26.08.2014, 15:25
Уэльский майдан НАТО
Уэльский майдан НАТОМеждународная военная политика
Москва проигнорирует «конфронтационный саммит» Североатлантического альянса.

Обострение ситуации на Украине погрузило отношения между Россией и НАТО в состояние дипломатического анабиоза. Впервые за много лет представителей РФ не позвали на сентябрьский саммит альянса в городе Ньюпорт в Уэльсе. Участие российской делегации в мероприятии было признано «нецелесообразным».

Впрочем, российские дипломаты из постпредства РФ при НАТО поспешили успокоить своих североатлантических коллег, заявив, что «участие России в натовских мероприятиях не планировалось». Учитывая агрессивную риторику и ярко выраженный антироссийский характер повестки предстоящей встречи в верхах, это утверждение выглядит вполне обоснованно.

Напомним, национальные лидеры стран НАТО, подстегиваемые своим заокеанским куратором, намерены предпринять целый комплекс мер для нейтрализации «русской угрозы». А именно, обсудить увеличение оборонных расходов, расширение военного присутствия в Восточной Европе, размещение дополнительных объемов оружия и боеприпасов. Среди прочих пунктов повестки – демонстрация «трансатлантической решимости», укрепление связей с Украиной, и, наконец, наиболее интригующее «продолжение политики открытых дверей». В ходе саммита также состоится заседание комиссии Украина — НАТО, где Киеву, скорее всего, пообещают помощь в укреплении и модернизации украинских вооруженных сил.

Одной из предварительных сенсаций саммита стало предложение наших старых проверенных недоброжелателей из Восточной Европы (Польша, страны Балтии) зафиксировать в проекте итогового документа саммита возможность использования создаваемого американцами ЕвроПРО в том числе для обороны от предполагаемых угроз со стороны России. Решение знаковое, учитывая, как долго не сдавались американцы и их союзники, которые на «голубом глазу» уверяли, что противоракеты в Польше нацелены не на нейтрализацию российского ядерного потенциала, а на перехват иранских баллистических ракет. При том, что, по мнению экспертов, последние не будут представлять даже потенциальную угрозу для Европы, как минимум, до 2020 года.

Нетрудно убедиться, что практически все вопросы, которые планируется обсудить, имеют отношение к России, включая тему завершения операции международных сил содействия безопасности в Афганистане (в данном случае РФ выступает в качестве страны-транзитера). Коммюнике, распространенное штаб-квартирой альянса подтверждает, что брюссельская бюрократия, по-прежнему, отводит России роль жупела, призванного мотивировать членов альянса на сплочение рядов под «чутким руководством» Вашингтона. «Саммит НАТО соберется в критический момент истории, когда глобальная безопасность становится все более нестабильной, как показали действия России на Украине», отмечается в коммюнике.

Как видно из документа, исчерпавшие свой мобилизационный ресурс темы борьбы с терроризмом и киберугрозами уступили место пропагандистским клише из наследия «холодной войны».

Обострение конфронтации между Россией и НАТО в связи с событиями на Украине добавило искренности в отношения, которые никогда не были дружественными, считает вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин.

– Вместо декларируемого партнерства была формальная договоренность о том, что мы друг друга не трогаем. Хотя даже это условие соблюдалось с переменным успехом. Нас не пригласили – ничего страшного, переживем. Тем более, что НАТО как структура не представляет серьезной военно-политической силы, а скорее умело надувает щеки. Бюрократия альянса цепляется за каждый повод для продления его существования.

— В этом плане украинский кризис, позволивший реанимировать старый пропагандистский жупел об агрессивной имперской России, стал идеальным допингом для блока?

– Несомненно. Натовская бюрократия прямо ожила. Вследствие уменьшения взносов в НАТО со стороны Европы, США финансировали эту структуру на 50%. В последние месяцы руководство альянса постоянно кричало о возможном вторжении со стороны России. Понятно, они очень хотели бы создать образ врага, чтобы оправдать собственное существование. НАТО заигралось в антироссийские игры и теперь выступает заложником собственных решений. Если пригласить представителей РФ на саммит, получается, наша страна не рассматривается в качестве реального противника, а антироссийская истерика носит надуманный характер. Натовская бюрократия не может допустить этого, тогда вся игра пойдет насмарку. А, значит, увеличить масштаб финансирования не удастся.

— В повестке саммита заявлена тема «продолжения политики открытых дверей». Можно предположить, что это сделано с прицелом на Украину. На какую форму сотрудничества реально могут рассчитывать майданные власти?

– Для НАТО это цугцванг – каждый последующий ход только усложняет ситуацию. Статья 5 устава этой организации предполагает принцип коллективной обороны. Когда нападение на одного участника рассматривается, как агрессия против всего блока. Но здесь действует правило – чем больше участников, тем слабее организация. А вступление в НАТО таких стран, как Молдова, Грузия и, тем более, Украина может стать фатальным для альянса. Оказывать военно-техническую помощь Киеву европейцы также не будут по экономическим соображениям. К тому же, тесный контакт с Украиной подставляет под удар всех членов альянса. Никто не будет поставлять оружие стороне, которая участвует в гражданской войне. Это означало бы самим ввязаться в эту авантюру.

Серьезные игроки вроде Германии или Франции, которые стремятся играть самостоятельную роль, никогда на это не пойдут. В отличие, например, от Хорватии, которая уже заявила о возможной поставке своих вертолетов на Украину. Взамен американцы пообещали передать хорватам несколько своих винтокрылых машин (тоже б/у). Такие безответственные шаги могут совершать только второстепенные страны, которые финансово и экономически зависят от США. Так или иначе, серьезным аргументом выступить на стороне украинских «майданократов» для всего НАТО это не станет. Все прекрасно понимают, что Порошенко и компания - это временщики, которых скоро уберут с арены истории. Думаю, что к концу осени против Киева ополчатся даже западные области. Я предполагаю, что уже готовится смена Порошенко. А кровь и разрушения будут списаны на прежний режим.

Тогда НАТО сможет начать выстраивать отношения с Украиной с «чистого листа». В этом кроется опасность. Однако товарное эмбарго и ответные действия России для многих стали геополитическим «холодным душем».

— С чем связано неожиданное саморазоблачение по поводу того, что ЕвроПРО может использоваться для защиты от российской военной агрессии?

– Действительно, как мы помним, США уверяли, что предоставляют европейцам противоракетный зонтик, чтобы защитить их от иранской ядерной угрозы. Не думаю, что это знаковое событие, хотя нечто подобного и следовало бы ожидать. Теперь, если наши западные «партнеры» будут повторять демагогический тезис про иранские ракеты, мы можем ссылаться на указанную инициативу в качестве его опровержения. Это серьезный аргумент для нашей дипломатии. Впрочем, я ожидаю, что между США и Старой Европой еще будут разногласия по этому поводу. К заявлениям прибалтов и поляков Германия, Италия и Франция относятся сообразно политическому весу стран Балтии и Польши. Они мне напоминают мальчика, который выходит ночью из подворотни и просит у проходящего мимо дяди двадцать копеек, а за ним стоят два здоровых мужика.

После окончания «холодной войны» взаимодействие между Россией и НАТО имело характер политической декларации, напоминает главный редактор журнала «Мир и Политика» Эраст Галумов.

– Руководство альянса никогда не советовалось с РФ по ключевым вопросам. Наши представители не принимали участия в работе НАТО и никак не влияли на принимаемые блоком решения. На заседаниях Совета Россия–НАТО нас просто ставили перед фактом.

По рассказам наших делегатов, когда речь заходила о действительно важных вопросах, их просили покинуть помещение.

За весь период сотрудничества с НАТО мы не сумели задать хоть один вопрос, который был бы неудобен руководству блока. Это касается того же вопроса о развертывании элементов ПРО в Европе. Москве всегда отвечали: «мы считаем, что это не требует обсуждений». Наше участие в работе Совета было мишурой, эффектной вывеской «видите, мы с Россией работаем, обмениваемся информацией».

Это был такой обмен информацией, который никак не влиял на работу НАТО. Эти же данные могут получить аккредитованные журналисты на брифингах и различных медийных мероприятиях.

— При этом наше присутствие легитимировало эту структуру. Другие страны СНГ часто ссылались на российский опыт взаимодействия с НАТО, когда мы критиковали их евроатлантические амбиции.

– В этом была доля лукавства. Россия и альянс всегда находились в оппозиции, но решили создать согласительную комиссию. Вопрос о членстве РФ в НАТО в рамках Совета никогда не ставился. Хотя исторически СССР три раза подавал заявку на членство еще на заре этого военно-политического блока. И каждый раз мы получали отказ.

Наше отсутствие или присутствие на саммите блока ничего не меняет. А политически это выглядит как некая пощечина.

— Ожидающаяся рокировка на посту генсека НАТО может поспособствовать налаживанию диалога с Россией?

– Как известно, Андерса Фог Расмуссена сменит бывший премьер Норвегии Йенс Столтенберг. Это весьма специфический господин, который не похож на Расмуссена. Но, честно говоря, я не думаю, что генсек определяет политику НАТО. Ключевые решения, которые определяют судьбу альянса, принимаются США и теми советниками, которые там работают. Роль генерального секретаря в процессе принятия решений достаточно ограничена. Разве что он может немного корректировать повестку дня, да и то в ограниченных пределах. Я не верю в роль личности в структуре НАТО, это сильное преувеличение.

Кардинальных изменений в политике Североатлантического альянса ждать нельзя, да и невозможно. Измениться (в сторону смягчения) может только риторика. Высказывания будут мягкими, а реальная политика жесткой. НАТО традиционно ведет себя агрессивно по отношению к России. И в этом ни у кого нет сомнений. Основной геополитический фактор, который представляет наибольшую угрозу для РФ, это расширение НАТО на Восток. Мы не обсуждаем само существование блока, нас интересует, как остановить его продвижение к российским границам. Думаю, США будут проталкивать решение о снижении пороговых условий для вступления в альянс, подгоняя новые стандарты под Украину. Другой вопрос, как отнесутся к этому Германия и другие «тяжеловесы» ЕС. Это достаточно трудно спрогнозировать. Я в этом плане все же остаюсь оптимистом.

— Можно ли сказать, что нынешний кризис на Украине - это производная политики экспансии НАТО?

– Более того, основная угроза, которая спрятана в украинской проблеме, это уменьшение подлетного времени для ракет альянса. Если мобильные комплексы НАТО подойдут к границам Ростовской области, время подлета ракеты до Москвы составит несколько минут. Наши противоракетные силы просто не успеют ничего предпринять – ни развернуть, ни нацелить, ни выстрелить. Даже засечь, и то с трудом успеем. В этом вся проблема, а все остальное, это политическая трескотня.

— Что мы теряем в случае разрыва отношений с НАТО?

– Если говорить о выгоде для России, то она описывается известной народной поговоркой «с паршивой овцы хоть шерсти клок». Получать выгоду от существования враждебно настроенного блока мы не можем по определению. У нас пересекались интересы по Афганистану, но если проанализировать ситуацию, Россия ничего не выиграла от присутствия там натовского контингента.

Американцы, прежде всего, преследовали здесь свои интересы, связанные с нейтрализацией Аль-Каеды и других террористических организаций. В свою очередь, Россия хотела стабилизации ситуации на границе с Афганистаном и создания некой зоны безопасности. К сожалению, этого не произошло. Американцы абсолютно не уменьшили наркотрафик. Наоборот, он вырос в десятки раз. Натовцы не трогали наркоторговцев, говорили, это не их тема.

Россия и НАТО всегда держали друг друга в напряжении, даже улыбаясь друг другу. То есть сегодня наши отношения никак не изменяются, изменяется только антураж.

Заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, что не видит предмета для обсуждения в отказе Брюсселя пригласить российских представителей на саммит НАТО.

– Вот если бы нас пригласили, тогда было бы, о чем поговорить. А так все понятно и предельно предсказуемо. Натовцы еще в апреле заявляли, что сворачивают сотрудничество с нами.

— Можно было бы назвать встречу глав стран-участниц НАТО «конфронтационным саммитом»?

– Трудно судить, пока мы не имеем результатов – саммит еще даже не начинался. Когда заявленные в повестке пункты получат конкретное наполнение, тогда можно будет говорить более определенно. Согласитесь, трудно требовать от НАТО, чтобы его участники вообще не замечали происходящего на Украине или делали вид, что их это не касается.

— Как Москве следует реагировать на очередной демарш брюссельских бюрократов в погонах? Может его следует воспринимать как предложение официально подать на развод?

– Основополагающий акт Россия–НАТО, по сути, был лишь ширмой, которая прикрывала враждебный характер отношений. Я не исключаю, что в новых условиях стороны могут избавиться от нее. Честно говоря, никогда не понимал, для чего нам нужна эта ширма. Даже в лучшие годы никаких внятных совместных целей стороны не ставили.

— Вашингтон лоббирует увеличение расходов на коллективную оборону и наращивание своей военной группировки в Восточной Европе. У него получится убедить европейцев раскошелиться под предлогом того, что иначе русские танки не сегодня - завтра выйдут к Ла-Маншу?

– Это самый интересный вопрос, ответ на который нам не известен. До сих пор Европа ни за что платить не хотела. Главная проблема, что военные возможности европейских стран находятся ниже допустимого минимума. Именно эту проблему они будут обсуждать в первую очередь.

— Закоперщики всеобщей милитаризации под сурдинку антироссийской истерии все те же – Польша и Прибалтика. Чем вы это объясняете?

– Наши дипломаты справедливо указывают, что размещение в Восточной Европе на постоянной основе боевых сил противоречит Основополагающему акту Россия–НАТО. Это нарушает паритет в области обычных вооружений. С другой стороны, с этим ничего не поделаешь – Польша и Прибалтика действительно боятся русской угрозы. О рациональном характере этой фобии можно долго спорить, но само по себе ее наличие представляет неоспоримый факт.

Что касается инициативы риторически «перенаправить» ЕвроПРО на Россию, то здесь тоже изначально все было очевидно. В иранскую мотивацию появления в Европе американских противоракет никто не верил. И было бы странно, если бы в условиях обострения конфронтации между Россией и НАТО не прозвучала бы идея называть вещи своими именами.

— До какого уровня она может возрасти? Возможно ли прямое военное столкновение РФ и сил альянса?

– Военное столкновение - это абсолютно бессмысленный пропагандистский штамп. Это невозможно и даже не стоит обсуждать. В одной из польских газет в конце марта (после присоединения Крыма) появилась статья с заголовком «Спасибо Путину за то, что он в очередной раз напомнил нам о том, что нынешнее НАТО это даже не бумажный тигр, а мыльный пузырь». Согласитесь, странно ожидать войны с «мыльным пузырем». Общественность в странах НАТО не то, что ради «единой Украины» жертвовать своими людьми не готова, даже финансировать этот блок не хочет. На самом деле НАТО - это скорее инструмент пропаганды как в России, так и на Западе. Здесь уверяют, что страшнее НАТО зверя нет, а западной общественности внушают, что она находится под надежной силовой «крышей». В данном случае интересы пропагандистов пересекаются.

Как любая система, натовская бюрократия стремится к самовоспроизводству. В этом смысле украинские события - это идеальная питательная среда для нее. Все, что происходило в НАТО по окончании «холодной войны» диктовалось потребностями натовского руководства в самосохранении. В частности, для этого было нужно и расширение на Восток.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.