05.11.2016, 08:57
БК-16 для русского спецназа в Сирии
БК-16 для русского спецназа в СирииМеждународная военная политика
Военный сегмент интернета взбудоражен сообщениями о переброске в Сирию нового российского боевого катера, который еще 3 ноября был замечен на верхней палубе килекторного судна КИЛ-158 (Черноморский флот), проходившего проливом Босфор в Средиземное море. Появились сообщения, будто в Тартус везут «Раптор» — быстроходный катер, предназначенный для патрулирования прибрежной и речной зон, а также для проведения спецопераций.

Если бы это было так — новость вышла бы так себе. Потому что на самом деле как минимум два катера специального назначения «Раптор» (проект 03160) в составе нашей группировки в Сирии уже есть. Они доставлены туда в мае нынешнего года тем же КИЛ-158. И тоже из Севастополя. А на этот раз на КИЛ-158, при ближайшем рассмотрении, оказался не патрульный «Раптор», а скоростной транспортно-десантный катер проекта 02510 (БК-16), принятый на вооружение совсем недавно — в 2015 году.

Спутать проекты 03160 и 02510 немудрено. Оба как два капли воды похожи на стоящий на вооружении в Швеции с 1991 года малый скоростной штурмовой катер CombatBoat 90 (CB90) компании Dockstavarvet.

Этого никто официально не признает, но похоже, что и «Раптор», и БК-16 на этой общей для них основе и построены. Скопированы ли по китайскому образцу? Или внешнее сходство — чистой воды совпадение? Кто ж вам ответит?

Как бы там ни было, оба наших боевых катера имеют абсолютно одинаковые главные размерения (длина, ширина, высота, осадка). Оба одинаковой камуфляжной расцветки. Тактико-технические характеристики удивительно схожи. Экипаж и того, и другого — два человека, десантовместимость — до 20 человек. Скорость у обоих — до 48 узлов. Дальность плавания — до 400 миль.

Чуть разнится вооружение. На катере проекта 02510 — вертлюжная установка для крупнокалиберного пулемета 12,7 мм или для 40-мм автоматического гранатомета. Плюс — четыре установки для 7,62-мм пулеметов. На «Рапторе» — дистанционно управляемый оператором боевой модуль «Управа-Корд» с пулемётом калибра 14,5 мм. А побортно — два пулемета «Печенег» калибра 7,62 мм. Таким образом, огневая мощь также сравнительно равна.

Броневая защита обоих катеров класса 5 и 5а. Иллюминаторы — из пулестойкого стекла толщиной 39 мм.

Словом, разницу между двумя катерами в состоянии разглядеть только весьма узкие специалисты. По их мнению, у проекта 02510, в отличие от конкурента, установлены амортизированные кресла не только для экипажа, но и для всех, кто находится на борту. Конструктивно обеспечен проход с верхней палубы в нос для комфортного десантирования не в воду, а прямиком на берег.

Еще на БК-16 есть койки и гальюн, которых нет у конкурента. Хотя это обстоятельство — не бог весть какое достижение для катера, которому просто незачем находиться в море больше считанных часов. Ведь высадка любого десанта — хоть спецназа, хоть морской пехоты — дело, по сегодняшним боевым меркам, практически мгновенное. Иначе враг успеет подготовиться к встрече и никакие пулеметы с гранатометами не выручат.

Таким образом, главное отличие обоих российских боевых катеров, видимо, в другом: «Рапторы» делает ОАО «Ленинградский судостроительный завод «Пелла», а безымянный проект 02510 — ОАО «Рыбинская верфь», принадлежащая Ростеху. Первые спустили на воду уже девять катеров проекта 03160. Вторые численно поотстали — всего два БК-16 из Рыбинска пока переданы ВМФ. Один из этих двух, стало быть, и следует сегодня на Ближний Восток на КИЛ-158.

Видимо, особо не рискуя, можно предположить, что в погоне за на глазах иссякающим финансированием гособоронзаказа конкуренция между двумя новыми российскими боевыми катерами будет жесточайшей. Сирия — отличный полигон для сравнений любых видов вооружений. А выбор, наверное, делать придется. Выпускать практически неотличимые друг от друга, но все же разные катера — вопиющее расточительство.

В сухом остатке: мы наращиваем в Тартусе группировку своих боевых катеров специального назначения. Зачем они там вообще?

Осуществлять противодиверсионную оборону порта Тартус и кораблей нашей Средиземноморской эскадры на его рейде, как предполагают некоторые? Это вряд ли. И «Раптор», и БК-16 созданы совсем для другого. Разыскивать и крушить подводных пловцов — не дело для скоростных десантно-штурмовых катеров, к каковым, как их ни назови, относятся оба наши проекта. Скрытная и незаметная для противника высадка спецназа в его тылу — вот чем наверняка эти катера займутся (да, уверен, и занимаются уже!) в Сирии.

Поскольку речь идет о выброске на вражеское побережье сравнительно небольших групп, наверняка речь идет о дополнительном обеспечении действий российских Сил специальных операций (ССО). Их присутствие в этой стране — давно не секрет ни у нас, ни в прочем мире. Причем, за рубежом боевые действия наших ССО на Ближнем Востоке заслужили самые лестные оценки специалистов.

Так, американский аналитик-исследователь Института по изучению войны (Institute of the Study of War) Крис Козак заявил, что «участие российских спецподразделений в боях за Пальмиру выглядит прекрасно».

Он же полагает, что наши ССО не просто обеспечили успешный штурм осенью 2015 года захваченной исламистами авиабазы сирийских ВВС Квайрес. Диверсионно-разведывательные группы российских ССО приняли решающее участие в этом штурме. В трех ночных рейдах по ближним тылам экстремистов они сумели уничтожить позиции их противотанковых ракетных комплексов BGM-71 TOW, открыв путь вперед войскам Асада. Лишь после этого авиабаза Квайрес была разблокирована.

А вот мнение сотрудника Центра военно-морских исследований США Майкла Кофмана. Он считает, что поразительно точные авиаудары самолетов и вертолетов Воздушно-Космических сил РФ — результат не только применения экипажами нового оружия и прицелов. Главное — ювелирная работа российских авиационных наводчиков, которые постоянно находятся на переднем крае или даже в тылу врага. Эта рискованная работа, естественно, требует особой подготовки. Поэтому в Сирии она была доверена российскому спецназу.

У всех боевых эпизодов, о которых ведут речь зарубежные военные эксперты, общее одно: немногочисленные, но прекрасно обученные и отлично вооруженные российские спецназовцы с террористами в Сирии чаще всего дерутся во вражеском тылу. Но в тыл этот надо еще как-то пробраться. Причем — незамеченными, поскольку иначе малочисленным диверсионно-разведывательным группам не выдержать длительного боя в полном окружении.

Понятно, что в большинстве случаев такие рейды обеспечивают вертолеты. Но если враг вблизи побережья Средиземного моря, для скрытной высадки в тыл могут очень пригодиться и скоростные боевые катера. Хоть «Рапторы», хоть БК-16.

Именно для такой боевой работы, скорее всего, они и направлены в Тартус. А какой катер проявит себя наилучшим образом — разберемся, когда станем анализировать итоги этой войны.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и