфликта в Донбассе после нескольких внешнеполитических шагов Москвы, когда Кремль демонстративно обозначил изменение приоритетов, отказавшись от строительства «Южного потока», активизировав восточное направление своей политики. Вовлечение в игру Турции и Индии, воспринимавшейся если не периферией большой политики, то точно не ее центром, вкупе с обозначенным разворотом России на Восток серьезнейшим образом сказались на восприятии Западом украинского конфликта: получалось, что Россия готова к противостоянию с европейцами в борьбе за свою «стратегическую глубину».


Объективная оценка

Конец 2014 года и начало 2015-го выдались на редкость продуктивными. Несмотря на дипломатические выволочки вроде ноябрьского саммита G-20 в Австралии, где из Владимира Путина постарались сделать диктатора третьего мира, аналитические центры европейских государств, похоже, пришли к единой позиции — формат эскалации даже на вербальном уровне был изменен на попытку договориться.

В политике ЕС это стало заметно уже в начале декабря, когда к процессу неожиданно подключился французский лидер Франсуа Олланд, явно попытавшийся создать новый формат переговоров с помощью давнего партнера России — Казахстана. Его резкий разворот и неожиданный визит из Астаны в Москву обозначили новый вектор дипломатического развития ситуации.

О смене Минска на Астану заговорил даже Петр Порошенко, принявший в Киеве под самый занавес 2014 года своего казахстанского коллегу Нурсултана Назарбаева. Очень похоже, что разработка нового дипломатического направления натолкнулась на сопротивление США и Германии. Меркель выступала за сохранение минского протокола и его расширение, что означало отказ от уступок Москве. 



Петр Порошенко на заседании Конгресса США 


Пока шли дипломатические игры, боестолкновения в Донбассе развернулись с новой силой, к 20-м числам января противостояние вылилось в новый виток войны — с активным применением тяжелой военной техники и мощной артиллерийской поддержкой. За один только январь, по данным министерства обороны ДНР, погибли 242 мирных жителя, а потери Вооруженных сил Украины (ВСУ) превысили полторы тысячи солдат и офицеров. Понятно, что цифры, озвучиваемые одной из сторон конфликта, нуждаются в независимой экспертизе, однако масштабы боев были очевидны для всего мира.

Политика государств ЕС, прежде всего, Германии и Франции, снова претерпела изменения. В полной мере их можно было прочувствовать в ходе знаменитой конференции по безопасности, состоявшейся с 6 по 8 февраля в Мюнхене. Именно здесь обозначились основные диспозиции сторон — европейцы устами Ангелы Меркель совершенно четко проговорили основные риски эскалации украинского кризиса, к которым канцлер отнесла поставки Киеву летального вооружения со стороны США.

Также в Мюнхене стало понятно, что архитектуру европейской безопасности в ближайшее время намерены определять Брюссель совместно с Москвой. В те же дни Франсуа Олланд жестко озвучил тезис о нежелательности вступления Украины в НАТО — фактически, главную идеологему, отстаиваемую Россией с момента бегства президента Виктора Януковича из страны. Так запускались повторные минские переговоры. К их началу слово «война» хотя бы по разу, но срывалось с уст главных действующих лиц этой исторической драмы. И речь шла не только о войне на Украине.


Переоценили

Однако, как ни странно, даже после такой подготовки 16-часовые переговоры в «нормадском формате», то есть с участием лидеров России, Германии, Франции и Украины, не привели к ощутимому прорыву. Стороны пытались нащупать точки соприкосновения по многим вопросам — не зря же обсуждалась даже текущая военная обстановка, тот самый дебальцевский котел. Однако если сравнить затраченные усилия и конечный результат, придется признать провал минского формата.

Дело в его «родовых травмах», главные из которых отмечались экспертами еще при подготовке первой встречи в сентябре. Прежде всего — отсутствие среди переговорщиков лидеров Новороссии, фактическое признание России стороной конфликта и очевидная неспособность Петра Порошенко контролировать ситуацию в Киеве. Буквально на следующий после переговоров день МИД Украины, а следом и некоторые лидеры признанных в России незаконными военизированных группировок поспешили заявить о невыполнимости ряда условий минского соглашения.

С большой долей скепсиса к минскому миру относятся и многочисленные аналитики, разбирающие в эти дни все детали текста соглашения. Указывают на несоответствия, которые сводят любые миротворческие усилия к нулю. Например, по данным коллег, уже сталкивавшихся с разграничением конфликтов, одной из причин возобновления войны может стать как раз дебальцевский котел. Дело в том, что для эффективного контроля линия разграничения должна быть максимально выпрямлена, без котлов и клинов, а как раз это ключевое условие и не соблюдается.

Ничего не изменилось по части формирования минской контактной группы, которая по результатам переговоров глав государств составила и подписала соглашение. До сих пор, к примеру, неясен статус того, кто завизировал документ от украинской стороны. Несмотря на заявления Киева о полномочиях Кучмы, он подписывается под документом как второй президент Украины, а не в качестве официального лица. А действующие президенты — и это каждый подчеркнул отдельно — ничего не подписывали. 




Собственно, даже это плюс краткий экскурс в историю минских соглашений позволяет говорить о том, что перемирие на Украине вряд ли будет долгим. Это важно иметь в виду в свете того, что планы ополчения — достичь административных границ Луганской и Донецкой областей — в последние перед Минском-2 недели реализовывались ускоренными темпами. Другой вопрос — какими будут последствия продолжения войны на Украине. Частично на него ответила Ангела Меркель, заявившая, что санкции против России не отменяются — 16 февраля следующий пакет вступит в силу. Однако как действовать ЕС, когда торговые аргументы будут исчерпаны, не знает, похоже, даже она.

Тем временем законопроект о поставках летального оружия на Украину накануне внесен в Конгресс США.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb