07.04.2015, 16:42
Иран потеснит Россию на газовом рынке
Иран потеснит Россию на газовом рынкеМеждународная военная политика
Тегеран и Анкара обсуждают транзит «голубого топлива» в Европу.

Во вторник, 7 апреля, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл с официальным визитом в Иран. Ключевая цель визита – обсуждение перспектив транзита иранского газа в Европу через турецкую территорию. Снятие санкций позволит Тегерану в будущем наладить экспорт газа в ЕС. В свою очередь, Турция сможет усилить позиции в качестве регионального энергетического «хаба» и одного из основных транзитеров «голубого топлива» на европейском направлении.

Напомним: Анкара сейчас закупает у Тегерана примерно 10 млрд куб. м газа в год. Иранский газ поступает в Турцию по трубопроводу Тебриз–Анкара пропускной способностью 14 млрд куб. м в год. Однако эта магистраль планировалась как часть более масштабного проекта – трубопровода «Парс» мощностью 37 млрд куб. м, который должен был связать месторождение Южный Парс с Европой через Турцию, Грецию и Италию.

Далее, как планировалось, газопровод должен был разделиться на две ветки. По северной ветви иранский газ пошел бы в Германию, Австрию и Швейцарию. По южной – во Францию и Испанию.

Проект «Парс» был отложен в долгий ящик из-за санкций, наложенных на Тегеран. Но теперь, похоже, к нему могут вернуться. По оценкам экспертов, в случае снятия санкций к 2020 году Иран сможет добывать до 215 млрд куб. м природного газа в год, а экспортировать – до 35 млрд куб. м, в том числе до 20 млрд куб. м – в Европу.

Иран может поставлять газ в Турцию и другим маршрутом – по строящемуся сейчас Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), по которому собираются транспортировать газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз на границу Турции с Европой. На днях стало известно, что азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR рассматривает предложение по продаже Ирану части своей доли в TANAP. Стало быть, Европе действительно недолго ждать иранского газа.

На руку Тегерану сыграл конфликт на Украине. Еще в сентябре 2014 года президент Хасан Роухани, в ходе встречи на полях Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, заявил своему австрийскому коллеге Хайнцу Фишеру, что Иран готов предложить Европе «надежный источник газа, обладающий большим потенциалом». А в руководстве ЕС и раньше не скрывали, что изучают альтернативные варианты, чтобы снизить зависимость от поставок российского «голубого топлива».

Зато России иранско-турецкий газопровод явно не на руку. В декабре Москва объявила, что закрывает проект по строительству «Южного потока» по дну Черного моря через Балканы до Австрии. Вместо него «Газпром» собирается построить газопровод такой же мощности (до 63 млрд куб. м газа в год) через Турцию до границы с Грецией, где планируется создать газовый хаб. Все это нужно успеть сделать до 2018 года, когда заканчивается транзитный контракт с Украиной. Как заявил глава «Газпрома» Алексей Миллер, после этого срока 50 млрд куб. м (еще 13 млрд куб. м планируется продавать самой Турции), которые сейчас идут через Украину, Европа сможет получать только через «Турецкий поток».

Перспектива появления в Европе иранского газа корректирует российские планы. По сути, «Газпром» может лишиться изрядной доли европейского рынка – в размере тех самых 20 млрд куб. м газа, которые через Турцию готов поставлять Иран.

Как быстро могут реализоваться планы Тегерана и Анкары, и чем они грозят России?

– Ключевой вопрос – насколько реально полное снятие санкций с Ирана, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – На мой взгляд, США затеяли интригу со снятием санкций, чтобы сменить власть в Тегеране на более лояльную. Иначе получается нелепость: иранский режим как был враждебным американцам, так и остался, а США как ни давили на Тегеран, все же отступились и теперь считают, что режим вполне нормальный и с ним можно сотрудничать. Теоретически такое изменение позиций Вашингтона возможно, но на практике – крайне маловероятно.

Скорее, США разговорами о возможном снятии санкций подают сигнал либеральной части иранской элиты. Мол, если вы начнете изменять внутреннюю и внешнюю политику, станете ближе к Штатам, мы будем снимать санкции. Но этот план реализовать довольно трудно. В Иране большая часть элиты настроена консервативно, она доминирует во властных структурах и будет бороться за свои идеи.

Да, Иран по запасам газа занимает второе место в мире после России. Если бы с Тегерана сейчас сняли санкции, европейцы с радостью стали бы покупать иранский газ. Но и в этом случае остаются вопросы: сколько «голубого топлива» и в какие сроки мог бы поставлять Тегеран? Сейчас, напомню, поставки идут только в Турцию, и они не слишком большие по объемам. При этом регулярно происходят взрывы газопровода Иран-Турция – говорят, его взрывают курдские сепаратисты. Едва ли ситуация станет стабильнее в случае снятия санкций.

— Насколько сильно Европа нуждается в газе, будет ли падать его потребление в ЕС?

– Европейский газовый рынок меняется. В ЕС идет неуклонное снижение добычи собственного газа. Пока «голубое топливо» вытесняется из европейского энергобаланса углем и возобновляемыми источниками энергии. Но уголь – экологически грязное топливо, поэтому с 2017 года европейцы планируют отказаться от старых угольных электростанций. С другой стороны, возобновляемая энергетика показала себя очень дорогой. Все страны, которые сделали на нее ставку – в первую очередь, Германия и Дания – имеют самую высокую цену электричества в Европе, что приводит к недовольству со стороны потребителей. Сколько европейцы смогут продолжать экологическую политику в энергетике – сказать сложно. Страны победнее, вроде Испании, уже стали сворачивать дотации в сфере возобновляемой энергетики, в результате «экологические» электростанции стали быстро сдавать позиции.

Словом, Европа в перспективе будет потреблять только больше газа. Это шанс и для российского газа, и для иранского – если он все же придет на европейский рынок.

— В 2018 году мы хотим отказаться от украинского транзита и поставлять газ в Европу через Турцию. Тегеран тоже видит транзитером Анкару. Выходит, Турция получит в руки газовый вентиль от всего ЕС?

– Сейчас однозначно можно говорить о том, что из России в Турцию будет построена одна нитка газопровода, которая избавит Анкару от украинского транзита. Что касается строительства других трех ниток, которое планировалось осуществить в рамках проекта «Южного потока», пока вопрос не решен. Нет ни технико-экономического обоснования какого-то другого проекта, ни договора со странами, которые будут покупать газ из этого нового газопровода. Пока между «Газпромом» и Европой действует долгосрочный пакт, который подразумевает, что российский газ должен поставляться на границу Украины и Словакии – и точка.

Я считаю, вряд ли нужно делать Турцию аналогом Украины. Тем более, через турецкую территорию пойдет и азербайджанский газ. При таком раскладе – когда все «газовые яйца» будут сложены в одну турецкую «корзину» – у США появится огромный соблазн дестабилизировать Турцию. Благо, сделать это несложно: рядом нестабильные Ирак и Сирия, где проживают крупные общины курдов, настроенные антитурецки. Думаю, в Европе это тоже понимают.

На деле, все упирается в политику. Европейцы хотят оставить украинский транзит, чтобы сохранить Киеву источник дохода для оплаты долгов МВФ и ЕС. Мы же принципиально хотим от украинского транзита отказаться. Думаю, в итоге стороны будут вынуждены пойти друг другу навстречу. Например, договорятся о строительстве нескольких ниток газопровода из России напрямую в ЕС. Сделать это можно через Болгарию и Румынию…

– В диалоге Анкары и Тегерана экономика берет верх над политикой, – считает политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. – Для меня очевидно, что обе стороны способны быть стратегическими партнерами. В том числе, когда речь идет о поставках иранского газа в Европу через территорию Турции и вхождении Тегерана в проект Трансанатолийского газопровода.

Замечу, что турецкий бизнес работает в Иране даже в условиях санкций, и политические противоречия явно будут отложены в сторону, если с Тегерана начнут снимать санкции, и перед ним откроются перспективы поставок газа в ЕС.

Думаю, Иран в будущем станет серьезным конкурентом России на европейском газовом рынке. Европе совершенно все равно, какой газ получать – российский или иранский, – лишь бы он был. На деле, сейчас у Турции, Азербайджана и Ирана имеется огромное желание развивать энергетическое сотрудничество, хотя тот же Азербайджан рассматривает Иран как союзника недружественной ему Армении.

На деле, надо понимать: у России с этими игроками есть очевидные разногласия. Скажем, Азербайджан ждет, что Россия надавит на Армению с тем, чтобы Армения вернула семь примыкающих к Карабаху районов, а Москве это ни к чему. С Турцией мы расходимся во взглядах на сирийский вопрос. Именно на этих противоречиях будет играть сейчас ЕС, лоббируя вопрос поставок иранского газа в Европу.

Думаю, если Турция и Иран укрепят связи в области энергетики, рано или поздно это выльется для России в существенную проблему…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  24.04.2017
В России строится самая большая атомная подводная лодка в мире. Как сообщают «Известия», речь идет о субмарине проекта 09852 «Белгород», разработанной в КБ «Рубин-Север» — северодвинском филиале питерского ЦКБ «Рубин». Правда, рекорд будет установлен не по водоизмещению, а по длине лодки. Самой длинной ПЛА в мире является «Акула» проекта 941, чья длина 172,5 м. У «Белгорода» почти на 12 метров больше — 184.
Мировой ВПК  21.04.2017
В военной компании «Укрспецтехника» ведется работа по созданию радиолокационной системы, способной обнаруживать беспилотники на удалении до 8 км и нарушать работу их систем. Об этом на пресс-конференции в Киеве сообщил один из руководителей компании, член правления общественного союза «Лига оборонных предприятий Украины» Михаил Прохоренко. По его словам, в «незалежной» озабочены тем, как нейтрализовать работу беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия, такого как «Томагавк» или российские «Калибры».
Мировой ВПК  21.04.2017
25−27 апреля 2017 года на авиабазе морской авиации Пойнт-Мугу в Калифорнии состоится 46-й ежегодный совместный военно-гражданский симпозиум по проблематики РЭБ. Главная тема — это обсуждение существующих пробелов радиоэлектронной борьбы, а также разработка и применение новейших технологий, необходимых для устранения этих пробелов. На закрытую встречу приедет практически все авиационное, флотское и сухопутное начальство Соединенных Штатов, а также «яркие ученые и политики Америки».
Мировой ВПК  21.04.2017
Китай методично идет по пути создания малозаметного стратегического бомбардировщика Н-20 нового поколения, реализуя параллельные программы. Об этом 20 апреля сообщил сайт «Военный паритет» со ссылкой на китайский военный ресурс mil.news.sina.com.cn.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.
Конфликты  18.04.2017
На фоне хронических информационных войн в последние дни в Сирии резко обострилась ситуация и на фронтах реальной войны. «Умеренная оппозиция» даже выпустила пресс-релиз об уничтожении двух военнослужащих РФ, но подтверждений этому пока нет. Со своей стороны радикальные исламисты сделали ставку на части, одно название которых вселяет в сирийских солдат мистический ужас.
Конфликты  18.04.2017
На сайте издания «Немецкая волна» опубликовано интервью с директором Института Восточной Азии при Венском университете Рюдигером Франком, в котором тот прогнозирует развитие кризисной ситуации вокруг Северной Кореи. Австрийский эксперт считает, что «нанесение первого удара Северной Кореей крайне маловероятно: «Это означало бы самоубийство, независимо от контекста».