08.09.2014, 21:36
Ассиметричная логика правительства
Ассиметричная логика правительстваМеждународная военная политика
Дмитрий Медведев предлагает собственный ответ на санкции Запада.

Россия может ассиметрично ответить на новые западные санкции, используя при этом опыт других стран. О планах российского правительства рассказал в большом интервью газете «Ведомости» премьер-министр Дмитрий Медведев. В частности, председатель кабинета министров обещает закрыть для полетов западных авиакомпаний наше небо, что приведет к банкротству многих перевозчиков.

«Санкции сначала экономические, а потом в ответ – политические, а политические вещи всегда асимметричны. И это уже пострашнее ограничений поставок – возможен взлом системы безопасности в мире. Надеюсь, что наши западные партнеры этого не хотят и сумасшедших среди тех людей, которые принимают решения, нет», – заявил Медведев. И напомнил нашим западным партнерам, что санкции вряд ли приведут к изменению политики государства. Наоборот, страна укрепится политически и получит дополнительный стимул к развитию собственной экономики.

«В 1989 году были введены санкции против Китая после известных событий на площади Тяньаньмэнь. Санкции очень близкие тем, что введены против нас. Теперь давайте посмотрим: китайская экономика стала развиваться хуже после этого? Нет. Они отклонились от того курса, который был задан именно в конце 80-х гг.? Нет. Они успешная экономика? Вне всякого сомнения. Это экономика, которая скоро станет первой в мире. Китай поменял общественный строй? Китай почувствовал себя наказанным? Нет. Они просто мобилизовали внутренние ресурсы, но таким образом, что не отрезали себя от внешнего мира. В известной степени эти санкции пошли на пользу Китайской Народной Республике», – привел Медведев показательный пример из мировой истории. И добавил, что сейчас как никогда остро стоит вопрос о развитии сотрудничества с Китаем, Индией, Вьетнамом и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

В настоящий момент наиболее сильно ударили по Западу наши ограничения на ввоз европейских продуктов питания. Как говорит Медведев, мы не понесли от этого значительного ущерба, зато смогли свободно вздохнуть отечественные производители сельхоз товаров. Решение, по словам премьера, готовилось долго, тщательно и не было спонтанным.

На вопрос, хватит ли нашим крестьянам годового срока ограничений, Медведев ответил, что надеется на наших производителей, которые смогут за этот срок занять достойное место на российских прилавках.

Как считает доктор экономических наук, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов, для того, чтобы санкции больно не ударили по нам, государство должно быть готово к более радикальным решениям:

– Сейчас на Западе уже подсчитывают убытки от российских ограничений на ввоз сельхоз продукции из ЕС. Но, по сути, сейчас мы возвращаем нашим крестьянам упущенную прибыль, которая образовалась в результате присоединения России к ВТО. Нынешние ограничения восстанавливают «статус-кво», который позволит поддерживать жизнеспособность отечественного производителя. На мой взгляд, нам не надо заниматься «мелочевкой» и придумывать ответные санкции, а необходимо сделать один решительный шаг – выйти из ВТО. Это будет восстановление справедливости, которую мы ждали много лет. Наш товаропроизводитель изначально поставлен в неравные условия, не надо никому объяснять масштабы поддержки западного фермера.

Другой фактор – западный производитель имеет доступ к дешевым кредитам. Транснациональные банки получают деньги «из первых рук», то есть от печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). У нас такого нет.

Нынешние события вокруг Украины, санкции Запада я рассматриваю как повод на фундаментальном глобальном уровне осмыслить нынешнее положение России в мире.

— Ограничения введены на год. Медведев надеется, что за это время наши товары займут достойное место на отечественном рынке.

– Любой аграрий скажет, что увеличить производство можно максимум на 30% за счет незагруженных мощностей. Дальше будет стоять вопрос об инвестициях. В рамках одного года никто инвестиционных решений принимать не будет. Так что наш товаропроизводитель сельхоз продукции находится в подвешенном состоянии.

— Может ли привести к положительному результату запрет западным авиакомпаниям летать над нашей территорией?

– Даже в советское время европейские самолеты летали в Японию и другие страны Азии через территорию СССР. Не думаю, что запретами мы добьемся больших дивидендов. На мой взгляд, это не самый сильный наш рычаг воздействия на Запад.

— Какие же способы более эффективны?

– Во-первых, надо провести немедленную деоффшоризацию нашей экономики. Если мы переведем наши активы в российскую юрисдикцию, то Запад потеряет возможность манипулировать нашей «оффшорной аристократией», которая держит в своих руках большую часть российской экономики.

Во-вторых, надо реорганизовать деятельность Центробанка. Наш товаропроизводитель не имеет доступа к дешевым кредитам.

В-третьих, нужен запрет на трансграничное движение капиталов. Сейчас многие сетуют на то, что курс рубля падает. Но рубль падает из-за того, что падает наша экономика. А это происходит в результате решений ФРС. Она принимает решение, и капитал уходит из России.

Я недавно смотрел материалы обсуждений в Конгрессе США. Там говорили, что Россия сознательно снижает курс своей национальной денежной единицы и тем самым ведет валютную войну. Давайте, мол, введем дополнительные пошлины на импорт товаров из Российской Федерации. Оказывается, мы сами виноваты в падении рубля. С моей точки зрения, дополнительные импортные пошлины это просто новые санкции, еще одна возможность загнать нас в угол.

Много и других способов ответить Западу. Но надо понять главное: нам надо строить суверенную экономику, чтобы мы могли обеспечить себя всем необходимым. Надо обратиться к опыту сталинской индустриализации. Ведь это была не какая-то сумасбродная идея, а реакция на те санкции, которые Запад организовывал постоянно, начиная с конца 1917 года. Не было ни одного дня, чтобы не было торговой, финансовой, морской блокады.

Так что ничего нового нет. Будет и кредитная, и торговая, и морская блокада. Но в России есть всё необходимое и достаточное для развития, мы не просто страна, а континент. Тогда все западные санкции будут для нас смешными и глупыми. Надо принимать стратегические решения. К сожалению, правительство может только рефлексивно реагировать на текущие вызовы.

— Медведев указывает на опыт Китая, который из-за санкций не замедлил экономический рост и не изменил принципов внутренней политики.

– Опыт Китая для нас неприменим. Китай опирался не на внутренние силы, а на возможности поставлять товары на западные и прежде всего американские рынки. Грубо говоря, Китай загоняли в определенный «коридор» экономического развития. И этот путь не позволял Китаю стать полностью суверенной страной. Его экономика не самодостаточная, а потому может рухнуть в любой момент.

Экономика КНР уже дает сбои. И дело не в санкциях, а в завершении процесса глобализации. Экономика Китая уже натыкается на ограничения мирового рынка. Сейчас в Пекине активно думают о том, по какому пути развиваться дальше. Это стали обсуждать лет десять назад.

Часть руководства КНР говорила о развитии внутреннего рынка, который до сих пор в стране не развит. Катиться по накатанной колее легче, чем идти по целине, и с задачей китайцы не справились. Сейчас в руководстве Китая есть и другое мнение: надо идти по пути США, то есть ориентироваться не на экспорт товаров, а на импорт капиталов. Но для этого надо выстраивать модель «Pax Americana». Китай же никогда по своей культуре не был мировой империей. А чтобы сравниться с США, ему надо иметь военные базы по всему миру и нажиться на двух мировых войнах. Нынешние распри в руководстве КНР тщательно скрываются, даже пленумы ЦК КПК проходят в закрытом режиме.

Так что не надо обольщаться китайским опытом. К тому же, не стоит обращать большое внимание на показатели роста ВВП. Они вообще мало что объясняют. Там есть фактор инфляции цен, да и в принципе большую часть ВВП составляет сфера услуг, а не реальный сектор. Китай ждут еще очень серьезные проблемы.

— Поможет ли нам снизить влияние санкций усиление сотрудничества со странами Азии?

– Тактически это верно, но не стратегически. Дело в том, что страны Юго-Восточной Азии не самодостаточны. Они не развивают экономику ради национальных целей, их экономики встроены в мировое капиталистическое хозяйство. В тактическом плане мы должны развивать сотрудничество с Азией, но в долгосрочной перспективе мы не должны зависеть от этих стран. Сотрудничество должно помочь нам выстроить самостоятельную экономику.

Конечно, нам надо определить круг государств, с которыми будем тесно сотрудничать. Возможно, создать что-то наподобие Совета экономической взаимопомощи. Но политическая ситуация в мире развивается быстро, и пока рано об этом говорить.

Политолог Анатолий Баранов полагает, что главным ответом на санкции могут быть не ответные действия нашего правительства, а последствия от самих санкций:

– На самом деле роль правительства в процессе ответа на санкции не существенна, так как его решения не особо влияют на ситуацию. К примеру, недавно правительство приняло решение о помощи беженцам с Украины в ряде регионов. Мало того, что забыли Севастополь и Крым, где беженцев много, так и выделенные средства довольно малы.

Что касается ассиметричных мер на санкции, то самой ассиметричной мерой стали результаты западных же санкций. К примеру, доходы крупных иностранных торговых сетей сократились на 24%. С 8 сентября на две недели закрылся завод «Фольсваген» в Калуге. Дело в том, что у наших людей нет денег на покупку хороших и сравнительно недорогих машин. Санкции ведь бьют в первую очередь по доходам граждан, и люди перестают покупать многие вещи. Таким образом, западные компании высечены собственными правительствами.

Вот это более значимо, чем попытки запретить полеты самолетов над Россией. Тогда ведь и Россия не будет никуда летать: у нас авиапарк зависит от импортных комплектующих. Это ограничения в стиле «выколю себе глаз, чтобы у тещи был кривой зять».

Санкции Запада бьют по западным компаниям через сокращение потребительского спроса у российских граждан. Но мало влияют на политические решения государства. Наши граждане не выбирают правительство, и вообще слабо на него влияют. А вот своим кошельком они голосуют против иностранных фирм.

— Поможет ли нам развитие отношений со странами Азии?

– Проблема в том, что наши рынки зависят сильно от коррупционной составляющей. Мы уже долго не видим на прилавках качественные и дешевые продукты из Средней Азии. Чиновникам и торговым сетям выгодно поставлять именно дорогие из Европы, причем без оглядки на качество. Доходило до того, что в Луховицах, где стоит памятник огурцу, местные хозяйства были вынуждены в прошлом году сворачивать производство, так как все местные прилавки были завалены польскими огурцами по демпинговым ценам. Это рынок, который регулируется коррумпированной бюрократией. И то, что санкции немного обрубили черные схемы, можно приветствовать.

— Хватит ли года ограничений, чтобы отечественные продукты заняли достойное место на прилавках?

– Российские прилавки – понятие разнообразное. На «колхозных» рынках наши продукты и раньше занимали достойное место. Что касается крупных торговых сетей, то они ведут себя, как рейдеры. Они сильно давят на производителя, чего он не выдерживает. И я не вижу причин, чтобы политика торговых сетей поменялась под воздействием предложения отечественных производителей. Если им не окажет помощь правительство, то они будут проигрывать иностранным производителям.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).