29.01.2015, 16:34
Космос в погонах
Космос в погонахМеждународная военная политика
Станет ли военный космос драйвером отрасли?

Российская космонавтика переживает очередную встряску. Создание новой госкорпорации, которая объединит Роскомос и ОРКК (объединенную ракетно-космическую корпорацию), в сочетании с экономическим кризисом и тревожной внешнеполитической обстановкой требует пересмотра концепции космической отрасли в целом — и не в пользу пилотируемой космонавтики.


Поиск цели

Варианты развития отрасли в очередной раз обсуждали на экспертном совете при коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК). Именно на этой площадке формулируется концентрированное мнение ведущих специалистов отрасли, включая главных конструкторов и руководителей многих системообразующих предприятий, на основе которого руководством страны принимаются окончательные решения.

Основная проблема космонавтики на период после 2020 года, когда должна завершиться эксплуатация МКС, — отсутствие долгосрочного проекта, способного стать «стержнем» отрасли, определив ее цели на дальнюю перспективу. Относительно приоритетов отрасли высказывается широкий спектр предложений — вплоть до отказа от пилотируемой космонавтики вообще.

Мотивы различны, но в основном все упирается в бюджет: поддержание российского сегмента МКС, а тем паче строительство собственной станции потребует изрядных средств. Оправданны ли расходы, если заранее известно, что на нынешнем уровне науки и технологий никаких принципиально новых знаний такие полеты не принесут?

То же самое касается Луны и Марса. Современные технологии не способны защитить человека от космической радиации, значит, длительное пребывание человека на Луне, равно как и пилотируемый полет к Марсу, невозможны — такого мнения придерживается, в частности, директор Центра космической связи «Сколково» Александр Крылов.

Отказ от подобных планов влечет за собой также и отказ от разработки сверхтяжелой ракеты-носителя: для решения задач на орбите Земли, в том числе на геостационарной, достаточно грузоподъемности испытанной в декабре 2014 года ракеты «Ангара-А5», которая призвана заменить разработанный в СССР «Протон».

«Для сверхтяжелого носителя грузоподъемностью 80-90 тонн невозможно найти коммерческие нагрузки. Ракеты подобной размерности будут стартовать в лучшем случае два раза в год, а с учетом тенденции к сокращению программ — существенно реже», — говорится в материалах экспертного совета.

Возможная альтернатива — развитие военной космонавтики. «Надо заниматься боевым космосом, а потом уже — технологии и услуги из космоса», — считает Александр Крылов. Повышенное внимание к военному космосу объясняется двумя главными причинами: во-первых, в российских условиях государство сегодня является единственным значимым заказчиком космических услуг, во-вторых, военное значение орбитальной инфраструктуры усиливается как для локальных конфликтов, так и в глобальном масштабе.

Таким образом, «военный космос» превращается в полигон, позволяющий отработать технологии, включая такие, с которыми потом можно будет выйти на рынок: дистанционное зондирование поверхности земли, связь, навигация и т.д. В первую же очередь подобный переход должен повысить возможности Вооруженных сил России в условиях новой холодной войны. Переориентация на военный космос — это и рост обороноспособности, и наращивание экономического потенциала для последующего развития.


Вероятные потери

Проверить справедливость вышесказанного можно только практикой, однако у столь сложных технических проектов весьма долгий цикл реализации. Кроме того, неясно, насколько затянется нынешний кризис. Если надолго, то, как ни странно, потребуется сохранение ряда затратных разработок, в том числе в области пилотируемой космонавтики.

«Мы пока не знаем, сколько продлится кризис. Решение о заморозке "лишних" программ — например, по сверхтяжелой ракете — может быть оправданно, если "тощие" времена продлятся один-два года, может, чуть дольше, — пояснил "Ленте.ру" независимый эксперт космической отрасли Вадим Лукашевич. — Впоследствии, на растущей экономике, их можно будет возобновить. Если же в таких условиях придется жить шесть, а тем более восемь или десять лет, то по окончании кризиса весьма вероятно, что возобновить работы будет просто невозможно из-за утраты необходимых компетенций. Значит, как это ни парадоксально, в случае неблагоприятного развития ситуации долгосрочные проекты нужно сохранять — хотя бы на уровне, достаточном для поддержания соответствующих технологий и какого-то постепенного развития».

То же самое касается пилотируемой космонавтики. Отказ от российского сегмента МКС и строительства постоянно обитаемой национальной станции с заменой ее на посещаемую означает откат назад даже по сравнению со станцией «Мир». В случае очередного кризиса отказаться от посещаемой станции еще проще, что будет фактически означать окончательное завершение регулярных пилотируемых полетов, тогда как другие основные игроки планируют их продолжать.

Наконец, это справедливо и для разработки перспективного пилотируемого космического корабля в рамках программы ПТК НП (пилотируемый транспортный корабль нового поколения). Очередной перерыв в проекте в сочетании с прекращением совершенствования кораблей типа «Союз» может привести к полной утрате способности спроектировать такой корабль снова, когда соответствующая задача будет поставлена.

Вопросы целеполагания сегодня остаются самыми актуальными. «Главная проблема в том, что у нас нет основополагающего документа, определяющего наши задачи в космосе, — отметил Вадим Лукашевич. — Стратегия развития космической деятельности до 2030 года, разработанная Роскосмосом, так и не стала официальной правительственной программой. Утвержденных указом президента основ государственной политики РФ в области использования результатов космической деятельности тоже недостаточно. По-хорошему нужна сбалансированная стратегия с проработанными подходами в случае различных вариантов развития событий в экономике — от идеального до катастрофического».

В условиях радикальных перемен в экономике и внешней политике Россия может столкнуться с серьезными проблемами в развитии своей космонавтики, особенно с учетом принятого решения о формировании новой госкорпорации, объединяющей Роскомос и ОРКК. От того, насколько быстро новое руководство отрасли во главе с Игорем Комаровым сможет сформулировать задачи на предстоящий период, зависят не только позиции России на рынке космических услуг, но и судьба отрасли в целом.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.