24.10.2016, 14:56
Что только что случилось в Сирии
Что только что случилось в СирииМеждународная военная политика
Сидящий на чемоданах Барак Обама и его команда в течение двух сроков демонстрировали провальную политику, в частности, на Ближнем Востоке. Стремление показаться «миротворцем» для Америки само по себе губительно, потому что не естественно. А мягкотелая и невнятная позиция Обамы по многим вопросам (исключая, возможно, иранскую ядерную программу, но и там нынешняя администрация по отношению к союзникам также вела себя некорректно) раздражала не только республиканцев, но и демократов. 

И этот период объективно был прекрасным моментом для вмешательства России в сирийский кризис с целью решения множества задач — как официальных (вроде борьбы с терроризмом на дальних подступах), так и неофициальных (закрепление в Средиземноморье и поднятие цен на энергоресурсы проверенным способом — генерацией военных конфликтов).

На фоне Обамы, который прагматично все сам скрупулёзно изучает и просчитывает, но в итоге не решается на радикальные методы, российский лидер объективно выглядит более уверенно и целеустремлённо.

В настоящее время Москва и Вашингтон продолжают озвучивать свои позиции в рамках ведущейся информационной войны, то есть способом косвенных или прямых взаимных обвинений. На днях глава Пентагона Эштон Картер вновь обвинил Россию в разжигании гражданской войны в Сирии, отметив, что Москва выступает и действует за Башара Асада, но не против «Исламского государства», как обещала сразу после официального начала экспедиционной операции в Сирии.

В то же время пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что для разрешения конфликта в Сирии предстоит очень долгая и напряженная работа, но некоторые страны пытаются заигрывать с террористами «Джебхат ан-Нусры». Он подчеркнул, что «есть лишь два пути: или в Дамаске сидит Асад, или в Дамаске сидит „ан-Нусра"». «Третьего варианта сейчас не существует. И чтобы выйти на политическое урегулирование, в Дамаске должен сидеть Асад (…) Если в Дамаске засядут террористы, тогда уже не будет никакого политического урегулирования. Тогда ни к каким хозяевам, ни к каким-то кукловодам эти террористы прислушиваться не будут», — сказал он, добавив, что территорию Сирии нужно освобождать, сделав «при этом все возможное, чтобы страна не разделилась».

Не претендуя на истину, попробую обозначить принципы, которыми, на мой взгляд, руководствуются США и Россия, делая официальные заявления. И как бы в России скептически не относились к действиям США, объясняя факты «происками ЦРУ» и т. д., признаем — в заявлении американцев есть своя правда. Так же, как она есть и у россиян.

Логика США строится не только на популизме в духе «Асад должен уйти», что на самом деле не выгодно для американцев, так как это резко усилит просаудовские и прокатарские группировки. Правительственные войска действительно мало соприкасаются с «Исламским государством» — в провинции Алеппо в районе авиабазы Кувейрис, пальмире и в Дейр-эз-Зоре, где остается блокированным гарнизон сирийских войск. Российская и сирийская авиация крайне мало наносят удары по «халифату» — то есть по востоку Сирии, в основном действуя на западе страны, где практически нет ИГ, а сильны позиции «ан-Нусры» и других групп оппозиции. Бороться с ними одним авиаполком и небольшим количеством спецназа можно и нужно — на Востоке помимо хитрых ходов уважают силу. Но дело отнюдь не в группировках. Оппозиция не могла и не может закрепиться там, где ее не поддерживают. Учитывая мои контакты с населением Сирии, все рассказы про удерживание десятков тысяч гражданских в Восточном Алеппо несколькими тысячами боевиков — пропаганда. К слову, так же, как пропаганда — казни сотен гражданских в Мосуле боевиками ИГ (когда «халифат» на днях захватил 11 районов Киркука, в реальности в Мосуле проходили народные гуляния). В Алеппо и Идлибе всегда были сильны повстанческие настроения по отношению к Дамаску. И сейчас сунниты из Алеппо предпочитают стать беженцами, нежели идти в контролируемые шиитами районы Сирии. В этом смысле удары по суннитским районам действительно способствуют радикализации населения, которое зачастую разделяет салафитские идеи и расценивает оппозицию как защитников, а не захватчиков.

США точечно, не афишируя, с помощью ударов беспилотников уничтожали лидеров «Нусры», однако объективно американцы выступают против ее падения. Потому что вокруг нее во многом выстраивался костяк группировок с бывшими солдатами армии Асада. И если «Нусра» резко ослабнет, то окрепнет Дамаск, и другим повстанческим группам будет тяжело бороться с войсками САР и иранским шиитским интернационалом.

Российская сторона постоянно подчеркивает, что Москва выступает за целостность Сирии. Слова Дмитрия Пескова - очередное заявление в духе «единой и неделимой Сирии». Об этом же постоянно говорят Дамаск и Тегеран. А с недавних пор — Турция, что на самом деле смешно слышать, учитывая, что города по линии Азаз и Джераблус и на глубину вплоть до Аль-Баба (город еще не взят, но объявлен целью Турции) вряд ли уже Дамаск будет когда-либо контролировать. Более того, турки на днях ввели танки на сирийскую территорию с другого направления — рядом с Африном для строительства нового погранперехода. Естественно, для снабжения «умеренной оппозиции».

Представляется, что заявления Москвы о целостности Сирии имеют больше политический смысл, чем отражают реальную ситуацию. Почему? Потому что если Кремль заявит, что в Сирии действительно есть зоны, которые будет невозможно удерживать шиитскими отрядами, то эту позицию придется конкретизировать. И тогда придется говорить о курдах, которые претендуют на автономию, о которой не хочет слышать Дамаск и Тегеран до такой степени, что были не против турецкого «Щита Евфрата». Придется говорить и суннитах, которые не живут в западном Алеппо, что бы там ни говорили российские эксперты, которые слабо представляют этот «западный Алеппо» даже на карте (иначе было бы понятно, что там просто негде жить вообще). И которые лучше будут с умеренной или даже радикальной оппозицией, нежели с Дамаском. Также придется говорить и том, что Дамаск и Тегеран против любого переходного правительства, о котором также говорит Москва на переговорах с Вашингтоном.

Анализ заявлений представителей МИД лично у меня создает впечатление, что Москва на самом деле не рассматривает вариант федерализации Сирии как фантастический. Тому доказательство хотя бы заявление Сергея Лаврова об Алеппо. Понятно, что Дамаску и Тегерану нужно освободить все территории и уничтожить любую оппозицию и желательно так, чтобы Москва как можно больше для этого сделала, втянувшись в «сирийское болото». Но в реальности Москве это не нужно, а у Дамаска и Тегерана нет ресурсов для окончательной победы. А если нет сил, чтобы победить оппозицию в восточном Алеппо, тогда как можно победить ИГ на востоке страны, которое в десятки раз лучше воюет, чем та же «ан-Нусра».

С другой стороны, Россия должна сохранять политическое единство внутри просирийской коалиции. Поэтому формально Москва поддерживает устремления Дамаска и Тегерана, но в реальности даже при самом благоприятном развитии ситуации удастся более-менее ликвидировать очаги оппозиции на западе страны. Бороться с ИГ на востоке можно будет только при посредничестве многих сторон, в первую очередь с США, которые однозначно выступают против «халифата». Действия коалиции «Демократические силы Сирии» в направлении Ракки и нынешняя буксующая операция по освобождению Мосула это доказывают.
Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).