05.11.2016, 08:57
БК-16 для русского спецназа в Сирии
БК-16 для русского спецназа в СирииМеждународная военная политика
Военный сегмент интернета взбудоражен сообщениями о переброске в Сирию нового российского боевого катера, который еще 3 ноября был замечен на верхней палубе килекторного судна КИЛ-158 (Черноморский флот), проходившего проливом Босфор в Средиземное море. Появились сообщения, будто в Тартус везут «Раптор» — быстроходный катер, предназначенный для патрулирования прибрежной и речной зон, а также для проведения спецопераций.

Если бы это было так — новость вышла бы так себе. Потому что на самом деле как минимум два катера специального назначения «Раптор» (проект 03160) в составе нашей группировки в Сирии уже есть. Они доставлены туда в мае нынешнего года тем же КИЛ-158. И тоже из Севастополя. А на этот раз на КИЛ-158, при ближайшем рассмотрении, оказался не патрульный «Раптор», а скоростной транспортно-десантный катер проекта 02510 (БК-16), принятый на вооружение совсем недавно — в 2015 году.

Спутать проекты 03160 и 02510 немудрено. Оба как два капли воды похожи на стоящий на вооружении в Швеции с 1991 года малый скоростной штурмовой катер CombatBoat 90 (CB90) компании Dockstavarvet.

Этого никто официально не признает, но похоже, что и «Раптор», и БК-16 на этой общей для них основе и построены. Скопированы ли по китайскому образцу? Или внешнее сходство — чистой воды совпадение? Кто ж вам ответит?

Как бы там ни было, оба наших боевых катера имеют абсолютно одинаковые главные размерения (длина, ширина, высота, осадка). Оба одинаковой камуфляжной расцветки. Тактико-технические характеристики удивительно схожи. Экипаж и того, и другого — два человека, десантовместимость — до 20 человек. Скорость у обоих — до 48 узлов. Дальность плавания — до 400 миль.

Чуть разнится вооружение. На катере проекта 02510 — вертлюжная установка для крупнокалиберного пулемета 12,7 мм или для 40-мм автоматического гранатомета. Плюс — четыре установки для 7,62-мм пулеметов. На «Рапторе» — дистанционно управляемый оператором боевой модуль «Управа-Корд» с пулемётом калибра 14,5 мм. А побортно — два пулемета «Печенег» калибра 7,62 мм. Таким образом, огневая мощь также сравнительно равна.

Броневая защита обоих катеров класса 5 и 5а. Иллюминаторы — из пулестойкого стекла толщиной 39 мм.

Словом, разницу между двумя катерами в состоянии разглядеть только весьма узкие специалисты. По их мнению, у проекта 02510, в отличие от конкурента, установлены амортизированные кресла не только для экипажа, но и для всех, кто находится на борту. Конструктивно обеспечен проход с верхней палубы в нос для комфортного десантирования не в воду, а прямиком на берег.

Еще на БК-16 есть койки и гальюн, которых нет у конкурента. Хотя это обстоятельство — не бог весть какое достижение для катера, которому просто незачем находиться в море больше считанных часов. Ведь высадка любого десанта — хоть спецназа, хоть морской пехоты — дело, по сегодняшним боевым меркам, практически мгновенное. Иначе враг успеет подготовиться к встрече и никакие пулеметы с гранатометами не выручат.

Таким образом, главное отличие обоих российских боевых катеров, видимо, в другом: «Рапторы» делает ОАО «Ленинградский судостроительный завод «Пелла», а безымянный проект 02510 — ОАО «Рыбинская верфь», принадлежащая Ростеху. Первые спустили на воду уже девять катеров проекта 03160. Вторые численно поотстали — всего два БК-16 из Рыбинска пока переданы ВМФ. Один из этих двух, стало быть, и следует сегодня на Ближний Восток на КИЛ-158.

Видимо, особо не рискуя, можно предположить, что в погоне за на глазах иссякающим финансированием гособоронзаказа конкуренция между двумя новыми российскими боевыми катерами будет жесточайшей. Сирия — отличный полигон для сравнений любых видов вооружений. А выбор, наверное, делать придется. Выпускать практически неотличимые друг от друга, но все же разные катера — вопиющее расточительство.

В сухом остатке: мы наращиваем в Тартусе группировку своих боевых катеров специального назначения. Зачем они там вообще?

Осуществлять противодиверсионную оборону порта Тартус и кораблей нашей Средиземноморской эскадры на его рейде, как предполагают некоторые? Это вряд ли. И «Раптор», и БК-16 созданы совсем для другого. Разыскивать и крушить подводных пловцов — не дело для скоростных десантно-штурмовых катеров, к каковым, как их ни назови, относятся оба наши проекта. Скрытная и незаметная для противника высадка спецназа в его тылу — вот чем наверняка эти катера займутся (да, уверен, и занимаются уже!) в Сирии.

Поскольку речь идет о выброске на вражеское побережье сравнительно небольших групп, наверняка речь идет о дополнительном обеспечении действий российских Сил специальных операций (ССО). Их присутствие в этой стране — давно не секрет ни у нас, ни в прочем мире. Причем, за рубежом боевые действия наших ССО на Ближнем Востоке заслужили самые лестные оценки специалистов.

Так, американский аналитик-исследователь Института по изучению войны (Institute of the Study of War) Крис Козак заявил, что «участие российских спецподразделений в боях за Пальмиру выглядит прекрасно».

Он же полагает, что наши ССО не просто обеспечили успешный штурм осенью 2015 года захваченной исламистами авиабазы сирийских ВВС Квайрес. Диверсионно-разведывательные группы российских ССО приняли решающее участие в этом штурме. В трех ночных рейдах по ближним тылам экстремистов они сумели уничтожить позиции их противотанковых ракетных комплексов BGM-71 TOW, открыв путь вперед войскам Асада. Лишь после этого авиабаза Квайрес была разблокирована.

А вот мнение сотрудника Центра военно-морских исследований США Майкла Кофмана. Он считает, что поразительно точные авиаудары самолетов и вертолетов Воздушно-Космических сил РФ — результат не только применения экипажами нового оружия и прицелов. Главное — ювелирная работа российских авиационных наводчиков, которые постоянно находятся на переднем крае или даже в тылу врага. Эта рискованная работа, естественно, требует особой подготовки. Поэтому в Сирии она была доверена российскому спецназу.

У всех боевых эпизодов, о которых ведут речь зарубежные военные эксперты, общее одно: немногочисленные, но прекрасно обученные и отлично вооруженные российские спецназовцы с террористами в Сирии чаще всего дерутся во вражеском тылу. Но в тыл этот надо еще как-то пробраться. Причем — незамеченными, поскольку иначе малочисленным диверсионно-разведывательным группам не выдержать длительного боя в полном окружении.

Понятно, что в большинстве случаев такие рейды обеспечивают вертолеты. Но если враг вблизи побережья Средиземного моря, для скрытной высадки в тыл могут очень пригодиться и скоростные боевые катера. Хоть «Рапторы», хоть БК-16.

Именно для такой боевой работы, скорее всего, они и направлены в Тартус. А какой катер проявит себя наилучшим образом — разберемся, когда станем анализировать итоги этой войны.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.