16.09.2014, 00:35
Южный фланг
Южный флангМеждународная военная политика
Смогут ли США использовать карабахский конфликт против России? 

Перемирие на украинском фронте не отменяет попытки США создать России максимальное количество проблем. В том числе в Закавказье, где Штаты уже много лет пытаются использовать карабахский конфликт для укрепления своих позиций в регионе. Есть ли у США возможности спровоцировать войну в Карабахе для того, чтобы создать проблемы для России в этом регионе?

Этим летом ситуация в Карабахе – регионе, потерянном Азербайджаном после войны с Арменией 20 лет назад – серьезно обострилась.

Перестрелки на границе непризнанного государства (Нагорно-Карабахской Республики) и Азербайджана привели к гибели нескольких десятков военнослужащих с обеих сторон. Несмотря на занятость украинским кризисом, Владимир Путин провел 9–10 августа в Сочи встречи с президентами двух стран, а также организовал трехсторонние переговоры. После чего ситуация разрядилась – но в любой момент положение снова может обостриться. Карабах – очень удобная точка для того, чтобы вовлечь Россию в конфликт на юге, и понятно, что США, стремящиеся удержать в своих руках Украину, заинтересованы в рассредоточении внимания и сил Москвы на разных направлениях. Ситуация в Закавказье дает возможности для такой игры.

Не прошло и месяца после встречи Путина с Алиевым и Саргсяном в Сочи, как в Уэльсе, на саммите НАТО, состоялась еще одна встреча президентов Азербайджана и Армении – на этот раз при участии государственного секретаря США Джона Керри. Американцам важно было показать, что они тоже озабочены конфликтом и хотят помочь в его урегулировании.

При этом все последние месяцы отношения между Баку и Вашингтоном ухудшались. Вплоть до того, что летом посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар заявил, что в Азербайджане могут повториться события, аналогичные украинским: «Если правительство будет проводить более жесткую линию, не будет давать дышать гражданскому обществу, то события на Майдане могут повториться в Баку. Если даже не сейчас, то через 5–10 лет». Намек более чем откровенный – на который в Баку дал ответ начальник отдела внешней политики президентской администрации Новруз Мамедов: «Майдан – это результат политики и финансирования США, а коктейли Молотова, которые в 2013 году собиралась использовать оппозиционная молодежь в Азербайджане, были подготовлены при поддержке США».

Мамедов обвинил посла США в том, что «в своих высказываниях он пытается бросить тень на дружественные отношения Азербайджана с соседними странами – Ираном и Россией».

В это же время усилились и российско-азербайджанские контакты по линии ВПК – Баку стал закупать больше российского оружия. Что тут же вызвало в Ереване разговоры о том, что Россия неподобающе ведет себя с таким стратегическим союзником, как Армения. А в прошлую среду, уже после саммита в Уэльсе, в Ереване состоялась встреча посла США в Армении Джона Хефферна с министром обороны Сейраном Оганяном, на которой обсуждались вопросы оборонного сотрудничества в формате НАТО, в частности в рамках инициированной альянсом в ходе саммита в Уэльсе новой платформы развития сотрудничества с партнерами. «США продолжат развивать оборонное сотрудничество с Арменией во всех сферах, представляющих взаимный интерес», – заявил посол США.

В этот же день первый замминистра обороны Армении принял делегацию минобороны Германии. А еще через два дня армянский министр обороны встретился с членами «совместной консультационной группы из США и Великобритании, содействующей процессу второго стратегического пересмотра обороны Республики Армения». Как сообщили армянские СМИ, визит «был направлен на предоставление экспертных заключений по началу третьего этапа», и в ходе встречи армянской стороне также была предоставлена консультация по применению новых подходов в руководстве и управлении сферой обороны.

Понятно, что подобные действия не отменяют союзнических отношений Москвы и Еревана, но показывают ту игру, которую продолжают вести в закавказском регионе наши англосаксонские «партнеры».

Каковы сейчас позиции России в этом регионе? Грузия, окончательно потерявшая Абхазию и Осетию, хотя и отказалась от стремления как можно быстрее вступить в НАТО, до сих пор не восстановила отношения с Россией. Под предлогом украинского кризиса и «русской угрозы» США пытаются форсировать вступление Грузии в НАТО – но сменившие Саакашвили руководители понимают, что эта игра может привести их страну к окончательному краху.

Плоды прозападной политики Грузии стали хорошим уроком для Азербайджана и Армении. Хотя они никогда и не были американскими сателлитами, но периодически подвергались искушению сидеть на двух стульях. Баку и Ереван враждуют между собой из-за Нагорного Карабаха, но при этом стремятся поддерживать близкие отношения с Москвой – понимая, что от России зависит будущее их государств.

Особенно это касается Армении. Только находящаяся на ее территории российская военная база гарантирует безопасность республики, существенно уступающей как в экономическом, так и людском потенциале соседу, не собирающемуся отказываться от планов по возвращению Карабаха. Армения является военным союзником России, входя в ОДКБ, а в прошлом году Ереван сделал окончательный выбор в пользу членства в Евразийском экономическом союзе, отказавшись, как и тогдашние киевские власти, от подписания соглашения о евроинтеграции. По большому счету у Еревана и не было другого выбора – приоритет безопасности над всеми остальными вопросами очевиден. Понятно, что исторические, экономические и культурные связи Армении с Россией очевидны – но именно осознание того, что Россия является главным гарантом самого существования их государства, охлаждает даже самых прозападных армянских политиков.

Азербайджан гораздо более устойчив – доходы от нефти позволяют не просто существовать, но и активно развиваться. Заигрывание с Западом никогда не приобретало откровенно антироссийский характер – хотя ликвидация российской РЛС в Габале была откровенно недружественным актом. Для Баку всегда были важны связи с единокровной Турцией – и ослабление связей с Россией шло в основном за счет усиления турецкого влияния на берегах Каспия. При этом и Армения, и Азербайджан имеют огромную, многомиллионную диаспору в России – за счет помощи которой, например, во многом и живет Армения.

Для России важно не просто сохранить, но и усилить влияние в обеих враждующих республиках – исходя как из вопросов безопасности, так и неизбежной в будущем экономической и оборонной реинтеграции их в единое с Россией пространство. Эта регинтеграция в интересах не только России (столько крови пролившей в войнах за эти земли) – потому что без Южного Кавказа Северный все время будет находиться в уязвимом положении – но и самих закавказских республик. Ведь карабахский конфликт не имеет решения в рамках существования двух независимых государств – зато на уровне надгосударственного образования, союза, он имеет шансы на постепенное смягчение и разруливание. Проект Евразийского союза Россия предлагает всем бывшим советским республикам – но Баку явно не торопится с евразийской интеграцией, делая ставку на самостоятельное развитие и усиление кооперации с Турцией.

При этом как в Ереване, так в и Баку существуют силы, играющие против укрепления отношений с Россией – и в первую очередь это те, с кем ведут активную работу различные западные фонды и организации. Причем в Ереване подобных НКО больше, чем в Баку – за счет более слабой власти. Украинский кризис и присоединение Крыма усилили ставки на разжигание недоверия к России в обеих республиках – и для этого используется один и тот же сценарий: Москва обвиняется в усиленной поддержке врага. Баку стал покупать больше российского оружия – значит, Москва отворачивается от Еревана. Ереван войдет в Евразийский союз – значит, Карабах будет потерян для Баку.

Начиная с 90-х годов США немало сделали для воспитания новой, прозападной армянской элиты – и если бы Россия не начала процесс реинтеграции постсоветского пространства, то Армения постепенно уходила бы в зону влияния атлантистов.

Азербайджан сильнее сопротивлялся проникновению западных фондов – но здесь против России использовали обвинения в ее якобы проармянской и антимусульманской позиции. Одним из важных факторов, заставлявших Баку осторожно относиться к заигрываниям Вашингтона, была активная политика влиятельного армянского лобби в США, периодически проталкивавшего какое-нибудь откровенно антиазербайджанское решение. Кроме того, Баку всячески пытаются развести на антииранскую игру – учитывая большое количество азербайджанцев в Иране, Запад периодически начинает делать соответствующие намеки: «Это все потенциальном может быть вашим».

И все же главным инструментом для влияния что на Баку, что на Ереван для США, как и для Запада в целом, был и остается карабахский конфликт. Обещания помочь в его урегулировании служат прекрасной наживкой для властей Армении и Азербайджана. При этом в реальности Запад ничем помочь не в силах – но может пытаться разыгрывать антироссийскую карту. Смотрите, говорит Вашингтон Баку, русские проводят все более и более проармянскую политику – если так будет дальше продолжаться, то вскоре они признают Карабах (как сделали это с Абхазией), и вы лишитесь всех надежд на его возвращение. Только союз с США позволит вам избежать этого – мы надавим на Россию, и она не посмеет это сделать. А Еревану говорили: Россия рано или поздно отвернется от вас, и вы останетесь один на один с Турцией и Азербайджаном – и тогда армян просто раздавят.

Впрочем, все эти разводки имели смысл до начала открытой конфронтации США и России – теперь всем придется определяться, на чьей они стороне. Надо отдать должное и Саргсяну, и Алиеву – они понимают, что Россия не использует их в игре на геополитической доске против кого-либо, а стремится как обеспечить общую безопасность, так и сохранить многовековые связи. Ни Еревану, ни Баку не удастся решить карабахскую проблему военным путем – не только потому, что у нее нет такого решения, но и по причине заинтересованности России в сохранении мира на Южном Кавказе.

России война на юге не нужна – а вот для США подобный конфликт может стать привлекательным по целому ряду причин. Во-первых, они могут рассчитывать, что Россия отвлечется от Украины. Во-вторых, в случае, если Россия поддержит Армению, обиженный Азербайджан если и не разорвет связи с Россией, то как минимум сам будет искать сближения с Западом.

Кроме того, война может сорвать и все более явно намечающееся турецко-российское сближение – ведь Турции придется вступиться за Азербайджан. И это не говоря уже о том, что армяно-азербайджанская война скажется на всех участниках большой игры на Большом Ближнем Востоке – в том числе и на Иране.

Может быть, исходя именно из этих расчетов США сейчас неофициально подталкивают Армению к обострению военного противостояния? Чтобы в качестве минимального приза получить Баку?

Впрочем, все подобные комбинации исходят из того, что в ходе конфликта Россия якобы неизбежно поддержит Армению – но ведь Москва будет действовать исходя из русских национальных интересов, какими они видятся из Кремля, а не Вашингтона. Шансы США разжечь карабахский конфликт сейчас крайне невелики. Но даже если бы подобная война началась, Россия в принципе имеет все возможности, в том числе и военные, для принуждения обоих ее участников к миру – а значит, способна прекратить ее за несколько дней.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).