12.09.2016, 13:58
Пять войн, которые вспыхнут после разгрома ИГ
Пять войн, которые вспыхнут после разгрома ИГМеждународная военная политика
В понедельник, 12 сентября, в Сирии вступает в силу режим прекращения огня. Соответствующей договоренности достигли в ночь на 10 сентября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри.

«Я редко видел такую реальную российско-американскую решимость разрешать проблемы, которые их объединяют: борьбу с группировкой „Исламское государство" * и завершение сирийской войны, несмотря на разногласия по поводу будущей политической структуры Сирии», — заявил спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура.

Тем временем военные аналитики уже строят прогнозы, как будут развиваться события дальше. На днях американская газета The Washington Post составила список конфликтов, которые могут вылиться в масштабные войны после того, как ИГ будет разгромлено.

Вот как выглядит топ-5:

Война № 1. Поддерживаемые США сирийские курды против поддерживаемых Турцией арабских сил.

Эта война по факту уже началась, и сейчас является одной из самых запутанных. Анкара, ведущая борьбу с сепаратистскими объединениями турецких курдов, с тревогой наблюдает за тем, как сирийские курды укрепляются за счет поддержки Вашингтона. Сирийские арабы, которые находятся в союзнических отношениях с Турцией, также противостоят курдской экспансии, которая посягает на арабские территории. При этом неясно, хватит ли США рычагов давления, чтобы предотвратить углубление конфликта.

Война № 2. Турция и сирийские курды.

Эта война была бы похожа на войну № 1, но масштабнее. На данный момент Турция ограничила свое вторжение лишь арабскими территориями Сирии, оккупированными ИГ. Но если напряженность в этом районе сохранится, прямого турецкого вторжения на территорию, населенную курдами, где также расположен небольшой американский военный контингент, исключать нельзя.

Война № 3. Сирийские курды и сирийское правительство.

Дамаск также чувствует угрозу со стороны курдов, которые заявляют о территориальных амбициях. До недавнего времени непростой сирийско-курдский союз удавалось поддерживать, в том числе поставками оружия из Дамаска, но отношения сторон испортились после объявления курдами автономии. Теперь обе стороны постоянно сталкиваются в районах, где каждая из них обладает военным влиянием.

Война № 4. США и Сирия.

Существует несколько линий фронта, где война против ИГ при определенных обстоятельствах может привести к конфликту между поддерживаемыми США повстанцами с сирийскими правительственными войсками. Среди таких линий город Ракка, где проамериканские войска уже вступали в прямой конфликт с сирийской армией.

Война № 5. Турция и Сирия.

Турецкое вмешательство в Сирию пока ограничивается борьбой с ИГ и курдами. Если эта борьба пойдет успешно, в ближайшем будущем турецкие войска обнаружат себя на линии фронта против сирийских правительственных сил в окрестностях Алеппо. И это может привести к серьезному конфликту.

Будет ли реализован план Лаврова-Керри, как на деле будут развиваться события вокруг Сирии?

— Сценарии, перечисленные The Washington Post, вполне реальные, — отмечает директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

— На смену войне с ИГ действительно могут прийти множество других войн — они могут разгореться из нескольких десятков конфликтов, которые реально существуют уже сегодня. В этом смысле, перечень The Washington Post — далеко не полный.

Как именно будет развиваться ситуация, во многом зависит от реализации соглашения Лаврова и Керри, достигнутого по итогам 15-часовых переговоров, завершившихся в ночь на субботу в Женеве.

Напомню, что всего удалось согласовать пять документов. Их детали до сих пор неизвестны. В целом, речь идет о «переподтверждение режима прекращения боевых действий», вначале на 48 часов с продлением еще на 48 часов, и о разграничение умеренной оппозиции и террористов — этим будет заниматься российско-американский Совместный исполнительный центр с участием представителей военных и спецслужб двух стран. Разграничение должно предотвратить бомбардировки районов, в которых остаются мирные жители, а также привести к координации действий между военными РФ и США в Сирии.

Тут возникает несколько вопросов. Дело в том, что предыдущие женевские процессы — «Женева-1», «Женева-2» и «Женева-3», с участием представителей сирийской оппозиции, Турции, Саудовской Аравии и России, — успехом не увенчались. На мой взгляд, так происходило, потому что применялась ошибочная методика: за стол переговоров пытались разом усадить всех, и все пытались тянуть одеяло на себя.

В итоге дело дошло до того, что сегодня в сирийский конфликт напрямую вовлечены США, Россия, Турция и Иран, помимо россыпи негосударственных образований радикального и нерадикального типа.

В этой ситуации двустороннее соглашение между Москвой и Вашингтоном имеет смысл только в одном случае: если РФ и США разделят сферы влияния, и будут работать вместе в масштабах всей Сирии.

Как этот раздел будет учитывать интересы Турции и Ирана?

— Реакция Ирана на достигнутые соглашения до сих пор неизвестна. На мой взгляд, это говорит о том, что Тегеран ведет себя крайне осторожно.

Что касается Турции, она вовлекается в конфликт все глубже, хотя сегодня ясно, что операция Анкары «Щит Евфрата» по некоторым направлениям была согласована с Москвой и Вашингтоном. Вопрос, однако, состоит в том, как долго турки будут идти вместе с РФ и США.

Анкара уже сейчас пытается разыгрывать самостоятельную партию: ведет автономные переговоры с Вашингтоном о штурме Ракки, и одновременно конфликтует с сирийскими курдами, которых поддерживают американцы.

На этом фоне активизируется фактор Рабочей партии Курдистана. Неслучайно практически каждый день в Турции происходят теракты, или так называемые бои системного значения. Это лишь запутывает клубок противоречий вокруг Сирии.

Как будет развиваться сирийская ситуация?

— Точный прогноз никто не может дать, и вот по каким причинам. До ухода Барака Обамы с поста президента США осталось очень немного времени. И независимо от того, кто станет хозяином Белого дома в ноябре — демократ Хиллари Клинтон или республиканец Дональд Трамп, — американской администрации потребуется время и на выработку новой сирийской политики, и на формирование нового госаппарата. Как показывает практика, такая «перестройка» занимает в Америке семь-восемь месяцев.

Это значит, что и соглашения Лаврова и Керри могут быть либо блокированы новой администрацией, либо существенно трансформированы по многим позициям.

Между тем, на кону стоит будущее Сирии, поскольку участники боевых действий при политическом урегулировании потребуют для себя места под солнцем. Пока все стороны поддерживают тезис о необходимости сохранения территориальной целостности Сирии.

Но некоторые признаки говорят о том, что уже рассматриваются варианты конфедеративного устройства Сирии. Именно в этом ключе следует понимать заявление Москвы о том, что сохранение территориальной целостности — это дело сирийского народа.

Проблема, однако, в том, что тех же турок вариант конфедерации не устраивает. Анкара опасается появления автономного сирийского анклава в Сирии, по модели практически независимого сирийского анклава в Ираке. Турция считает, что сирийские и иракские курды будут усиливать сепаратистские настроения турецких курдов, и тем самым дестабилизировать обстановку в стране.

О чем все это говорит?

— О том, что сирийский конфликт неуклонно разрастается. Может вполне случиться, что часть Турции превратится, образно говоря, в Сирию. При этом очевидного выхода из этой ситуации просто нет.

Вполне возможно, в будущем для решения ближневосточного конфликта придется собрать международный форум с участием США, России, Ирана, Турции, плюс ряда западных стран. И решать сирийскую проблему именно в таком формате.

Пока же мы видим дипломатический вальс Лаврова и Керри. Да, имеется опыт их совместных эффективных действий, — например, когда Россия и США решили проблему химического арсенала Сирии. Но получится ли у глав внешнеполитических ведомств повторить успех в нынешних условиях — вопрос предельно открытый…

— Бесконечные попытки введения режимов прекращения огня в Сирии оптимизма не внушают, — говорит ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

— Ни одна из этих попыток не сработала, и нет никаких оснований надеяться, что сработает нынешняя.

Сейчас в сирийской ситуации ключевой вопрос — это курдский вопрос. На мой взгляд, возможны три основных сценария его решения.

Первый — чисто военным путем подавлять автономию сирийских курдов, и неважно, кто это будет делать — Башар Асад или кто-то другой. Проблема, однако, в том, что у Дамаска нет сил на разгром курдский формирований. Курды в войне с ИГ проявили себя прекрасными бойцами. Кроме того, за их спиной стоят американцы.

Второй путь — это превратить Сирию в конфедерацию. Но такое решение по умолчанию означает войну Сирии с Турцией. Анкара никогда не позволит — я имею в виду, добровольно, без войны, — иметь на своей границе автономный Сирийский Курдистан.

Наконец, третий путь — каким-то образом договориться с курдами, но так, чтобы это не задело Турцию.

Как видим, все три сценария, мягко говоря, не являются идеальными. Поэтому урегулирование может принять радикальные очертания. Это означает потерю Сирией территориальной целостности, объединение Иракского и Сирийского Курдистана, и создание Курдского государства. Но это, опять-таки, потребует войны с Турцией…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.