19.02.2016, 14:12
«Оборонка» России пошла под нож
«Оборонка» России пошла под ножМеждународная военная политика
Военные расходы России в 2016 году будут урезаны на 5%. Об этом сообщают «Ведомости». Расходы по разделу «Национальная оборона» в бюджете-2016 запланированы в размере 3,14 трлн рублей (4% ВВП), и исходя из этой суммы сокращение составит почти 160 млрд.

Основная часть расходов по разделу «Национальная оборона» в 2016 года — это расходы на гособоронзаказ. Другими словами, на закупку выпускаемых серийно новых вооружений, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке новых вооружений, ремонт и модернизацию имеющихся в Вооруженных силах систем оружия. Эти расходы составляют 68% от всех расходов по разделу, или, по оценке Лаборатории военной экономики Института экономической политики, — 2,142 трлн рублей.

Как утверждают «Ведомости», именно на расходы по гособоронзаказу и придется основной объем сокращений: секвестр составит 7%, или почти 150 млрд рублей. При этом затраты на денежное содержание личного состава планируется в любом случае оставить неизменными.

Вот так, по информации издания, выглядит план сокращений расходов на оборону:

— средства в сфере закупок и разработок вооружений будут экономить за счет переноса на будущее расходов на разработку ряда программ, приоритетность которых невысока;

— экономия практически не коснется сил ядерного сдерживания — расходов на закупку вооружений для Ракетных войск стратегического назначения, атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, стратегических бомбардировщиков;

— будут отложены до лучших времен разработки мобильного железнодорожного ракетного комплекса и новых стратегических бомбардировщиков (как нового поколения, так и восстановления производства бомбардировщика Ту-160), а темпы перевооружения новыми атомными подлодками будут растянуты;

— больше всего будут сокращены расходы на ряд дорогостоящих систем в сфере обычных вооружений для сил общего назначения, в том числе для флота и авиации, в меньшей степени — на вооружение Сухопутных войск.

— не будут сокращаться расходы на развертывание новых соединений в связи с изменившейся стратегической обстановкой;

— экономия не затронет операцию в Сирии.

Понятно, что сокращение военного бюджета на 5% едва ли существенно повлияет на обороноспособность Вооруженных сил и безопасность России. Однако настораживает, что это не первое с начала кризиса сокращение военного бюджета. Как заявила замминистра обороны Татьяна Шевцова в интервью изданию «Военно-промышленный курьер», в 2015 году военные расходы уже были уменьшены на 3,8%.

Что стоит за секвестром военного бюджета, получит ли развитие этот процесс в условиях продолжающейся экономической рецессии, создает ли он реальные угрозы безопасности России?

— Даже пятипроцентный секвестр военного бюджета ослабляет обороноспособность России, но не сиюминутно, а в перспективе, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

— Поневоле возникает вопрос: сумеем ли мы при таком подходе модернизировать свои Вооруженные силы до того, как возникнет критическая ситуация? Как мы видим, мир сейчас фактически балансирует на грани большой войны, и вероятны самые разные чрезвычайные сценарии.

На мой взгляд, однозначно плохо, что откладывается разработка мобильного железнодорожного ракетного комплекса. Такой комплекс, с военной точки зрения, является наименее уязвимым для первого удара со стороны США. И очень плохо, что планируется отложить спуск на воду подлодок нового поколения.

Я считаю, решение о сокращении расходов на оборону — наглядный пример, каким образом нынешняя политика экономического блока правительства РФ ведет к ослаблению нашей безопасности.

Эта политика основана на принципах стихийного рынка, и подразумевает отказ от жесткого государственного регулирования, в том числе в области финансов, а также следование догмам Международного валютного фонда. Плюс, конечно, она подразумевает подыгрывание российским олигархическим структурам, которые заинтересованы и в сохранении своего бизнеса, и системы в целом в ее нынешнем виде.

Все эти факторы ведут к тому, что начинает подрываться безопасность государства.

Судя по заявлению замминистра обороны Татьяна Шевцовой, нынешнее сокращение будет вторым по счету за период кризиса. Значит ли это, что экономия на обороне становится трендом?

— На мой взгляд, ситуация с финансирование «оборонки» будет ухудшаться. Причем, если сегодня мы приостановим программу переоснащения ядерных сил, и завтра они начнут устаревать, серьезной проблемой это станет в достаточно далекой перспективе. Но дальнейшие сокращения военных расходов будут влиять на безопасность страны уже самым непосредственным образом.

Проблема в том, что нынешний экономический курс правительства ведет оборонный комплекс в тупик. Из-за этого курса будет и неуклонно сокращаться бюджетная база, и падать производство. Следовательно, ни о каком наращивании военных расходов, или даже о восстановлении их в прежнем объеме не может быть и речи.

Думаю, без резкого изменения экономического курса мы обречены на поражение в сетецентрической войне с Западом.

Где проходит граница сокращения расходов на оборону, после которой гарантированно возникают проблемы с безопасностью РФ?

- Граница проходит по перспективным программам вооружений, а именно их сейчас собираются сокращать. Это значит, что наши Вооруженные силы будут отставать в военно-технологическом отношении, и чем дальше, тем сильнее.

Такая перспектива вдвойне обидна, поскольку мы только-только обошли США по ряду направлений: по характеристикам баллистических и крылатых ракет, подводных лодок, танков, самолетов, средств радиоэлектронной борьбы. По всем этим пунктам мы сегодня превосходим Запад — пусть ненамного, но мы впереди. И тут же чиновники из экономического блока начинают резать военных бюджет. Я не могу назвать это иначе, как попыткой саботажа.

Военные расходы режут под утешительные разговоры, дескать, виноваты объективные сложности — низкие мировые цены на нефть. Ну, так измените экономическую политику, и найдите деньги. Введите прогрессивный налог на доходы, налог на обмен валюты, а потом произведите дополнительную эмиссию рубля — печатайте больше денег, и давайте их военно-промышленному комплексу под целевые программы: в этом случае эмиссия не раскрутит маховик инфляции… Мало ли что еще можно сделать!

Но экономический блок не желает заниматься государственным регулированием, он предпочитает резать «оборонку» по живому. И это, к сожалению, не внушает никакого оптимизма…

— На дворе экономический кризис, который нельзя сбросить со счетов, а безопасность и оборона — всегда компромисс между чисто военной безопасностью, и безопасностью в широком контексте, — отмечает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков.

— Понятно, если резать «социалку» и все доходы бюджета направлять на военные нужды, внутри страны может сложиться такая ситуация, при которой никакая армия не поможет. Мы это уже проходили на примере СССР. Накануне развала Советского Союза, напомню, военная сфера находилась на пике своего развития, между тем, как показали дальнейшие события, проблемы в плане безопасности у страны имелись очень серьезные.

Сегодня всем очевидно, что в плане обороны мы действительно не можем позволить себе все, что хотим. «Жирные» годы, когда о дефиците бюджета никто не вспоминал, прошли. Это значит, что перечень военных программ будут обрезать, закрывая те из них, которые считают наименее важными. И руководствоваться в оценке важности, разумеется, будут перечнем угроз России.

Скажем, стратегические ядерные силы являются ключевым элементом в противостоянии с серьезными противниками, такими как США и НАТО. Что бы ни говорили, это наиболее эффективный инструмент сдерживания, и трогать его нельзя.

Другие весомые угрозы исходят от возможных локальных конфликтов. Здесь тоже сокращения намечены минимальные — они не повлияют на планы разворачивания наших новых соединений.

По сути, сокращать собираются программы перспективных вооружений, и это не слишком хорошо. Но надо понимать: наши потенциальные противники сталкиваются ровно с теми же проблемами.

Например, недавно в Конгрессе США раскритиковали систему ПРО за неэффективность. Как было отмечено в докладе Главного контрольного управления страны, Агентство по повышению противоракетной обороны Минобороны США потратило десятки миллиардов долларов на разработку системы ПРО, включая ее модернизацию, и провело «восемь испытаний по перехвату, четыре из которых оказались успешными». При этом нет доказательств, что система ПРО способна защитить территорию США в случае удара баллистических ракет со стороны КНДР или Ирана. Конгресс пытался разобраться: где же реальные преимущества в сфере безопасности, под которые выделялись серьезные деньги, стоит ли продолжать финансирование этой программы?

Вот и мы пытаемся экономить на дорогостоящих программах — это требование времени. Но пока я не вижу оснований для тревожных выводов…

— За счет сокращения военных расходов формируются необходимые резервы, которые пойдут на стабилизацию социально-политической ситуации в России в период парламентских выборов 2016 года, — уверен политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков.

— Это разумная политика: в 2014—2015 годах резко, рывком развивать военную составляющую, в 2016-м сконцентрироваться, в основном, на политической составляющей, в 2017-м снова развивать военную сферу, а в 2018-м, когда на фоне президентских выборов последуют попытки дестабилизировать ситуацию в РФ, опять сделать акцент на социально-экономическую стабильность.

На мой взгляд, грядущее сокращение военного бюджета заметного ущерба безопасности России не нанесет. Тем более, сейчас наши Вооруженные силы находятся в очень неплохой форме. Это подтверждают и успехи воздушно-космические сил в Сирии, и спецоперация в Крыму.

Не стоит забывать: главная задача Вооруженных сил России — это сдерживание внешнего противника. И сегодня эта задача полностью выполняется.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.