25.10.2016, 19:35
Ракеты Пекина возьмут массой
Ракеты Пекина возьмут массойМеждународная военная политика
Китай представит на выставке в Чжухае Airshow China 2016 аналог российского оперативно-тактического ракетного комплекса ОТРК «Искандер». Как сообщил 25 октября ресурс Defence-blog.com, китайцы продемонстрируют экспортный вариант нового тактического ракетного комплекса M20.

По своим тактико-техническим характеристикам и даже внешне он напоминает экспортный вариант нашего «Искандера». В частности, имеет две тактические ракеты с дальностью действия до 280 км (с возможностью действия до 400 км), однако, в отличие от российской системы, китайские ракеты расположены в индивидуальных транспортно-пусковых контейнерах.

Технические характеристики самой ракеты на данный момент держатся в секрете, возможно, о них расскажут в Чжухае.

Насколько китайский ТРК оригинален и может соответствовать характеристикам экспортной версии российского ОТРК «Искандера»? Какую нишу в китайских ВС занимают тактические ракеты?

Не секрет, что Китай при разработке своих вооружений широко использует заимствования. Немало помогала ему в этом и Украина (например, известно о передаче в 90-е из Украины в КНР советской стратегической КРВБ Х-55). О комплексе М20 известно мало, и я бы не стал говорить о прямых заимствованиях, говорит ведущий научный сотрудник Института США и Канады РАН, консультант командующего Ракетными войсками стратегического назначения, ранее — начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин.

— По своим ТТХ комплекс — это примерный аналог не «Искандера», а усовершенствованного ТРК «Точка-У». Дальность экспортной версии с учетом Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ) — 280 км. По моим данным, КВО (круговое вероятное отклонение) ракеты М20 — менее 30 метров. То есть речь идет о высокоточной ракете, которая вроде как была принята на вооружение в 2013 году под наименованием DF-12. Для достижения «КВО менее 30 км» нужно, чтобы ракета управлялась в полете, а как известно, китайцы имеют аналог GPS — систему «Бэйдоу» (BDS).

В целом, арсенал китайских ОТР очень велик. Это ракеты DF-11 (дальность — 300−800 км) и DF-15 (до 1 тысячи км) различных модификаций, а также новые DF-16. Приводятся совершенно разные оценки количества ОТР. По моим данным, развернутых ПУ DF-11 у китайцев не менее 300, DF-15 — не менее 500, DF-16 только начал разворачиваться и сейчас, видимо, можно говорить только о 30−50 ПУ. Все ОТР имеют два варианта оснащения — обычной БЧ и ядерной. По имеющейся информации, в процентном отношении DF-11, предназначенных для ядерных зарядов, около 10−15%, DF-15 — около 20−25%.

Учитывая дальность полета и географическое расположение КНР, китайские военные при планировании боевого применения ракет должны учитывать и Россию…

— По имеющимся данным, в ракетных бригадах НОАК ОТК нацелены главным образом против Индии и Тайваня. Причем на тайваньском направлении ОТР — без ядерных БЧ. То есть если вдруг Китай соберется завоевывать Тайвань, то при атаке он будет использовать ракеты только в обычном оснащении. В бригадах, которые «примыкают» к нашим границам, ракет с ЯБЧ тоже не замечено.

По количеству ОТР китайцы явно находятся на первом месте. И пусть их тактические ракеты не такие совершенные, но они делают ставку именно на количество — даже если какая-либо часть запущенных ОТР будет сбита системой ПВО-ПРО противника, часть долетит, говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— Не исключено, что данные по ОТР занижены и счет DF-11 и DF-15 может идти на тысячи. Тем более что они есть и в Ракетных войсках — например, для поражения целей на Тайване (52-я РА является по месту дислокации и назначению «антитайваньской»), и в Сухопутных, направленных на район Владивостока — Уссурийска. Все китайские ракеты имеют ядерный вариант оснащения, кроме МБР шахтного базирования DF-5 и DF-4, которые по определению ядерные.

На ваш взгляд, китайцы копировали технологии в сфере ОТР?

— Естественно, причем у нас. В основе всего китайского, так или иначе, лежит советская техника, и только маленький сегмент западной — в основном вертолеты и торпеды. Китай идет таким же путем, которым в свое время шел Советский Союз: он копирует технологии, при этом их «китаизирует», то есть, постепенно развивая, делает более отечественными.

Это происходит во всех сферах, в том числе и по оперативно-тактическим ракетам. Китайские тактические ракеты достаточно востребованы на рынке, в первую очередь — Ближнего Востока. Так что экспортный вариант М20 вполне может найти свою нишу.

Китайцы активно экспортируют ракеты, в отличие от РФ. У нас «Искандеры» только в Армении «всплыли», несмотря на то, что в июне глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов говорил, что экспорт этих ОТРК запрещен, говорит научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— То есть в этом сегменте на рынке в основном присутствуют американцы со своими ОТР ATACMS и китайцы. С нами КНР почти не конкурирует по той простой причине, что мы фактически самоустранились — в свое время не стали поставлять ОТРК в ту же Сирию и т. д. Кстати, условным конкурентом для нас выступают украинцы со своим ОТРК «Гром», который они делают на деньги Саудовской Аравии. Хотя тут более корректно говорить о продаже технологий, а не готовом комплексе.

Также отмечу следующую тенденцию: сейчас РСЗО активно замещают на рынке тактические ракетные комплексы, поскольку имеют практически такую же дальность. Например, белорусская РСЗО «Полонез», созданная при участии китайцев, по характеристикам сопоставима с экспортным вариантом ОТРК «Искандер». А РСЗО «Смерч» мы активно поставляем на рынок, например, Азербайджану, Алжиру.

Ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин говорит, что нет никаких оснований говорить о М20 как аналоге ОТРК «Искандер».

— Речь идет о ракете малой дальности, и все теории о ее квазибаллистической траектории полета носят спекулятивной характер. Насколько можно судить, она вообще предназначалась для интегрированной системы тактического оружия Сухопутных войск — пусковых установок для разных ракет на одном мобильном шасси. То есть способной выступать в качестве ПУ для высокоточной ракеты малой дальности М-20, сверхзвуковой крылатой СХ-1 и тяжёлой РСЗО. Но она едва ли М20 будет являться системой «второй артиллерии». Уже несколько раз китайцы выставляли на выставках комплекс с двумя баллистическими ракетами малой дальности и сразу же СМИ начинали писать, что он сделан под «Искандеры». На самом деле, для этого нет оснований.

Ракетная промышленность КНР — самая динамичная и зрелая отрасль тамошнего ВПК. В этой сфере китайцы довольно рано ушли от копирования иностранных образцов. Они вообще рассматривают баллистические ракеты как приоритетное направление, поскольку развитие ракет малой и средней дальности позволяет им компенсировать относительную слабость своей авиации в отношении США. Да и экспортный потенциал их ОТР довольно большой. Но надо учитывать РКРТ, а также то, что китайцы активно экспортируют тяжелые РСЗО, в том числе — оснащенные управляемыми ракетами. В этом смысле эти два класса вооружений — ОТР и РСЗО — сливаются. Но китайцы все равно работают в сфере ОТР, например, помогли Турции создать ракетный комплекс «Йылдырым» (Yэldэrэm). Хотя по экспорту тяжелых РСЗО они — безусловные лидеры.

Китайцы рассматривают ОТР как некую альтернативу авиации?

— Да. Большинство ОТР находятся не в Сухопутных войсках, а выделены в отдельный вид ВС — Ракетные войска. Они предназначены не для поддержки действий СВ, а как я уже сказал, выполняют роль своего рода альтернативных ВВС. Учитывая возможность интервенции США и поставки ими современных систем ПВО и самолетов союзникам, КНР рассчитывает использовать баллистические ракеты для решения задач, которые в странах Запада выполняют ВВС — уничтожения стратегических целей, аэродромов, объектов системы ПВО, логистических и политических центров и т. д. Под все это подведена большая теоретическая база.

Сухопутные войска имеют в своем распоряжении некоторое количество ОТР — DF-11 и, видимо, M20. Но их мало и они имеют второстепенное значение. Другие ракеты рассчитаны на поражение как минимум Тайваня, а желательно — всех островов первой цепи, то есть Филиппин и т. д. Отсюда большой крен в сторону баллистических ракет средней и малой дальности. Что касается России, то в силу географических особенностей, все наши крупные центры на Дальнем Востоке находятся фактически на границе, то есть здесь китайцам и напрягаться особо не стоит.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.