03.11.2016, 09:00
Россия и Белоруссия нашли, чем ответить НАТО
Россия и Белоруссия нашли, чем ответить НАТОМеждународная военная политика
Североатлантический альянс во главе с США наращивает наступательный потенциал на западных рубежах Союзного государства России и Белоруссии. Об этом на заседании совместной коллегии оборонных ведомств стран 2 ноября заявил министр, генерал армии РФ Сергей Шойгу.

«На западных рубежах Союзного государства США и другие члены НАТО активно наращивают свой наступательный потенциал, открывая новые базы и развивая военную инфраструктуры. Не прекращаются попытки навязывать свою волю другим странам с помощью экономического и политического диктата, а также военной силы. Ведется открытая информационная война», — отметил Шойгу. Такие действия, продолжил министр, «подрывают стратегическую стабильность и вынуждают Россию принимать ответные меры оборонительного характера, в том числе на Западном стратегическом направлении».

Напомним, что летом 2016 года после саммита в Варшаве руководство НАТО приняло решение разместить четыре дополнительных батальона в Прибалтике и Польше. Генсек альянса Йенс Столтенберг заявил, что они будут созданы в качестве «сдерживающей меры» против России.

Позднее стало известно, что в формировании батальонов примут участие военные из 17 государств НАТО. В Москве считают, что такие шаги нарушают Основополагающий акт Россия-НАТО от 1997 года, но в Брюсселе утверждают, что силы будут размещены на ротационной основе, поэтому не противоречат соглашению.

В ответ на действия НАТО министр обороны РФ Сергей Шойгу в мае 2016 сообщил, что до конца года будут сформированы две новые дивизии в Западном военном округе, и еще одна — в Южном.

На заседании коллегии Сергей Шойгу рассказал о том, что Россия и Белоруссия успешно решают вопросы укрепления оборонного потенциала Союзного государства, демонстрируя «высокий уровень двустороннего взаимодействия» и «согласованность позиций» по основным проблемам региональной и глобальной безопасности. Большое внимание уделяется обеспечению соединений и воинских частей Западного военного округа современным вооружением и военной техникой, а также проведению мероприятий оперативной и боевой подготовки.

Среди наиболее масштабных совместных тренировочных мероприятий министр выделил учения воздушно-десантных войск и сил специальных операций, командно-штабные учения Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ «Взаимодействие-2016» и учения с миротворческими контингентами ОДКБ «Нерушимое братство-2016».

Сергей Шойгу также рассказал, что рост активности НАТО будет учтен при разработке стратегических учений «Запад-2017», которые должны состояться в следующем году. Маневры пройдут одновременно на нескольких полигонах России и Белоруссии. Кроме того, уже сегодня стартуют международные тактические учения в Сербии «Славянское братство-2016», в которых примут участие подразделения вооруженных сил России, Белоруссии и Сербии.

По итогам заседания коллегии планируется подписание ряда документов, направленных на дальнейшее развитие и углубление военной кооперации стран. В частности, это соглашение о сотрудничестве в сфере технического обеспечения региональной группировки войск; протокол к соглашению о совместной охране внешней границы Союзного государства и создании Единой региональной системы ПВО; положение, регламентирующее взаимодействие в области обмена информацией; план военного сотрудничества на 2017 год. Подводя итоги встречи, Шойгу заявил, что «военное сотрудничество между Россией и Белоруссией активно развивается».

Впрочем, сотрудничество в военной сфере между союзными республиками не всегда идет так быстро, как хотелось бы. В апреле 2016 года Россия и Белоруссия завершили формирование объединенной системы противовоздушной обороны. Военные ведомства утвердили перечень структур и инструкцию по организации боевого дежурства. Но само соглашение по этому вопросу было подписано и ратифицировано еще в 2009 году. Получается, семь лет что-то утрясали и согласовывали?

Повис в воздухе и вопрос о создании российской авиабазы в Барановичах. Хотя в 2014 году размещение казалось согласованным, в 2015 президент РБ Александр Лукашенко заявил, что развертывание этой базы не нужно ни Москве, ни Минску. Лукашенко напомнил, что на аэродроме в Барановичах ежесуточно находятся белорусские экипажи МиГ-29 и российские Су-27, которые справляются со своей задачей по охране госграницы в воздушном пространстве, в том числе в интересах защиты Российской Федерации.

«Как глава государства я не вижу смысла быть втянутыми в „игру мускулами" наших западных и восточных соседей. Не время, и это не нужно… Нужно заниматься реальной обороной, а не показушной. И вот тут мы готовы с Россией на любые мероприятия», — заявил Лукашенко в октябре 2015.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Виктор Мураховский считает, что подобные заявления - это политические маневры, что же касается реального военного сотрудничества между республиками, оно идет своим чередом.

— Уже создана объединенная система противовоздушной обороны. С помощью России группировка ПРО Белоруссии существенно укреплена. Как за счет ремонта и модернизации тех систем, которые имелись у них в наличии, так и за счет поставок комплексов С-300 из России. Сейчас ПВО Белоруссии действует в едином информационном и огневом пространстве ПВО на западном направлении.

Также были созданы совместные группировки авиации. Неоднократно отрабатывалась переброска сил и средств российской авиации на белорусские аэродромы и совместные действия по отражению агрессии. Отрабатывались и совместные действия группировок сухопутных и воздушно-десантных войск. Для этого странами были выделены необходимые силы и средства в состав объединенной группировки.

Можно констатировать, что на случай агрессии мы имеем на этом стратегическом направлении достаточно отработанную систему взаимодействия между вооруженными силами союзных государств.

— Но есть ведь и моменты, по которым не удается договориться, например, о размещении авиабазы?

— Речь шла о постоянном размещении нашей авиационной группировки на территории республики. Белорусы не считают это необходимым. С политической точки зрения их можно понять. Но нужно понимать и то, что с военной точки зрения с российских аэродромов Западного военного округа на аэродромы в Барановичах, в Лиде и других нашу авиагруппировку можно перебросить буквально в течение нескольких часов. Такое время реакции позволяет адекватно отвечать на возможную агрессию.

Насколько я понимаю, это была больше не военная, а военно-политическая идея. В ответ на авиационную группировку стран НАТО, которая на ротационной основе летает в Эстонии, возникла идея создать что-то похожее в Белоруссии.

Но если смотреть на состав этой группировки, у натовцев там около десятка самолетов. Ну и мы бы разместили эскадрилью, самолетов 12. С военной точки зрения это очень небольшие силы, которые ни на что решающего влияния оказать не могут.

— А почему процесс выстраивания единой системы ПВО шел так долго, это тоже политика?

— Процесс восстановления эффективной системы ПВО не быстрый. Невозможно сегодня заключить договор, а завтра уже все запустить. Это очень сложная система. К тому же, в Белоруссии эти зенитно-ракетные комплексы и система боевого управления находились не в том состоянии, которое бы позволило немедленно включить их в единую систему ПВО.

Кроме того, нужно было поработать над подготовкой кадров. Техника — это не все. Необходимо было все зенитно-ракетные белорусские дивизионы пропустить через полигоны, где они на практике осваивали бы системы и показали бы, что умеют с ними работать. Это довольно длительный процесс, поэтому не получается так, что сегодня подписали документ, а завтра из волшебной шкатулки достали готовые дивизионы и зенитчиков.

— Насколько вообще эффективны наши шаги в ответ на действия НАТО?

— Мы действуем в нескольких направлениях. В наших западных областях развертываются дополнительные соединения сухопутных войск. В том числе в областях, которые граничат с Белоруссией — это Смоленская область, где формируется новая мотострелковая дивизия. Это и те шаги, о которых говорил сегодня Сергей Шойгу.

Все это — не политические меры, а именно меры военного характера, которые позволяют гарантировать военную безопасность и России, и Белоруссии. Это весьма существенные мероприятия.

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков считает, что необходимо и дальше углублять военное сотрудничество с Белоруссией.

— Внешняя военная угроза для нас обозначена. НАТО предпринимает самое масштабное со времен окончания «холодной войны» развертывание сил по всей линии соприкосновения. Не только на северо-восточном для альянса, но и на юго-восточном направлении. Значительное выстраивание военного потенциала идет не только в Прибалтике, но и на Балканах. Не случайно в НАТО так загоняли Черногорию.

Для России встает вопрос ребром, как отвечать на эти действия? В таких условиях чрезвычайно важно сотрудничество и надежные союзники, как в военной, так и в политической, и в информационной сферах. Сергей Шойгу не случайно поднял вопрос укрепления сотрудничества во время визита в Белоруссию.

— Насколько принципиально выстраивание именно единой оборонной системы с РБ?

— В современных условиях НАТО от своих планов не откажется. Вся ситуация на Украине — это только предлог. В альянсе давно мечтали нарастить свой потенциал. Последние два десятилетия блок находился в состоянии поиска идентичности. Вот сейчас он свою идентичность нашел — это все тот же военный альянс, который когда-то создавался для противостояния с СССР.

России необходимо на это реагировать. В том числе и вместе со своими союзниками. Что касается конкретных мероприятий, это совместное боевое слаживание, которое позволит российским и белорусским силам в чрезвычайных ситуациях эффективно и быстро действовать вместе. Отрабатываются системы единого командования и управления. Возникает вопрос повышения не только количества, но и качества учений.

Об этом, кстати, говорил и президент Белоруссии Александр Лукашенко, когда заявлял, что Минск хотел бы строить партнерство на совместной основе, а не просто предоставлять территорию для развертывания российских военных баз.

— А какой вариант сотрудничества предпочтительней для нас?

— Белоруссия хочет большей роли для своих вооруженных сил, как для суверенного государства. У нас есть две опции — военное присутствие в стране-союзнице и кооперация. Они не исключают, а дополняют друг друга. Но во втором случае сотрудничество действительно должно быть очень глубоким и слаженным, чтобы все это в нужный момент четко работало.

Есть разные точки зрения по этому вопросу, но я считаю, что глубокая степень военной кооперации в такие напряженные моменты больше отвечает нашим интересам, чем простое военное присутствие. Сегодня Запад критикует Россию и пытается представить ее, как агрессора и страну, которая стремится расширять свое военное присутствие. Можно сказать, что они пытаются «перевести стрелки» с себя на нас. Но глубокая военная кооперация, с одной стороны, снимает часть этих вопросов, а с другой, укрепляет российско-белорусское сотрудничество в целом.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.