09.12.2016, 09:42
Битва за Мосул: Америка попала в ловушку ИГИЛ
Битва за Мосул: Америка попала в ловушку ИГИЛМеждународная военная политика
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США.

Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.

— Для поддержки иракских сил безопасности авиация коалиции нанесла точечный удар по этому месту, целью которого стали вражеские бойцы, ведущие огонь по иракским силам", — заявили представители ВС США.

Напомним, наступление на Мосул (пятое за последние полтора года) началось в ночь на 17 октября, и было организовано наспех — из-за предстоящих выборов президента США. Скажем, авиабаза аль-Каяйара, освобожденная от ИГ летом и превращенная американцами в логистический центр, начала принимать транспортные самолеты с боеприпасами и дополнительной техникой спустя чуть ли не две недели после начала операции. Интересно, что перед выборами президента США наблюдались даже случаи «театральных постановок», когда иракская армия и шиитское ополчение, часть из которого была введена в состав армии, выпускала ролики зачистки якобы уже непосредственно кварталов Мосула при ясной погоде. Это при том, что в то время в иракской провинции Найнава и сирийской Дейр эз-Зор бушевала песчаная буря. Отмечались и случаи захвата иракцами аванпостов ИГ, где при ближайшем рассмотрении вместо реальных трупов боевиков, были раскиданы манекены.

Мы уже подробно писали о составе участников и направлении движения подразделений коалиции. Однако продвижение практически сразу было остановлено грамотными военными действиями «Халифата», несмотря на участие в операции спецназа стран НАТО. Даже западных журналистов местные военные предпочитают держать в 2 км от линии соприкосновения и «кормить» сухими пресс-релизами — во избежание «документации реальных потерь». А потери жуткие — по данным источников, в среднем каждый день из состава коалиции боевики выбивают более 100 человек (убитыми и ранеными). Главное оружие ИГ — смертники. По данным, которые публикуют сами джихадисты, с 17 ноября они потеряли около 1,5 тысячи человек, причем половина из них — «шахиды».

2 декабря 2016 арабский спутниковый телеканал «Аль-Рафидаин» со ссылкой на источник в ВС Ирака опубликовал сообщение о том, что иракская армия не в состоянии взять Мосул собственными силами. Официально об этом не говорится, но ИГ мелкими диверсионными группами воюет не только в окрестностях Мосула, но с четвертого дня операции регулярно терзает группировку с тыла, вынуждая коалицию снимать ротационные резервы для подавления «проснувшихся» ячеек и мелких отрядов в соседних провинциях. При этом проиранское шиитское ополчение (как ни парадоксально, США и Иран в Ираке сотрудничают в борьбе с терроризмом), которое продвигалось с юга от Мосула к приграничному городу Тель Афар, чтобы перерезать пути подхода ИГ из Сирии в Ирак, так и не смогло решить эту задачу. Хотя официально заявляет о контроле и города, и ближайшего аэропорта.

В итоге громадная по численности коалиции (включая ротационные резервы — более 150 тысяч человек с начала операции) уже два месяца не может подойти к центральным районам Мосула, а «пасется» в предместьях города.

— Штаты не могут взять Мосул, потому что делают ставку на иракскую армию, а она просто не готова к такой задаче, — считает военный эксперт Анатолий Несмиян (Эль-Мюрид). — Стандартная практика американцев — готовить все «туземные» армии (и афганскую, и иракскую, и украинскую) в лучшем случае как внутренние войска для подавления бунтов, борьбы с террористами и т. д. А «Халифат» — это уже давно не просто террористы, а полноценная квазигосударственная структура с реальной армией.

Офицерский корпус нынешней армии Ирака в профессиональном отношении в разы хуже, чем саддамовский, выходцы которого составили костяк ИГ. Последние учились в советских/российских и западных военных учебных заведениях, а нынешние кадры ВС Ирака получали теоретическую базу у себя дома на различных курсах. В «халифате», конечно, сейчас действует в основном уже второе поколение командиров, большая часть из которых не училась в советских военных академиях, тем не менее у них сохранилась преемственность, и они отлично приспособились к нынешней войне.

Кроме того, если я правильно понимаю, после того, как погиб прежний «военный министр» ИГ Абу Умар аш-Шишани, также известный как Тархан Батирашвили, на самом деле военным руководителем стал все-таки не экс-командир ОМОНа Таджикистана Гулмурод Халимов, как писал СМИ, а его заместитель — саддамовский генерал-пограничник. Так что, «Халифат» действует максимально грамотно при их возможностях. То есть, организационно силы ИГ выглядят лучше, чем иракская армия, отсюда все проблемы.

— Активизация в тылу коалиции невозможна без поддержки ИГ местного суннитского населения…

— Да. Кстати, у «Халифата» очень сильная ячейка находится в столице Ирака — Багдаде. По самым разным оценкам, от 500 до тысячи человек сидят в подполье, и они довольно часто проводят подрывы, в результате которых гибнут десятки людей. Поэтому существует риск того, что если иракцам в этот раз не получится взять Мосул, а вероятность этого велика, то ИГ может повторить ситуацию 2014 года. Когда на волне отступления армии боевики смогут подойти близко к Багдаду, и тогда свою роль может сыграть местное подполье. Это наиболее опасный сценарий.

Что касается поддержки населения, то многие суннитские племена вынуждены поддерживать ИГ, поскольку кроме него, как бы это странно ни звучало, их никто не защищает. Шиитские формирования и сейчас устраивают резню по полной программе, при этом сами чуть ли не каждый день публикуют ролики, где суннитов бьют, расстреливают, бросают под танки… Но в южных районах у ИГ поддержки нет, и они там не особо активны, хотя в той же Басре периодически и гремят взрывы. Население поддерживает ИГ и в самом Мосуле: на самом деле половина боевиков, которые защищают город, — это племенное ополчение, даже не ИГ. Когда коалиция перестанет штурмовать город, местные просто сдадут оружие и разойдутся по своим деревням и районам.

— Спецназ США и подразделения других стран «светились» при наступлении на разных направлениях. Участвовали они и борьбе с ИГ, неожиданно возникшим в Киркуке после начала операции. Были сообщения и о потерях среди натовского спецназа после 17 ноября.

— Дело не в том, что они — плохие бойцы, как у нас часто пишут СМИ, а в том, что никто не знает, как действовать против смертников (в первый день операции ИГ было применено 14 «шахид-мобилей» против коалиции). Тем более боевики ведь не только автомобилями атакуют, там масса людей, которые ходят с «поясами», и, если нет необходимости во взрыве, возвращаются домой. А потом снова их надевают. Против готовности пеших боевиков взорвать себя в толпе, способов защиты в условиях боевых действий просто нет.

— Соответственно, Мосул так и не удалось окружить…

— ИГ буквально несколько дней назад имело крупный успех западнее города, когда было пробито так называемое окружение в двух или трех местах. По сути, шииты сейчас возле Тель Афара сами находятся в оперативном окружении. Кроме того, на западе от Мосула нет сплошной линии обороны, там полупустынная территория и никакой блокады нет.

— На ваш взгляд, если допустить, что каким-то чудом в Сирии и Ираке с ИГ удастся справиться, то куда пойдут наиболее боеспособные отряды? Учитывая, что из Сирии выхода нет.

— Во-первых, им была дана четкая установка в случае поражения двигаться в Ливию. Сейчас они там потеряли Сирт, но, судя по всему, просто оттуда благополучно сами ушли. Во-вторых, они могут пойти в Саудовскую Аравию, которая ИГ боится, как огня, потому что в стране довольно много сторонников «Халифата». В-третьих, на границе с Сирией есть тайные лагеря, подземные тоннели, которые еще Саддам создавал, и в которых боевики уходили в 2008—2009 годы, когда их сильно щемили в городах (территория т.н. вилаета Эль-Фурат). В общем, там вся инфраструктура осталась, и, видимо, есть склады, достаточные, чтобы какое-то время держаться. Но пока у ИГ нет необходимости куда-то бежать.

Боеспособность нынешней иракской армии всегда вызывала вопросы, а после «освобождения» города Башика (хотя отряды ИГ оттуда, видимо, сами вышли) практически не участвуют в наступлении курды, говорит аналитик, блогер, специализирующийся на освещении конфликтов на Ближнем Востоке, Кирилл Семенов.

— Кроме того, на востоке Мосула, где коалиции наиболее близко подошла к городу и заняла предместья, практически не участвуют и боеспособные шиитские формирования «Хашд аль-Шааби». Проиранские структуры, которые раньше были замечены в военных преступлениях, были «выключены» из наступления на востоке по рекомендации США.

Кроме того, несмотря на прежние успехи коалиции в Рамади, Фаллудже, Тикрите, откуда им с большим трудом удалось вытеснить ИГ, взятие огромного Мосула, который еще и разделен рекой Тигр, крайне сложная задача. Тогда у ИГ была возможность куда-то выйти, а сейчас боевиков все-так пытаются окружить, авиация международной коалиции наносит удары по возможным путям транзита. При этом случаи дружественного огня и удары по мирному населению объясняются тем, что маневренные отряды ИГ долго не воюют на одно месте и постоянно перемещаются. И к моменту, когда запрошенная войсками авиация долетит в нужный район, их уже там нет.

— В будущем боеспособные отряды ИГ могут уйти из Ирака и Сирии или попробуют остаться там?

— Конечно, очаги сопротивления ИГ действуют и за пределами провинции Найнава, где расположен Мосул, но массовое вытеснение в Саудовскую Аравию, на мой взгляд, вряд ли возможно. Все-таки саудиты также следят за событиями и свои границы контролируют. Думаю, ИГ, в случае поражений, гораздо легче будет раствориться среди жителей Мосула. А потом резко снова активизироваться, как это было в октябре в Киркуке. По данным источников, боевики не входили в город, там была активизирована спящая ячейка, которая оперативно и мелкими отрядами захватила 11 районов Киркука. Другая часть ИГ может также залечь на сирийско-иракской границе между городами Аль-Каим и Абу-Кемаль, где есть и тоннели и некоторая поддержка местных племен. Третья часть ИГ может уйти в курдские горы, как это в свое время сделала группировка «Ансар ас-Сунна», боевики которой потом присоединялись к «Халифату».

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.