30.08.2016, 08:56
Догнать и перегнать: Украинский ВПК намерен обойти российский
Догнать и перегнать: Украинский ВПК намерен обойти российскийМеждународная военная политика
Укроборонпрому дано задание создать образцы оружия, не уступающие российским, и вернуть позиции на мировом рынке вооружений. Когда-то Украина действительно входила в десятку крупнейших мировых экспортеров, однако благодарить за это должна в первую очередь огромные запасы, оставшиеся со времен СССР. Есть ли у Киева хоть какие-то шансы восстановить свои позиции в области ВПК?

«Сегодня задача госконцерна – создать современное качественное оружие и военную технику, которые не уступают российским аналогам», – заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Александр Турчинов во время поездки на Киевский бронетанковый завод.

Вторая задача, над которой работает Укроборонпром, – это «возобновление позиции на мировых рынках военной техники и вооружений». Госконцерн объединяет 125 отечественных предприятий оборонно-промышленного комплекса страны.
Помимо этого, Турчинов похвастался, что за два года концерн увеличил объем производства в три раза, однако абсолютные цифры не назвал.

Когда-то Украина действительно входила в число крупнейших экспортеров вооружения и оружия. По крайней мере в прошлом году Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (SIPRI) посчитал, что по итогам военного экспорта в 2009–2014 годах Украина заняла девятое место в списке крупнейших поставщиков. Всего с момента независимости Украина заработала на военном экспорте 10,5 млрд долларов, из них 4,2 млрд долларов – в 2009–2014 годах. Объемы экспорта украинского оружия в 2009–2014 годах занимали 3% от мировых продаж. Это, конечно, несравнимо с позицией России, которую поставили на второе место после США. Тогда она занимала 27% мирового экспортного рынка оружия против 31% у США.

Однако доклад шведов очень вдохновил президента Украины Петра Порошенко, который еще в мае прошлого года потребовал, чтобы страна вошла в пятерку крупнейших экспортеров оружия. «Кое-кто нас подвергал определенной критике, что мы должны ограничить экспорт вооружения во время войны. Но, наоборот, мы на сегодняшний день благодаря этому экспорту имеем возможность закупать самые современные комплектующие, утверждать высокий уровень украинского вооружения в мире. И меня совершенно не огорчает, что Укроборонпром вошел в десятку экспортеров оружия в мире. Стратегическая задача – войти в пятерку», – заявил Порошенко.

Однако согласно официальному отчету Украины в Регистр ООН по обычным вооружениям за 2014 и 2015 годы, Украина уже давно даже не в топ-10. Еще в 2014 году экспортная выручка Укроборонпрома сократилась в два раза. В 2015 году сокращение экспорта продолжилось высокими темпами.

По данным SIPRI, экспорт украинского оружия в 2015 году упал на 22% до 323 млн долларов по сравнению с 2014 годом, причем товаров на 72 млн долларов было продано России (хотя это запрещено украинским законом). В Укроборонпроме дают совсем иные цифры. По их данным, Украина экспортировала в 2015 году оружия на 600 млн долларов, это соответствует уровню 2014 года.

Однако это опровергает официальный отчет Украины в Регистр ООН по обычным вооружениям за 2015 год, опубликованный Государственной службой экспортного контроля Украины. Согласно нему, в последние годы происходит резкое проседание экспорта.

Так, экспорт традиционного украинского товара – боевых танков – сократился почти в два раза. Было продано лишь 20 танков, которые купили Эфиопия, Нигерия и Таиланд. Последнему заказчику Украина пообещала поставить 49 танков «Оплот» еще до конца 2014 года. Однако до сих пор тайцы получили только 10 штук.

Продажи на экспорт боевых бронированных машин упали в 2015 году по сравнению с 2014-м в полтора раза. В прошлом году их получил только Таиланд и тоже по старому контракту от 2013 года. Южный Судан купил пять боевых самолетов Ми-24В и Ми-24К, Индонезия – две ракеты типа «воздух-воздух» Р-27. Для сравнения: ранее украинцы подписывали контракты на поставку нескольких сотен таких ракет. Теперь заказы исчисляются единицами. Примерно в три раза упал экспорт стрелкового вооружения. Это, как правило, военные раритеты с украинских складов, которые покупают американские компании для перепродажи коллекционерам.

Украина осталась на уровне «шестерки»

Эксперты не согласны с мнением Турчинова о том, что у Украины есть возможность потягаться на рынке оружейного экспорта с Россией.

«Во-первых, Украина не обладает каким-то набором уникальных технологий, которые были бы так привлекательны на мировом рынке. В украинском ВПК по большому счету нет ничего украинского, за малым исключением. Украинский ВПК – это большой осколок советского ВПК», – говорит директор Центра анализа, стратегии и технологий Руслан Пухов.

«Во-вторых, украинское экспортное чудо, которое продолжалось с начала 90-х до 2010–2012 годов, было связано с тем, что Украина безбожно демпинговала», – добавляет он. Такой демпинг был возможен благодаря огромным запасам советской техники на украинских складах. «Когда выводились войска из Венгрии, ГДР, Польши, в значительной степени техника оседала на Украине. Причем ресурс у техники был хороший, она была почти новая, например, была поставлена в ГДР в 1989 году, а в 1990 году ее уже вывели», – рассказывает военный эксперт.

То есть Украина распродавала доставшееся ей даром наследие советского прошлого по бросовым ценам и зарабатывала на этом огромные средства, при этом не вкладывая в производство оружия ни копейки.

«Наконец, для того чтобы делать современную технику, нужны люди, а специалистов надо привлекать хорошими зарплатами и условиями труда. Помимо этого, люди должны видеть перспективу. А людям со здравым смыслом совершенно очевидно, что вне зависимости от того, как будет развиваться Украина (распадется на шесть кусков, присоединится к России или войдет в состав ЕС), там нет места для украинского ВПК. Классический пример – Чехия и Польша, которые вошли в ЕС, где осталось всего два-три предприятия ВПК. В западном мире кузницей ВПК являются США, Франция, Великобритания и Германия, там нет места Украине», – говорит Пухов.

Экспорт украинского вооружения упал не только потому, что не стало советских запасов, но и потому, что Киев разорвал сотрудничество с Россией. Ибо как раз РФ являлась главным покупателем украинской продукции ВПК.

Наконец, качество украинской военной продукции, даже модернизированной, стало существенно хуже. «Также Киев направляет технику для того, чтобы воевать с собственными гражданами в Донбассе. Для этого они сорвали несколько экспортных контрактов, например в Таиланд и Нигерию, что сказывается в целом на репутации украинского поставщика. Наконец, происходит насыщение рынка этим хламом, нельзя же до бесконечности торговать пусть и хорошими, модернизированными «Жигулями», пора переходить на «Ладу Калину». А Украина осталась на уровне «шестерки», – рассуждает Пухов.

«Поэтому все это риторика для народа. В целом сравнивать Украину и Россию в области экспорта вооружений даже не смешно. Здесь не о чем говорить. Мы просто в разных весовых категориях», – резюмирует собеседник.

«Я бы не стал недооценивать»

Однако не стоит недооценивать Украину, считает военный эксперт Изборского клуба Владислав Шурыгин. «Конечно, военно-промышленный потенциал Украины подорван. После разрыва связей с Россией это еще больше усугубило ситуацию, – говорит эксперт. – Но я бы не стал недооценивать возможности украинской военной промышленности. Она показала высокую выживаемость в период полного распада Украины, когда два года назад все рухнуло».

По его мнению, сегодня Украина, конечно, не способна производить технику для серьезного экспорта, она даже не в состоянии собственную армию снабдить оружием. Однако некоторые ресурсы у Украины все-таки есть.

«В украинском ВПК все просажено, но там есть высокий уровень образования, хватает хороших инженеров и конструкторов, есть авиационные и ракетные школы. Теоретически при определенных затратах за три-пять лет Украина способна начать создавать вооружения. Конечно, это не будут суперсовременные технологии, но Украина всегда делала ставку на создание оружия для стран третьего мира. Серьезные позиции у страны были, как правило, на сером рынке вооружения», – говорит Владислав Шурыгин.

«Я думаю, экспорт мог быть связан с ракетами ближнего радиуса действия, противотанковым оружием, системами высокоточного оружия поля боя, системами залпового огня, оружием, которое не требует сверхсовременных технологий», – добавляет он.

По словам Шурыгина, лет десять назад военная промышленность России находилась в похожем состоянии, однако за эти годы она подняла свой уровень очень высоко. «Но у нас тогда были тучные годы, мы смогли вложить большие деньги в технологическое перевооружение ВПК и саму программу. На Украине ситуация сложнее – у нее нет денег», – говорит Шурыгин.

Но даже если случится чудо и Украина найдет миллиарды на перевооружение и создание нового собственного оружия, войти в пятерку мировых лидеров по экспорту оружия ей не светит, считают эксперты. «Очевидно, что Украина не войдет даже в десятку. Но может создать в своем бюджете отдельную строку – торговля оружием», – говорит Шурыгин.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).