29.07.2016, 20:07
Ударные ледоколы встанут на стражу Арктики
Ударные ледоколы встанут на стражу АрктикиМеждународная военная политика
К флоту военных ледоколов, которые создает Россия, могут добавиться ударные корабли ледового класса. Об этом заявил «Известиям» советник гендиректора Крыловского государственного научного центра в Санкт-Петербурге Валерий Половинкин. По его словам, облик такого корабля еще обсуждается с военными, но «уже сейчас можно сказать, что многое он возьмет от нового ледокола ЛК-110Я „Лидер"».

Поясним: «Лидер» — первое судно ледового класса, на котором будут установлены два атомных реактора нового поколения РИТМ-400, выдающих по 60 МВт мощности. В результате судно сможет идти сквозь двухметровый лед с невиданной скоростью — 14 узлов. А с меньшей скоростью — преодолеть лед толщиной до 4,5 метра. Обычные ледоколы, заметим, пробивают двухметровый лед со скоростью не более двух узлов.

Как отметил Половинкин, ударный ледокол будет нести как артиллерийское, так и ракетное вооружение.

«Недавние учения Вооруженных сил по высадке десанта на остров Котельный в Арктике при поддержке кораблей Северного флота показали, что даже при поддержке ледокольного флота обычные боевые корабли не могут свободно действовать в арктических широтах. Толщины бортов даже самых современных из них не хватает для того, чтобы выдержать воздействие колотого льда. Вместе с тем, стоит задача постоянного присутствия в регионе», — рассказал «Известиям» Половинкин.

Он напомнил, что военное присутствие в Арктике необходимо не только ради защиты экономических интересов РФ, транзита грузов из Европы в Азию и обратно, но и потому, что Арктика представляет собой зону повышенной опасности.

«Размещение в этом регионе американских кораблей с крылатыми ракетами большой дальности BGM-109 Tomahawk позволяет простреливать три четверти нашей территории, недоступной ни с одного другого направления. Это одна из главных причин активного развития военной инфраструктуры на севере страны и архипелагах арктических морей. Собственно для ее обеспечения и необходимо круглогодичное морское сообщение, которое может обеспечить сегодня только ледокольный флот», — сказал Валерий Половинкин.

Напомним: боевые корабли ледового класса, способные действовать в связке с ледоколами, есть у Норвегии, США, Швеции и Канады. А первой о планах военного патрулирования Арктики объявила Канада в далеком 2007 году. Тогда речь шла о ледоколах проекта «Полар» — такие стоят на вооружении Береговой охраны США. Впоследствии канадцы решили построить восемь патрульных кораблей с возможностями ледокола, по образцу норвежских патрульных кораблей-ледоколов типа «Свальбард».

Но российский проект ударного ледокола обещает оставить далеко позади всех конкурентов. Достаточно сказать, что тот же «Свальбард» едва способен преодолевать метровые ледяные заторы, и имеет на борту только весьма слабую артиллерии.

Получит ли Россия ударный боевой ледокол?

— Ледокол «Лидер» — это огромный корабль водоизмещением 55600 тонн, — отмечает президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан 1 ранга Константин Сивков. — По всей видимости, он будет перепроектирован с тем, чтобы интегрировать в его корпус, с двумя ядерными реакторами, различные системы оружия.

Шансы, что ударный корабль ледового класса будет построен, высокие. На мой взгляд, на полный цикл проектировочных работ понадобится три-четыре года. Поэтому реальная закладка корабля по этому проекту может состояться через четыре-пять лет. Прибавьте еще пять-шесть лет на строительство корабля — и получится, что примерно через 10 лет ВМФ сможет ввести его в строй.

Насколько такой корабль нужен нам в Арктике?

— Сейчас идет активный передел Арктики. Значительную часть года эти широты покрыты льдом, поэтому контроль Севморпути и экономической зоны России в арктическом бассейне может надежно осуществляться только с помощью боевых ледоколов. В этом направлении мы, собственно, и движемся.

Смогут ли нашему ударному ледоколу противостоять боевые корабли ледового класса Норвегии, США, Швеции и Канады?

— Все эти корабли, по сути, являются ледоколами с ограниченными возможностями. В основном, используются в рамках вспомогательных флотов соответствующих стран. У всех подобных кораблей, при водоизмещении 3000−10000 тонн, имеется в лучшем случае одна артиллерийская установка среднего калибра (от 76 мм), плюс пара зениток для решения задач ПВО. Какие-то другие системы оружия на них, как правило, не устанавливаются.

Будут ли США строить ударный корабль, который способен действовать в Арктике?

— Думаю, да. И хотя у России будет преимущество в сфере раздела Арктики, мы не слишком опередим американцев в плане создания ударных кораблей ледового класса. Если США всерьез займутся созданием такого корабля, они построят его довольно быстро, с учетом мощи американской военной промышленности…

— ВМФ России вряд ли будет заказывать ударный корабль на базе ледокола «Лидер», — считает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Просто потому, что такой корабль по стоимости будет как минимум в 1,5 раза дороже обычного боевого корабля такого же класса.

Кроме того, ударная мощь такого корабля в Арктике не нужна. Потому как иностранных корабельных или ударных авианосных групп там нет.

Получается, противостоять в Арктике некому?

— Естественно. Нельзя же по белым медведям стрелять морской сверхзвуковой противокорабельной крылатой ракетой 3М54.

А ледокол «Лидер» будет построен?

— Скорее всего, будет. Руководство страны поставило задачу обеспечить круглогодичную навигацию по Севморпути. Для этого, по подсчетам экспертов того же Крыловского государственного научного центра, необходимо пять-шесть атомных ледоколов. В этом случае они обеспечивают не только бесперебойные гражданские перевозки, но и межтеатровую переброску корабельных группировок.

Почему вообще появилась информация о возможном строительстве ударного боевого ледокола?

— Не знаю. Может быть, в мечтах судостроители хотели бы «освоить» крупные подряды на создание такого корабля. Но, я считаю, российским ВМФ командуют прагматичные флотоводцы, и они такой проект не поддержат.

Почему США, Норвегия, Канада не держат крупных боевых кораблей в Арктике, хотя все говорят, что начался передел этого региона?

— А зачем? Корабли нужны для обеспечения морских коммуникаций. В первую очередь -торговых, во вторую — тех, которые позволяют проецировать военную силу далеко за пределы национальных территорий.

Если теперь мы посмотрим на глобус, то увидим: основные торговые потоки, и основные коммуникации, которые будут важны в случае развертывания военных конфликтов, находятся в Атлантике и Тихом океане.

Если же мы обратимся к опыту прошедших войн и боевых действий, то поймем, что в арктическом регионе были лишь эпизодические отдельные столкновения. Которые на фоне боевых действий на других морских театрах — в Тихом океане, в Атлантике, в атлантических морях, выглядят просто мизерными. Как по масштабу, так и по влиянию на ход боевых действий.

Сейчас, должен заменить, в геостратегическом смысле ситуация никак не изменилась.

Есть ли смысл нам вообще создавать флот океанской зоны — например, такой, как во времена СССР?

— С военной точки зрения, такой смысл есть. Но с гарантией 100% могу утверждать: Россия со своими нынешними экономическими возможностями океанский флот не потянет. Кроме того, РФ придерживается оборонительной стратегии — в этом случае в океанском флоте объективно нет необходимости.

В СССР ситуация была совершенно другой. Его военная доктрина была, в определенной мере, отражением стратегии на поддержку социалистических стран — бывших колоний разных держав. Поэтому СССР развивал возможности проекции военной силы далеко за пределы своих границ. И неоднократно эти возможности демонстрировал — достаточно вспомнить Эфиопию, Сомали, Кубу, Никарагуа, Анголу…

Сейчас в такой проекции необходимости нет: мы придерживаемся вполне прагматичной внешней политики. Из тех флотских военноначальников, с которыми я говорил, большинство придерживается такой позиции: давайте не будем на всех порах нестись в будущее, если для этого нужно портить настоящее.

По их мнению, необходимо сосредоточиться на строительстве достаточно крупных серий кораблей прибрежной зоны (корветов, малых ракетных кораблей), кораблей дальней морской зоны (фрегатов), а также подводных лодок. А все остальные проекты можно, как выражаются промышленники, смело «сдвигать вправо». К таким проектам, я считаю, относятся авианосцы, ядерные эсминцы, а теперь и ударные корабли ледового класса.

Прежде чем строить ударный ледокол, полезно вспомнить простую истину: если начать разбрасывать средства по всем направления — точно не хватит на самое необходимое…

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.