19.07.2016, 20:56
Выдержит ли Эрдоган удар с моря
Выдержит ли Эрдоган удар с моряМеждународная военная политика
14 кораблей Военно-Морских сил (ВМС) Турции не вышли на связь после неудавшейся попытки военного переворота с 15 на 16 июля 2016 года. Об этом пишет газета The Times со ссылкой на свои источники. Накануне волнений в Турции все эти корабли находились в Эгейском и Черном морях, где несли боевую службу.

До сих пор неизвестно местонахождение и командующего турецким флотом. Адмирал Вейсел Коселе либо сам участвовал в заговоре, либо его удерживают в заложниках, считает The Times. «Не установлено, находится он (адмирал) в заложниках у путчистов или выступал на их стороне», — отмечает издание.

Тип пропавших кораблей и их вооружение пока неизвестны.

Между тем, президент Турции Реджеп Эрдоган ещё утром 16 июля поспешил заявить, будто преданные ему силовики полностью восстановили контроль над страной. Однако если сведения The Times, а также некоторые другие, подтвердятся, Эрдогану рано праздновать победу. Об этом же свидетельствует и ряд других событий в стране.

Так, утром 19 июля пришло сообщение о нападении на пост полиции на севере Турции. При этом два офицера полиции погибли, еще шесть человек, в том числе пятеро полицейских, пострадали. А вечером того же дня, как сообщает The Mirror, в турецкой столице Анкаре произошел мощный взрыв.

До сих пор не найдены и считаются пропавшими без вести 25 спецназовцев, пытавшихся захватить президента Эрдогана в южном курортном городе Мармарис 15 июля, а посланные за ними вертолеты также пропали, сообщает журналист Hurriyet Абдулкадир Сельви.

Эрдоган пытается жёсткими мерами пресечь новые выступления военных. По меньшей мере 103 генерала и адмирала задержаны властями. Это почти треть всего турецкого генералитета. В частности, арестован командующий авиабазой «Инджирлик», которую для своих операций используют США, генерал Бекир Эркан Ван. Всего же по обвинению в организации попытки переворота задержаны 7543 человека.

Вице-премьер Турции Мехмет Шимшек опроверг информацию о пропавших после неудачной попытки военного переворота кораблях ВМС. Однако доверять официальным заявлениям из Анкары сегодня, по понятным причинам, надо с большой оглядкой.

Между тем, группировка из 14 боевых кораблей, вышедших из повиновения Эрдогану, способна сделать ситуацию в Турции ещё более неустойчивой. Будут ли мятежники пытаться силой оружия помочь своим сообщникам на берегу? Или просто тянут время перед тем, как сдаться одной из соседних стран, последовав примеру восьми турецких военнослужащих, которые сдались греческим властям 16 июля, приземлившись на вертолёте в аэропорту Александруполиса?

Глава комитета Госдумы по обороне адмирал Владимир Комоедов уже заявил, что обеспокоен угрозой, которую могут представлять неподконтрольные турецким властям корабли.

— Крыса, загнанная в угол, способна на непредсказуемые поступки. 14 мятежных кораблей, которые находятся непонятно где, — это проблема для безопасности не только самой Турции, но и для всего региона, — заявил Комоедов «Интерфаксу». Для того, чтобы оценить ситуацию, он предложил представить, «что у вас в доме выключился свет — и в этот момент потерялись 14 гранат с выдернутой чекой».

— Вообще всё, что связано с этой попыткой переворота, у меня лично вызывает некоторое недоумение, — говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. - Турецкие военные всегда умели совершать перевороты и доводить их до логического конца. А здесь создаётся ощущение, что они делали всё для того, чтобы провалить свою операцию.

Что касается 14 кораблей ВМС Турции, то мы многого не знаем. Если корабли действительно не выходят на связь, то это, однозначно, мятежники. И понятно, что они опасаются за свою жизнь. Не случайно Эрдоган заговорил о том, что необходимо вернуть смертную казнь, поскольку, дескать, этого требует народ. Совершенно ясно, что Эрдоган самым серьёзным образом намерен репрессировать военных, сколько-нибудь замешанных в перевороте.

Можно ли сказать, что переворот уже подавлен, учитывая, что значительная часть ВМС Турции оказалась вне контроля высшего руководства страны? Могут ли моряки на этих кораблях попытаться осуществить какие-то действия против верных Эрдогану военных?

— Вряд ли стоит ждать какой-то спланированной военной операции. Эти корабли разобщены, разбросаны по двум морям, объединить усилия им будет крайне сложно. Возможен какой-то жест отчаяния, обстрел каких-то прибрежных объектов. Чтобы провести серьёзную операцию необходимо, чтобы на кораблях был десант. А его, по всей видимости, там нет.

Вообще, «молчание кораблей» может объясняться ещё и тем, что среди экипажей нет единства. Самый вероятный вариант развития ситуации — экипажи сдадутся одной из ближайших стран, в надежде, что им предоставят убежище, а корабли отдадут в Турцию. Скорей всего, это будут страны, входящие в НАТО или дружественные альянсу: Болгария, Греция, Румыния. У них у всех давние исторические счёты с Турцией. Думаю, эти страны, несмотря на давление турецкого руководства, сошлются на соображения гуманности, и мятежников не выдадут.

Можно ли предположить, что какой-то из кораблей сдастся Украине и та с удовольствием возьмёт профессиональных моряков к себе на службу?

— Это маловероятно. Украинское руководство делает всё, чтобы превратить Турцию в своего союзника. Используя, в том числе, и крымский вопрос. Поэтому оно тут же выдаст мятежные экипажи, чтобы показать свои «дружеские намерения». Скорей уж турецкие моряки сдадутся Грузии, хотя это тоже не очевидный вариант.

Если всё-таки мятежные корабли решат повоевать, у Эрдогана хватит сил их уничтожить или нейтрализовать?

— Безусловно. В современной войне группировка кораблей, в которой нет авианосцев, очень уязвима для авиации. В целом же, я думаю, турецкие военные поняли, что большая часть общества поддерживает Эрдогана, поэтому дальнейшие попытки его свергнуть сейчас вряд ли увенчаются успехом. Какими бы умелыми не были действия мятежных турецких моряков, они не изменят общей ситуации в Турции.

— Конечно, 14 боевых кораблей — достаточно серьёзная группировка, — рассуждает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. - Но что они смогут сделать? Обстрелять побережье, попытаться помешать морской торговле Турции? Это серьёзно не повлияет на режим Эрдогана. В конце концов, он просто отдаст приказ авиации начать охоту за этими кораблями. Чтобы уничтожить их, понадобится какое-то время, но исход всё равно будет не в пользу мятежников.

При всём том, я не думаю, что военные на «пропавших» кораблях замышляют какие-то военные действия против Эрдогана. Скорей всего, они просто опасаются возмездия и сейчас думают о том, в какой стране им лучше сдаться властям.

В случае военных действий, остальные страны займут нейтралитет?

— Да, если это не будет задевать их безопасности. Конечно, Эрдоган может, к примеру, Россию попросить оказать какую-то поддержку. Мы напрямую в боевых действиях участвовать не будем, но разведданные передавать можем вполне. Нам выгодно, чтобы Эрдоган удержался. Потому что в нынешней ситуации он, вроде как, за мир и дружбу с Россией. Это, конечно, может быть игрой, но всё равно получается, что у Запада очень неустойчивые отношения с Турцией. И нам хорошо было бы по максимуму использовать эту ситуацию, чтобы добить оппозицию в Сирии. Турецкая армия максимально ослаблена и всерьёз вмешаться не сможет.

Если Эрдоган отдаст приказ бомбить корабли, его выполнят?

— Да, скорей всего. Поскольку тем военным, которые остались лояльны Эрдогану, необходимо доказать свою преданность и самим избежать репрессий. Впрочем, сейчас сложно до конца понять, сколько осталось верных президенту силовиков и насколько упала боеспособность турецкой армии.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.