16.09.2014, 00:35
Южный фланг
Южный флангМеждународная военная политика
Смогут ли США использовать карабахский конфликт против России? 

Перемирие на украинском фронте не отменяет попытки США создать России максимальное количество проблем. В том числе в Закавказье, где Штаты уже много лет пытаются использовать карабахский конфликт для укрепления своих позиций в регионе. Есть ли у США возможности спровоцировать войну в Карабахе для того, чтобы создать проблемы для России в этом регионе?

Этим летом ситуация в Карабахе – регионе, потерянном Азербайджаном после войны с Арменией 20 лет назад – серьезно обострилась.

Перестрелки на границе непризнанного государства (Нагорно-Карабахской Республики) и Азербайджана привели к гибели нескольких десятков военнослужащих с обеих сторон. Несмотря на занятость украинским кризисом, Владимир Путин провел 9–10 августа в Сочи встречи с президентами двух стран, а также организовал трехсторонние переговоры. После чего ситуация разрядилась – но в любой момент положение снова может обостриться. Карабах – очень удобная точка для того, чтобы вовлечь Россию в конфликт на юге, и понятно, что США, стремящиеся удержать в своих руках Украину, заинтересованы в рассредоточении внимания и сил Москвы на разных направлениях. Ситуация в Закавказье дает возможности для такой игры.

Не прошло и месяца после встречи Путина с Алиевым и Саргсяном в Сочи, как в Уэльсе, на саммите НАТО, состоялась еще одна встреча президентов Азербайджана и Армении – на этот раз при участии государственного секретаря США Джона Керри. Американцам важно было показать, что они тоже озабочены конфликтом и хотят помочь в его урегулировании.

При этом все последние месяцы отношения между Баку и Вашингтоном ухудшались. Вплоть до того, что летом посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар заявил, что в Азербайджане могут повториться события, аналогичные украинским: «Если правительство будет проводить более жесткую линию, не будет давать дышать гражданскому обществу, то события на Майдане могут повториться в Баку. Если даже не сейчас, то через 5–10 лет». Намек более чем откровенный – на который в Баку дал ответ начальник отдела внешней политики президентской администрации Новруз Мамедов: «Майдан – это результат политики и финансирования США, а коктейли Молотова, которые в 2013 году собиралась использовать оппозиционная молодежь в Азербайджане, были подготовлены при поддержке США».

Мамедов обвинил посла США в том, что «в своих высказываниях он пытается бросить тень на дружественные отношения Азербайджана с соседними странами – Ираном и Россией».

В это же время усилились и российско-азербайджанские контакты по линии ВПК – Баку стал закупать больше российского оружия. Что тут же вызвало в Ереване разговоры о том, что Россия неподобающе ведет себя с таким стратегическим союзником, как Армения. А в прошлую среду, уже после саммита в Уэльсе, в Ереване состоялась встреча посла США в Армении Джона Хефферна с министром обороны Сейраном Оганяном, на которой обсуждались вопросы оборонного сотрудничества в формате НАТО, в частности в рамках инициированной альянсом в ходе саммита в Уэльсе новой платформы развития сотрудничества с партнерами. «США продолжат развивать оборонное сотрудничество с Арменией во всех сферах, представляющих взаимный интерес», – заявил посол США.

В этот же день первый замминистра обороны Армении принял делегацию минобороны Германии. А еще через два дня армянский министр обороны встретился с членами «совместной консультационной группы из США и Великобритании, содействующей процессу второго стратегического пересмотра обороны Республики Армения». Как сообщили армянские СМИ, визит «был направлен на предоставление экспертных заключений по началу третьего этапа», и в ходе встречи армянской стороне также была предоставлена консультация по применению новых подходов в руководстве и управлении сферой обороны.

Понятно, что подобные действия не отменяют союзнических отношений Москвы и Еревана, но показывают ту игру, которую продолжают вести в закавказском регионе наши англосаксонские «партнеры».

Каковы сейчас позиции России в этом регионе? Грузия, окончательно потерявшая Абхазию и Осетию, хотя и отказалась от стремления как можно быстрее вступить в НАТО, до сих пор не восстановила отношения с Россией. Под предлогом украинского кризиса и «русской угрозы» США пытаются форсировать вступление Грузии в НАТО – но сменившие Саакашвили руководители понимают, что эта игра может привести их страну к окончательному краху.

Плоды прозападной политики Грузии стали хорошим уроком для Азербайджана и Армении. Хотя они никогда и не были американскими сателлитами, но периодически подвергались искушению сидеть на двух стульях. Баку и Ереван враждуют между собой из-за Нагорного Карабаха, но при этом стремятся поддерживать близкие отношения с Москвой – понимая, что от России зависит будущее их государств.

Особенно это касается Армении. Только находящаяся на ее территории российская военная база гарантирует безопасность республики, существенно уступающей как в экономическом, так и людском потенциале соседу, не собирающемуся отказываться от планов по возвращению Карабаха. Армения является военным союзником России, входя в ОДКБ, а в прошлом году Ереван сделал окончательный выбор в пользу членства в Евразийском экономическом союзе, отказавшись, как и тогдашние киевские власти, от подписания соглашения о евроинтеграции. По большому счету у Еревана и не было другого выбора – приоритет безопасности над всеми остальными вопросами очевиден. Понятно, что исторические, экономические и культурные связи Армении с Россией очевидны – но именно осознание того, что Россия является главным гарантом самого существования их государства, охлаждает даже самых прозападных армянских политиков.

Азербайджан гораздо более устойчив – доходы от нефти позволяют не просто существовать, но и активно развиваться. Заигрывание с Западом никогда не приобретало откровенно антироссийский характер – хотя ликвидация российской РЛС в Габале была откровенно недружественным актом. Для Баку всегда были важны связи с единокровной Турцией – и ослабление связей с Россией шло в основном за счет усиления турецкого влияния на берегах Каспия. При этом и Армения, и Азербайджан имеют огромную, многомиллионную диаспору в России – за счет помощи которой, например, во многом и живет Армения.

Для России важно не просто сохранить, но и усилить влияние в обеих враждующих республиках – исходя как из вопросов безопасности, так и неизбежной в будущем экономической и оборонной реинтеграции их в единое с Россией пространство. Эта регинтеграция в интересах не только России (столько крови пролившей в войнах за эти земли) – потому что без Южного Кавказа Северный все время будет находиться в уязвимом положении – но и самих закавказских республик. Ведь карабахский конфликт не имеет решения в рамках существования двух независимых государств – зато на уровне надгосударственного образования, союза, он имеет шансы на постепенное смягчение и разруливание. Проект Евразийского союза Россия предлагает всем бывшим советским республикам – но Баку явно не торопится с евразийской интеграцией, делая ставку на самостоятельное развитие и усиление кооперации с Турцией.

При этом как в Ереване, так в и Баку существуют силы, играющие против укрепления отношений с Россией – и в первую очередь это те, с кем ведут активную работу различные западные фонды и организации. Причем в Ереване подобных НКО больше, чем в Баку – за счет более слабой власти. Украинский кризис и присоединение Крыма усилили ставки на разжигание недоверия к России в обеих республиках – и для этого используется один и тот же сценарий: Москва обвиняется в усиленной поддержке врага. Баку стал покупать больше российского оружия – значит, Москва отворачивается от Еревана. Ереван войдет в Евразийский союз – значит, Карабах будет потерян для Баку.

Начиная с 90-х годов США немало сделали для воспитания новой, прозападной армянской элиты – и если бы Россия не начала процесс реинтеграции постсоветского пространства, то Армения постепенно уходила бы в зону влияния атлантистов.

Азербайджан сильнее сопротивлялся проникновению западных фондов – но здесь против России использовали обвинения в ее якобы проармянской и антимусульманской позиции. Одним из важных факторов, заставлявших Баку осторожно относиться к заигрываниям Вашингтона, была активная политика влиятельного армянского лобби в США, периодически проталкивавшего какое-нибудь откровенно антиазербайджанское решение. Кроме того, Баку всячески пытаются развести на антииранскую игру – учитывая большое количество азербайджанцев в Иране, Запад периодически начинает делать соответствующие намеки: «Это все потенциальном может быть вашим».

И все же главным инструментом для влияния что на Баку, что на Ереван для США, как и для Запада в целом, был и остается карабахский конфликт. Обещания помочь в его урегулировании служат прекрасной наживкой для властей Армении и Азербайджана. При этом в реальности Запад ничем помочь не в силах – но может пытаться разыгрывать антироссийскую карту. Смотрите, говорит Вашингтон Баку, русские проводят все более и более проармянскую политику – если так будет дальше продолжаться, то вскоре они признают Карабах (как сделали это с Абхазией), и вы лишитесь всех надежд на его возвращение. Только союз с США позволит вам избежать этого – мы надавим на Россию, и она не посмеет это сделать. А Еревану говорили: Россия рано или поздно отвернется от вас, и вы останетесь один на один с Турцией и Азербайджаном – и тогда армян просто раздавят.

Впрочем, все эти разводки имели смысл до начала открытой конфронтации США и России – теперь всем придется определяться, на чьей они стороне. Надо отдать должное и Саргсяну, и Алиеву – они понимают, что Россия не использует их в игре на геополитической доске против кого-либо, а стремится как обеспечить общую безопасность, так и сохранить многовековые связи. Ни Еревану, ни Баку не удастся решить карабахскую проблему военным путем – не только потому, что у нее нет такого решения, но и по причине заинтересованности России в сохранении мира на Южном Кавказе.

России война на юге не нужна – а вот для США подобный конфликт может стать привлекательным по целому ряду причин. Во-первых, они могут рассчитывать, что Россия отвлечется от Украины. Во-вторых, в случае, если Россия поддержит Армению, обиженный Азербайджан если и не разорвет связи с Россией, то как минимум сам будет искать сближения с Западом.

Кроме того, война может сорвать и все более явно намечающееся турецко-российское сближение – ведь Турции придется вступиться за Азербайджан. И это не говоря уже о том, что армяно-азербайджанская война скажется на всех участниках большой игры на Большом Ближнем Востоке – в том числе и на Иране.

Может быть, исходя именно из этих расчетов США сейчас неофициально подталкивают Армению к обострению военного противостояния? Чтобы в качестве минимального приза получить Баку?

Впрочем, все подобные комбинации исходят из того, что в ходе конфликта Россия якобы неизбежно поддержит Армению – но ведь Москва будет действовать исходя из русских национальных интересов, какими они видятся из Кремля, а не Вашингтона. Шансы США разжечь карабахский конфликт сейчас крайне невелики. Но даже если бы подобная война началась, Россия в принципе имеет все возможности, в том числе и военные, для принуждения обоих ее участников к миру – а значит, способна прекратить ее за несколько дней.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.