14.02.2015, 15:27
Накрыло войной
Накрыло войнойМеждународная военная политика
Сегодня ровно в полночь стороны украинского конфликта должны прекратить огонь и отвести тяжелые вооружения с линии соприкосновения в полном соответствии с минскими соглашениями 2.0, которых достигли президенты России, Франции и Украины и канцлер ФРГ в белорусском Дворце Независимости в ночь на 12 февраля. Мы изучили ход дипломатической борьбы от первых минских соглашений до вторых и сомневаемся в том, что мир в Донбассе продержится долго.


Недооценка

Если оценивать конфликт на Украине, ведя отсчет от первых минских соглашений, обнаруживается сразу несколько переломных моментов по отношению к боевым действиям в Донбассе.

Особенно наглядно позиция европейской дипломатии проявилась, как ни странно, в ходе первого (в конце августа) заседания в Минске, где по одну сторону стола оказались лидеры Евразийского союза во главе с Россией, а по другую — украинский президент Петр Порошенко в компании с комиссаром ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон и ее коллегой по торговле Карелом де Гюхтом. Фигуры, а главное, статус европейских посланников выдавали заинтересованность Брюсселя в разрешении локального конфликта. Партнеры России явно сосредоточились на последствиях экономической блокады.

Однако 20 ноября ситуация поменялась полностью. В этот день влиятельный помощник президента США Энтони Блинкен впервые заговорил публично о поставках летального оружия на Украину. Уже было более или менее понятно, что боевые действия продолжаются, и одной из причин, по которым Вашингтон завел речь о поставках вооружения, было, по версии помощника, «нарушение Россией минского соглашения».

«Единственное, что заставит их подумать дважды и удержаться от дальнейших действий, — это укрепление потенциала украинских сил, в том числе с помощью оборонительного летального вооружения», — сообщил Блинкен Конгрессу. 



Владимир Путин, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев во время рабочей встречи в Минске 


Хотя из выступления американского чиновника не было понятно, действительно ли США намерены предоставлять Украине военную помощь в серьезных объемах, новость вызвала широкий резонанс, поскольку даже гипотетические намерения США вмешаться в конфликт резко изменили его значение, превратив «спор славян между собою» в реальную угрозу безопасности Европы.

Окончательно же европейские политики изменили свое представление о природе конфликта в Донбассе после нескольких внешнеполитических шагов Москвы, когда Кремль демонстративно обозначил изменение приоритетов, отказавшись от строительства «Южного потока», активизировав восточное направление своей политики. Вовлечение в игру Турции и Индии, воспринимавшейся если не периферией большой политики, то точно не ее центром, вкупе с обозначенным разворотом России на Восток серьезнейшим образом сказались на восприятии Западом украинского конфликта: получалось, что Россия готова к противостоянию с европейцами в борьбе за свою «стратегическую глубину».


Объективная оценка

Конец 2014 года и начало 2015-го выдались на редкость продуктивными. Несмотря на дипломатические выволочки вроде ноябрьского саммита G-20 в Австралии, где из Владимира Путина постарались сделать диктатора третьего мира, аналитические центры европейских государств, похоже, пришли к единой позиции — формат эскалации даже на вербальном уровне был изменен на попытку договориться.

В политике ЕС это стало заметно уже в начале декабря, когда к процессу неожиданно подключился французский лидер Франсуа Олланд, явно попытавшийся создать новый формат переговоров с помощью давнего партнера России — Казахстана. Его резкий разворот и неожиданный визит из Астаны в Москву обозначили новый вектор дипломатического развития ситуации.

О смене Минска на Астану заговорил даже Петр Порошенко, принявший в Киеве под самый занавес 2014 года своего казахстанского коллегу Нурсултана Назарбаева. Очень похоже, что разработка нового дипломатического направления натолкнулась на сопротивление США и Германии. Меркель выступала за сохранение минского протокола и его расширение, что означало отказ от уступок Москве. 



Петр Порошенко на заседании Конгресса США 


Пока шли дипломатические игры, боестолкновения в Донбассе развернулись с новой силой, к 20-м числам января противостояние вылилось в новый виток войны — с активным применением тяжелой военной техники и мощной артиллерийской поддержкой. За один только январь, по данным министерства обороны ДНР, погибли 242 мирных жителя, а потери Вооруженных сил Украины (ВСУ) превысили полторы тысячи солдат и офицеров. Понятно, что цифры, озвучиваемые одной из сторон конфликта, нуждаются в независимой экспертизе, однако масштабы боев были очевидны для всего мира.

Политика государств ЕС, прежде всего, Германии и Франции, снова претерпела изменения. В полной мере их можно было прочувствовать в ходе знаменитой конференции по безопасности, состоявшейся с 6 по 8 февраля в Мюнхене. Именно здесь обозначились основные диспозиции сторон — европейцы устами Ангелы Меркель совершенно четко проговорили основные риски эскалации украинского кризиса, к которым канцлер отнесла поставки Киеву летального вооружения со стороны США.

Также в Мюнхене стало понятно, что архитектуру европейской безопасности в ближайшее время намерены определять Брюссель совместно с Москвой. В те же дни Франсуа Олланд жестко озвучил тезис о нежелательности вступления Украины в НАТО — фактически, главную идеологему, отстаиваемую Россией с момента бегства президента Виктора Януковича из страны. Так запускались повторные минские переговоры. К их началу слово «война» хотя бы по разу, но срывалось с уст главных действующих лиц этой исторической драмы. И речь шла не только о войне на Украине.


Переоценили

Однако, как ни странно, даже после такой подготовки 16-часовые переговоры в «нормадском формате», то есть с участием лидеров России, Германии, Франции и Украины, не привели к ощутимому прорыву. Стороны пытались нащупать точки соприкосновения по многим вопросам — не зря же обсуждалась даже текущая военная обстановка, тот самый дебальцевский котел. Однако если сравнить затраченные усилия и конечный результат, придется признать провал минского формата.

Дело в его «родовых травмах», главные из которых отмечались экспертами еще при подготовке первой встречи в сентябре. Прежде всего — отсутствие среди переговорщиков лидеров Новороссии, фактическое признание России стороной конфликта и очевидная неспособность Петра Порошенко контролировать ситуацию в Киеве. Буквально на следующий после переговоров день МИД Украины, а следом и некоторые лидеры признанных в России незаконными военизированных группировок поспешили заявить о невыполнимости ряда условий минского соглашения.

С большой долей скепсиса к минскому миру относятся и многочисленные аналитики, разбирающие в эти дни все детали текста соглашения. Указывают на несоответствия, которые сводят любые миротворческие усилия к нулю. Например, по данным коллег, уже сталкивавшихся с разграничением конфликтов, одной из причин возобновления войны может стать как раз дебальцевский котел. Дело в том, что для эффективного контроля линия разграничения должна быть максимально выпрямлена, без котлов и клинов, а как раз это ключевое условие и не соблюдается.

Ничего не изменилось по части формирования минской контактной группы, которая по результатам переговоров глав государств составила и подписала соглашение. До сих пор, к примеру, неясен статус того, кто завизировал документ от украинской стороны. Несмотря на заявления Киева о полномочиях Кучмы, он подписывается под документом как второй президент Украины, а не в качестве официального лица. А действующие президенты — и это каждый подчеркнул отдельно — ничего не подписывали. 




Собственно, даже это плюс краткий экскурс в историю минских соглашений позволяет говорить о том, что перемирие на Украине вряд ли будет долгим. Это важно иметь в виду в свете того, что планы ополчения — достичь административных границ Луганской и Донецкой областей — в последние перед Минском-2 недели реализовывались ускоренными темпами. Другой вопрос — какими будут последствия продолжения войны на Украине. Частично на него ответила Ангела Меркель, заявившая, что санкции против России не отменяются — 16 февраля следующий пакет вступит в силу. Однако как действовать ЕС, когда торговые аргументы будут исчерпаны, не знает, похоже, даже она.

Тем временем законопроект о поставках летального оружия на Украину накануне внесен в Конгресс США.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.