29.01.2015, 16:34
Космос в погонах
Космос в погонахМеждународная военная политика
Станет ли военный космос драйвером отрасли?

Российская космонавтика переживает очередную встряску. Создание новой госкорпорации, которая объединит Роскомос и ОРКК (объединенную ракетно-космическую корпорацию), в сочетании с экономическим кризисом и тревожной внешнеполитической обстановкой требует пересмотра концепции космической отрасли в целом — и не в пользу пилотируемой космонавтики.


Поиск цели

Варианты развития отрасли в очередной раз обсуждали на экспертном совете при коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК). Именно на этой площадке формулируется концентрированное мнение ведущих специалистов отрасли, включая главных конструкторов и руководителей многих системообразующих предприятий, на основе которого руководством страны принимаются окончательные решения.

Основная проблема космонавтики на период после 2020 года, когда должна завершиться эксплуатация МКС, — отсутствие долгосрочного проекта, способного стать «стержнем» отрасли, определив ее цели на дальнюю перспективу. Относительно приоритетов отрасли высказывается широкий спектр предложений — вплоть до отказа от пилотируемой космонавтики вообще.

Мотивы различны, но в основном все упирается в бюджет: поддержание российского сегмента МКС, а тем паче строительство собственной станции потребует изрядных средств. Оправданны ли расходы, если заранее известно, что на нынешнем уровне науки и технологий никаких принципиально новых знаний такие полеты не принесут?

То же самое касается Луны и Марса. Современные технологии не способны защитить человека от космической радиации, значит, длительное пребывание человека на Луне, равно как и пилотируемый полет к Марсу, невозможны — такого мнения придерживается, в частности, директор Центра космической связи «Сколково» Александр Крылов.

Отказ от подобных планов влечет за собой также и отказ от разработки сверхтяжелой ракеты-носителя: для решения задач на орбите Земли, в том числе на геостационарной, достаточно грузоподъемности испытанной в декабре 2014 года ракеты «Ангара-А5», которая призвана заменить разработанный в СССР «Протон».

«Для сверхтяжелого носителя грузоподъемностью 80-90 тонн невозможно найти коммерческие нагрузки. Ракеты подобной размерности будут стартовать в лучшем случае два раза в год, а с учетом тенденции к сокращению программ — существенно реже», — говорится в материалах экспертного совета.

Возможная альтернатива — развитие военной космонавтики. «Надо заниматься боевым космосом, а потом уже — технологии и услуги из космоса», — считает Александр Крылов. Повышенное внимание к военному космосу объясняется двумя главными причинами: во-первых, в российских условиях государство сегодня является единственным значимым заказчиком космических услуг, во-вторых, военное значение орбитальной инфраструктуры усиливается как для локальных конфликтов, так и в глобальном масштабе.

Таким образом, «военный космос» превращается в полигон, позволяющий отработать технологии, включая такие, с которыми потом можно будет выйти на рынок: дистанционное зондирование поверхности земли, связь, навигация и т.д. В первую же очередь подобный переход должен повысить возможности Вооруженных сил России в условиях новой холодной войны. Переориентация на военный космос — это и рост обороноспособности, и наращивание экономического потенциала для последующего развития.


Вероятные потери

Проверить справедливость вышесказанного можно только практикой, однако у столь сложных технических проектов весьма долгий цикл реализации. Кроме того, неясно, насколько затянется нынешний кризис. Если надолго, то, как ни странно, потребуется сохранение ряда затратных разработок, в том числе в области пилотируемой космонавтики.

«Мы пока не знаем, сколько продлится кризис. Решение о заморозке "лишних" программ — например, по сверхтяжелой ракете — может быть оправданно, если "тощие" времена продлятся один-два года, может, чуть дольше, — пояснил "Ленте.ру" независимый эксперт космической отрасли Вадим Лукашевич. — Впоследствии, на растущей экономике, их можно будет возобновить. Если же в таких условиях придется жить шесть, а тем более восемь или десять лет, то по окончании кризиса весьма вероятно, что возобновить работы будет просто невозможно из-за утраты необходимых компетенций. Значит, как это ни парадоксально, в случае неблагоприятного развития ситуации долгосрочные проекты нужно сохранять — хотя бы на уровне, достаточном для поддержания соответствующих технологий и какого-то постепенного развития».

То же самое касается пилотируемой космонавтики. Отказ от российского сегмента МКС и строительства постоянно обитаемой национальной станции с заменой ее на посещаемую означает откат назад даже по сравнению со станцией «Мир». В случае очередного кризиса отказаться от посещаемой станции еще проще, что будет фактически означать окончательное завершение регулярных пилотируемых полетов, тогда как другие основные игроки планируют их продолжать.

Наконец, это справедливо и для разработки перспективного пилотируемого космического корабля в рамках программы ПТК НП (пилотируемый транспортный корабль нового поколения). Очередной перерыв в проекте в сочетании с прекращением совершенствования кораблей типа «Союз» может привести к полной утрате способности спроектировать такой корабль снова, когда соответствующая задача будет поставлена.

Вопросы целеполагания сегодня остаются самыми актуальными. «Главная проблема в том, что у нас нет основополагающего документа, определяющего наши задачи в космосе, — отметил Вадим Лукашевич. — Стратегия развития космической деятельности до 2030 года, разработанная Роскосмосом, так и не стала официальной правительственной программой. Утвержденных указом президента основ государственной политики РФ в области использования результатов космической деятельности тоже недостаточно. По-хорошему нужна сбалансированная стратегия с проработанными подходами в случае различных вариантов развития событий в экономике — от идеального до катастрофического».

В условиях радикальных перемен в экономике и внешней политике Россия может столкнуться с серьезными проблемами в развитии своей космонавтики, особенно с учетом принятого решения о формировании новой госкорпорации, объединяющей Роскомос и ОРКК. От того, насколько быстро новое руководство отрасли во главе с Игорем Комаровым сможет сформулировать задачи на предстоящий период, зависят не только позиции России на рынке космических услуг, но и судьба отрасли в целом.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.