05.11.2016, 08:57
БК-16 для русского спецназа в Сирии
БК-16 для русского спецназа в СирииМеждународная военная политика
Военный сегмент интернета взбудоражен сообщениями о переброске в Сирию нового российского боевого катера, который еще 3 ноября был замечен на верхней палубе килекторного судна КИЛ-158 (Черноморский флот), проходившего проливом Босфор в Средиземное море. Появились сообщения, будто в Тартус везут «Раптор» — быстроходный катер, предназначенный для патрулирования прибрежной и речной зон, а также для проведения спецопераций.

Если бы это было так — новость вышла бы так себе. Потому что на самом деле как минимум два катера специального назначения «Раптор» (проект 03160) в составе нашей группировки в Сирии уже есть. Они доставлены туда в мае нынешнего года тем же КИЛ-158. И тоже из Севастополя. А на этот раз на КИЛ-158, при ближайшем рассмотрении, оказался не патрульный «Раптор», а скоростной транспортно-десантный катер проекта 02510 (БК-16), принятый на вооружение совсем недавно — в 2015 году.

Спутать проекты 03160 и 02510 немудрено. Оба как два капли воды похожи на стоящий на вооружении в Швеции с 1991 года малый скоростной штурмовой катер CombatBoat 90 (CB90) компании Dockstavarvet.

Этого никто официально не признает, но похоже, что и «Раптор», и БК-16 на этой общей для них основе и построены. Скопированы ли по китайскому образцу? Или внешнее сходство — чистой воды совпадение? Кто ж вам ответит?

Как бы там ни было, оба наших боевых катера имеют абсолютно одинаковые главные размерения (длина, ширина, высота, осадка). Оба одинаковой камуфляжной расцветки. Тактико-технические характеристики удивительно схожи. Экипаж и того, и другого — два человека, десантовместимость — до 20 человек. Скорость у обоих — до 48 узлов. Дальность плавания — до 400 миль.

Чуть разнится вооружение. На катере проекта 02510 — вертлюжная установка для крупнокалиберного пулемета 12,7 мм или для 40-мм автоматического гранатомета. Плюс — четыре установки для 7,62-мм пулеметов. На «Рапторе» — дистанционно управляемый оператором боевой модуль «Управа-Корд» с пулемётом калибра 14,5 мм. А побортно — два пулемета «Печенег» калибра 7,62 мм. Таким образом, огневая мощь также сравнительно равна.

Броневая защита обоих катеров класса 5 и 5а. Иллюминаторы — из пулестойкого стекла толщиной 39 мм.

Словом, разницу между двумя катерами в состоянии разглядеть только весьма узкие специалисты. По их мнению, у проекта 02510, в отличие от конкурента, установлены амортизированные кресла не только для экипажа, но и для всех, кто находится на борту. Конструктивно обеспечен проход с верхней палубы в нос для комфортного десантирования не в воду, а прямиком на берег.

Еще на БК-16 есть койки и гальюн, которых нет у конкурента. Хотя это обстоятельство — не бог весть какое достижение для катера, которому просто незачем находиться в море больше считанных часов. Ведь высадка любого десанта — хоть спецназа, хоть морской пехоты — дело, по сегодняшним боевым меркам, практически мгновенное. Иначе враг успеет подготовиться к встрече и никакие пулеметы с гранатометами не выручат.

Таким образом, главное отличие обоих российских боевых катеров, видимо, в другом: «Рапторы» делает ОАО «Ленинградский судостроительный завод «Пелла», а безымянный проект 02510 — ОАО «Рыбинская верфь», принадлежащая Ростеху. Первые спустили на воду уже девять катеров проекта 03160. Вторые численно поотстали — всего два БК-16 из Рыбинска пока переданы ВМФ. Один из этих двух, стало быть, и следует сегодня на Ближний Восток на КИЛ-158.

Видимо, особо не рискуя, можно предположить, что в погоне за на глазах иссякающим финансированием гособоронзаказа конкуренция между двумя новыми российскими боевыми катерами будет жесточайшей. Сирия — отличный полигон для сравнений любых видов вооружений. А выбор, наверное, делать придется. Выпускать практически неотличимые друг от друга, но все же разные катера — вопиющее расточительство.

В сухом остатке: мы наращиваем в Тартусе группировку своих боевых катеров специального назначения. Зачем они там вообще?

Осуществлять противодиверсионную оборону порта Тартус и кораблей нашей Средиземноморской эскадры на его рейде, как предполагают некоторые? Это вряд ли. И «Раптор», и БК-16 созданы совсем для другого. Разыскивать и крушить подводных пловцов — не дело для скоростных десантно-штурмовых катеров, к каковым, как их ни назови, относятся оба наши проекта. Скрытная и незаметная для противника высадка спецназа в его тылу — вот чем наверняка эти катера займутся (да, уверен, и занимаются уже!) в Сирии.

Поскольку речь идет о выброске на вражеское побережье сравнительно небольших групп, наверняка речь идет о дополнительном обеспечении действий российских Сил специальных операций (ССО). Их присутствие в этой стране — давно не секрет ни у нас, ни в прочем мире. Причем, за рубежом боевые действия наших ССО на Ближнем Востоке заслужили самые лестные оценки специалистов.

Так, американский аналитик-исследователь Института по изучению войны (Institute of the Study of War) Крис Козак заявил, что «участие российских спецподразделений в боях за Пальмиру выглядит прекрасно».

Он же полагает, что наши ССО не просто обеспечили успешный штурм осенью 2015 года захваченной исламистами авиабазы сирийских ВВС Квайрес. Диверсионно-разведывательные группы российских ССО приняли решающее участие в этом штурме. В трех ночных рейдах по ближним тылам экстремистов они сумели уничтожить позиции их противотанковых ракетных комплексов BGM-71 TOW, открыв путь вперед войскам Асада. Лишь после этого авиабаза Квайрес была разблокирована.

А вот мнение сотрудника Центра военно-морских исследований США Майкла Кофмана. Он считает, что поразительно точные авиаудары самолетов и вертолетов Воздушно-Космических сил РФ — результат не только применения экипажами нового оружия и прицелов. Главное — ювелирная работа российских авиационных наводчиков, которые постоянно находятся на переднем крае или даже в тылу врага. Эта рискованная работа, естественно, требует особой подготовки. Поэтому в Сирии она была доверена российскому спецназу.

У всех боевых эпизодов, о которых ведут речь зарубежные военные эксперты, общее одно: немногочисленные, но прекрасно обученные и отлично вооруженные российские спецназовцы с террористами в Сирии чаще всего дерутся во вражеском тылу. Но в тыл этот надо еще как-то пробраться. Причем — незамеченными, поскольку иначе малочисленным диверсионно-разведывательным группам не выдержать длительного боя в полном окружении.

Понятно, что в большинстве случаев такие рейды обеспечивают вертолеты. Но если враг вблизи побережья Средиземного моря, для скрытной высадки в тыл могут очень пригодиться и скоростные боевые катера. Хоть «Рапторы», хоть БК-16.

Именно для такой боевой работы, скорее всего, они и направлены в Тартус. А какой катер проявит себя наилучшим образом — разберемся, когда станем анализировать итоги этой войны.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?