25.12.2014, 21:17
«Атомная бомбардировка двух мирных городов»
«Атомная бомбардировка двух мирных городов»Международная военная политика
Спикер Госдумы Сергей Нарышкин считает возможным признать ядерную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки преступлением против человечности со стороны США. Проблема в том, что дать юридическую оценку тем бомбардировкам вряд ли возможно, а при этом еще и сомнительно с точки зрения российской концепции противодействия пересмотру итогов Второй мировой войны.

Как напомнил Нарышкин, в наступающем году исполняется 70 лет со дня начала Нюрнбергского процесса и 70 лет первым и единственным атомным бомбардировкам городов, а именно – Хиросимы и Нагасаки. «Я неслучайно эти два события поставил рядом. Мне кажется, что нам нужно обсудить эту тему совместно с юристами, специалистами в области международного права, ведь преступлениям против человечности нет срока давности, – цитирует слова Нарышкина ТАСС. – Как мы хорошо знаем, с военной точки зрения бомбардировки двух мирных японских городов не были ничем объяснимы. Атомная бомбардировка двух мирных городов носила только устрашающий характер, в результате которой жертвами стали несколько сот тысяч мирных граждан».

Что ответят юристы, более-менее понятно: законы не имеют обратной силы. Современное международное право сложилось не просто после Второй мировой войны, а в соответствии с ее итогами. К тому моменту, как бомба «Малыш» упала на Хиросиму, а бомба «Толстяк» – на Нагасаки, не существовало, да и существовать не могло каких-либо законов, соглашений, договоров или конвенций, регламентирующих применение ядерного оружия. Все это появилось уже после ядерных бомбардировок Японии, а значит, априори к ним неприменимо. «Срок давности» в этом смысле не играет никакой роли. С тем же основанием можно проводить суды над Атиллой или Иваном Грозным, которые никаких международных законов по понятиям своего времени не нарушали.

Посему та трагическая история никем и никогда не рассматривалась с правовой точки зрения, однако рассматривалась и будет рассматриваться с точки зрения этики. К примеру, США до сих пор не извинились перед Японией за применение ядерного оружия, по итогам чего количество погибших составило от 90 до 166 тысяч человек в Хиросиме и от 60 до 80 тысяч человек в Нагасаки. Но в чем спикер Госдумы, очевидно, ошибается, так этот в том, что с военной точки зрения бомбардировки двух мирных японских городов не были ничем объяснимы. Объяснения, разумеется, существуют уже постольку, поскольку существует и уходящая корнями в прошлое дискуссия о целесообразности применения ЯО против Японии. У обеих сторон спора достаточно доводов, а значит, этот спор будет продолжаться. Скорее всего, всегда.

Действительно, основным посылом бомбардировки было устрашение. Таким образом Японию принуждали к подписанию безоговорочной капитуляции. Император был готов к переговорам, но военное руководство и правительство Страны восходящего солнца имели другие планы: продолжать войну, ждать предсказуемо кровопролитной высадки американского десанта на крупные острова и на фоне многочисленных потерь выторговать более выгодные условия мира, нежели безоговорочная капитуляция. Применение атомного оружия вынудило японских милитаристов к капитуляции в кратчайшие сроки. Хотя, к примеру, после весенних (обычных, не атомных) бомбардировок Токио, когда погибло свыше 100 тысяч человек, японцы и слышать о ней не хотели.

Дело шло к операции «Даунфол», которую можно условно разделить на операции «Олимпик» (высадка американцев на остров Косю) и «Коронет» (высадка на Хонсю, где расположен и Токио). Японская империя, со своей стороны, готовилась к полномасштабной обороне (операция «Кэцуго») с применением как минимум 2000 самолетов-камикадзе. Оценки возможных потерь в ее ходе сильно разнятся. Нижний порог – порядка 40 тысяч человек, верхний – полтора миллиона. И это только с американской стороны, с японской – в несколько раз больше. Можно вспомнить о том, что в рамках подготовки к «Даунфолу» только медалей «Пурпурное сердце» (их вручают посмертно либо тяжело раненым солдатам) было изготовлено порядка полумиллиона. Можно вспомнить о докладе президенту Трумэну, согласно которому потери могли составить от 250 тысяч до одного миллиона человек. А можно просто помнить, что история сослагательного наклонения не терпит.

Тем не менее важно отметить, что даже за вычетом смертей в ходе «Даунфола» продолжение войны и подготовка операции в любом случае оценивается в сотни тысяч жизней. В первую очередь – жизней китайцев. В среднем, если исходить из динамики, на оккупированных Японией территориях в последнюю фазу войны гибло порядка четверти миллиона человек ежемесячно.

Нельзя однозначно утверждать и то, что Хиросима и Нагасаки были мирными городами. Разумеется, атомная бомба не щадила нонкомбатантов, но именно в Хиросиме находилась штаб-квартира армии, отвечавшей за оборону южной Японии, и более 35 тысяч человек военного персонала. Город был точкой сбора войск, на его территории располагались военные склады и несколько военных заводов. Что до Нагасаки, это был морской порт и не менее важный центр оружейного производства в принципе, включая корабли и артиллерию (к слову, первичной целью для бомбы стало сталелитейное и торпедное производство «Мицубиси»).

Впрочем, доводы сторонников ядерного удара чаще базировались на том, что Япония вела т. н. тотальную войну, в которую входило не только уничтожение противника «под ноль» (стоит вспомнить военные преступления против гражданских лиц Китая и других стран), но и служение войне всего японского общества, включая женщин и детей. Потому вопрос защиты гражданского населения рассматривался не особо. В отличие, кстати, от архитектурной и исторической ценности городов. Именно поэтому участи Хиросимы избежала «историческая столица» – Киото, чему способствовали личные усилия военного министра США Генри Стимсона. В конечном счете, необходимость бомбардировок для скорейшего окончания войны впоследствии признавали даже такие люди как император Хирохито и военный министр Фумио Кюма – уроженец Нагасаки (впрочем, последний из-за данных слов вынужден был подать в отставку, это произошло сравнительно недавно, в 2007 году).

При всем при этом никто не спорит, что последствия от двух ядерных взрывов были ужасающими, и в радиусе километра не уцелел почти никто: в уголь превратилось все живое – и старики, и младенцы. Любого нормального человека подобное шокирует, посему список тех, кто так или иначе отстаивает доводы противоположной стороны и считает произошедшее военным преступлением, весьма обширен: от Национального совета церквей США до ученых – участников проекта «Манхэттен», от Альберта Эйнштейна до генерала Дугласа Макартура.

Даже президент Дуайт Эйзенхауэр, которого никто не относит к «голубям мира», признавал, что был одним из тех, кто ставил под сомнение необходимость сброса бомб. «Меня охватила депрессия, и я озвучил ему мои глубокие сомнения, во-первых, основывающиеся на моей вере в то, что Япония была уже разбита и что атомная бомбардировка была совершенно излишней, и во-вторых, потому что я считал, что наша страна должна избегать шокировать мировое мнение использованием оружия, применение которого, на мой взгляд, более не было обязательным как средство сберечь жизни американских солдат», – написал он в первом томе своих мемуаров «Годы в Белом доме».

В общем, как и было сказано выше, пусть не юридические, но морально-этические споры вокруг трагедии шли, идут и идти будут. Мотивация спикера российского парламента в общем и целом понятна: да, применение ЯО стало катастрофой для сотен тысяч людей (впрочем, как и уроком для мировых правительств), да, Россия и США сейчас находятся в отвратительных отношениях, следствием чего являются бесконечные упреки разной степени объективности. В конце концов, международный имидж США как страны-гуманиста трещит по швам – и чем раньше треснет окончательно, тем лучше как с точки зрения истины, так и с точки зрения гуманизма без кавычек.

Однако не стоит забывать, что пострадавшая сторона – Япония – не только не выдвигает каких-либо претензий к Вашингтону, но и является надежным стратегическим союзником США (как и страной, на территории которой после поражения во Второй мировой расположены американские военные базы). Кроме того, принципиальной и последовательной позицией России является противодействие любым попыткам пересмотреть итоги Второй мировой войны, частью которой были и атака на Хиросиму и Нагасаки, и капитуляция Японии. Усилия к тому, чтобы дать тем событиям юридическое определение, крайне нежелательны хотя бы с точки зрения создания прецедента, который – паровозиком – потянет за собой другие, как относящиеся, так и не относящиеся к делу.

В числе первых придется упомянуть как минимум то, что Сталин был прекрасно осведомлен о планах США относительно Японии. Более того, в разговоре с Трумэном (согласно мемуарам последнего) отмечал, что рад появлению у Вашингтона новой бомбы и надеется, что США смогут эффективно применить ее против японцев (согласно мемуарам Жукова, сразу после этой беседы Сталин озаботился ускорением работ над советским ядерным проектом). Не отбросить и того, что СССР объявил Японии войну уже после ядерного удара по Хиросиме. А до того односторонне разорвал пакт о нейтралитете, соблюдаемый японцами на протяжении всей войны, несмотря на давление Гитлера.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  08.12.2017
Республиканец Майк Галлахер, член комитета Конгресса по вооруженным силам, бьет во все колокола - американская аэрокосмическая промышленность использует недопустимо много цветных и редких металлов, ввозимых из-за границы. По его мнению, Пентагон, строя планы победоносных войн, почему-то в упор не видит этой опасности. Когда же правдоруб Галлахер пытается привлечь внимание к зависимости от импорта из Китая и России, штабные офицеры, отвечающие за логистику, избегают с ним встреч, а, если оказываются в Конгрессе, обходят его кабинет на цыпочках.
Мировой ВПК  08.12.2017
Командование ВКС, высоко оценив боевые качества российского новейшего истребителя-бомбардировщика Су-34 в Сирии, на основании полученного опыта предложило ОКБ Сухого улучшить их. Благо, такая возможность имеется. Прежде говорилось о том, что улучшенная модификация должна появиться в 2020 году. Однако по поступившим из ОПК сведениям это может произойти и раньше. В настоящий момент Су-34 начал тестироваться с новыми авиационными средствами поражения и рядом новых или доработанных систем бортового радиоэлектронного оборудования.
Геополитика  05.12.2017
В Норвегии маленькая неприятность. По сути, мелочь по сравнению с мифической угрозой вторжения российской армии. Выяснилось, что Министерство обороны Норвегии платит США за то, чтобы они шпионили на территории независимого королевства. Старший консультант Министерства обороны королевства Ларс Гьямбл сообщил журналистам о том, что недавно закупленные у компании «Локхид Мартин» новейшие истребители-бомбардировщики F-35 Lightning II тайно передают на серверы производителя, расположенные в Форт-Уэрте, штат Техас, секретную информацию.
Мировой ВПК  04.12.2017
Военный обозреватель издания The National Interest Дейв Маджумдар слетал в командировку в элитное 1-е истребительное крыло ВВС США, где эксплуатируются самые лучшие американские истребители F-22 Raptor. И вернулся с совершенно обескураживающими сведениями. Главная новость состоит в том, что война США с Россией и Китаем неизбежна. «Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне», — пишет Маджумдар.
Конфликты  01.12.2017
Обстановка в Сирии становится все более запутанной. Неудивительно, ведь судьбу почти уничтоженного гражданской войной государства решает уже почти весь мир. Причем, наиболее влиятельные силы, из тех кто этим занят, находятся далеко от границы арабской республики. После ряда побед на юге сирийской провинции Дэйр-эз-Зор, местные военные, а также их российские коллеги заявили об уничтожении Исламского государства. Это обстоятельство вновь напомнило о главном сирийском вопросе — что будет после войны?
Конфликты  29.11.2017
Лишившись шансов продвинуться вглубь восточных районов Дэйр-эз-Зора, сирийская армия, вероятно, будет активно выполнять другие задачи. Добравшись до Евфрата и освободив все прилегающие к нему с запада города и деревни, правительственные войска были остановлены курдскими отрядами, которых на противоположном берегу реки поддерживают в первую очередь Соединенные Штаты Америки.
Конфликты  27.11.2017
Сирийская арабская армия совместно со своими союзниками продолжает зачищать от Исламского государства западный берег Евфрата и прилегающие районы. После взятия Абу-Кемаля войска не смогли продвинуться восточнее из-за интенсивных боевых действий в окрестностях города и севернее. За это время проправительственным силам, разделенным на два фронта, почти удалось соединиться близ Абу-Кемаля. А это значит, что все отряды Исламского государства в Хомсе и на западе Дэйр-эз-Зора оказались окружены. Это большой успех, но военное руководство арабской республики, вероятно, не удовлетворено.