27.08.2014, 19:32
ЕС «кидает» Киев
ЕС «кидает» КиевМеждународная военная политика
Из-за проблем в экономике Европа вряд ли поможет Украине.

Украине не стоит рассчитывать на помощь Евросоюза. Такой вывод можно сделать из обобщенных данных макростатистики Организации экономического развития и сотрудничества (ОЭСР) по второму кварталу 2014 года. Как следует из отчета, зона евро становится главным фактором снижения темпов роста развитых экономик.

Заметнее всего просел ВВП Германии, где прирост в первом квартале на 0,7% сменился падением на 0,2% во втором из-за сокращения экспорта и инвестиций. В Италии зафиксирована рецессия (снижение ВВП два квартала подряд), а по сравнению с соответствующим периодом прошлого года ВВП снизился до минус 0,3%. В целом, в зоне евро прирост ВВП оказался минимальным – 0,1% против 0,2% в январе–апреле, а годовые темпы упали с 0,9% до 0,7%.

Как отмечает обозреватель Forbes Марк Адоманис, еврозона не только переживает спад ВВП, еще более сильный, чем во времена Великой депрессии — она опасно близка к откровенной дефляции. Безработица в Греции и Испании превышает 25%, а в Португалии, Италии и Франции — 10%. Положение кажется настолько безнадежным, что авторитетный экономист Тайлер Коуэн сравнил показатели наиболее склеротичных европейских экономик с деиндустриализацией Индии в XIX веке.

В таких условиях ЕС не в состоянии выручать даже страны еврозоны, а уж тем более – Украину, которая в еврозону не входит. Экономически у Евросоюза просто нет денег, а политически отсутствует воля к дальнейшему расширению.

«Полагать, что Германия согласится потратить десятки миллиардов долларов на восстановление Востока Украины, значит абсолютно не учитывать политическую реальность. Разве можно всерьез представить, что Ангела Меркель на фоне снизившегося до 1,5% прогноза роста германской экономики в 2014 году обратится к германскому обществу с заявлением о серьезных расходах на украинскую инфраструктуру? Такой шаг был бы политическим самоубийством, и Меркель явно достаточно разбирается в политике, чтобы это понимать», – пишет Марк Адоманис.

Сказанное означает одно: Украине и ее политическому руководству пора осознать, что за «европейский выбор» Киева никто платить не собирается. «Незалежной» придется самостоятельно прокладывать курс, и искать способы оплачивать огромные издержки, связанные с ведением «антитеррористической операции» на Востоке страны.

Будет ли Брюссель помогать Киеву, возьмет ли политика верх над экономическими реалиями?

– Украинский кризис начнет сказываться на экономике еврозоны в конце года, – считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. – Правда, Минфин Германии заявил, что причины падения ВВП страны уже «связаны с санкциями (эмбарго, введенным Россией на ввоз продуктов питания из ЕС) и негативным эффектом, который кризис на Украине оказывает на уверенность экономики». Но, на мой взгляд, на истинные причины замедления темпов роста, зафиксированного в отчете ОЭСР, жестко указали немецким экономистам американские коллеги в ряде публикаций The Wall Street Journal. Она заключаются в том, что Евросоюз многие годы подряд умудрялся только строить планы структурных реформ, но всячески затягивает их реализацию на практике.

И вот – результат: экономика Европы получила то, что заслуживала. Теперь Евросоюзу все же придется делать реальные шаги по реформированию рынка труда, пенсионной системы, социальных секторов, а также принимать регулятивные меры для стимулирования предложения, урезанию издержек и развития конкуренции.

Экономисты давно обращают внимание, что Европа сегодня воспроизводит самоограничение экономического развития, на которое она жестко наткнулась в 2009-2010 годах: избыточность социального государства. Именно на этом направлении от руководства ЕС ждут активных антикризисных действий.

— А сами европейцы социальной избыточности не видят?

– Видят, конечно. Просто процедура принятия непопулярных решений в европейской экономической политике гораздо сложнее, чем в Японии, Китае, и тем более в США.

У ЕС есть определенные успехи в балансировке бюджетов, решении проблемы госдолга, достигнут прогресс в создании единого банковского пространства. Вместе с тем, как только председатель Европейского Центрального банка (ЕЦБ) Марио Драги начал проводить стресс-тесты европейским банков, чтобы определить, какие из них будут находиться под контролем национальных регуляторов, а какие – системообразующие – под мониторингом непосредственно ЕЦБ, выяснилось: по меньшей мере, треть частных европейских банков требуют докапитализации.

Это очень неприятное для европейцев открытие – по сути, проблема системного характера. Ведь тот же Драги уже закачал в банковскую систему триллион евро – почему же, спрашивается, эффект такой незначительный? Максимум, что сделали «накачанные» банки – стали выкупать государственные долговые обязательства, но никак не ускорять национальные экономики с помощью инвестиций.

Для меня причина малого эффекта первой «накачки» очевидна: инерция структурных проблем, которые не решались многие годы. Тем не менее, благодаря действиям Драги Европа вышла из рецессии в 2013 году и сейчас находится, за исключением отдельных стран, в состоянии вялого, но все-таки роста. Поэтому я бы не стал хоронить европейскую экономику, это явно преждевременно.

Кроме того, 4 сентября, очевидно, ЕЦБ примет решение о реализации европейской программы количественного смягчения, и начнет новую накачку ликвидности в банковскую систему. По идее, это позитивно повлияет на показатели европейской экономики.

— В такой ситуации Европа, – прежде всего, Германия, – способна помогать Украине?

– 23 августа, в Киеве, канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила по итогам встречи с украинским президентом Петром Порошенко, что Германия выделит Украине 500 млн. евро на восстановление инфраструктуры Донбасса. А 26 августа, в Минске, идею фонда развил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев – сказал, что международное сообщество должно помочь Киеву предотвратить экономический коллапс в стране. Я не исключаю, что дело дойдет и до участия в фонде стран Таможенного союза. Не думаю, что слова Меркель – это пустое обещание.

— Другими словами, ЕС все же будет помогать Украине?

– Брюссель не может бросить Киев. Да, в самой Европе хватает проблем, но там, по крайней мере, понятно, что следует делать для исправления ситуации в экономике. Надо заметить, европейцы умеют, когда припекает всерьез, эффективно координировать деятельность национальных правительств. Это было очевидно, например, во время решения греческого кризиса. Думаю, сейчас Брюссель снова мобилизуется, и возьмется за европейскую экономику всерьез.

А Киев европейцы не могут сбросить со счетов при всем желании. Дело в том, что Украина в ее нынешнем виде – это камушек, который может сорвать лавину: процесс торможения во всем глобальном экономическом хозяйстве. Причем, сорваться с места этот камушек может очень скоро – уже в конце 2014 года.

В этой ситуации, с точки зрения ЕС, поддержка Киева – это страховка от усиления и финансовой, и экономической турбулентности в мире. Но чтобы помогать Украине, нужно выйти из горячей фазы противостояния на Юго-Востоке, усадить стороны за стол переговоров и сформулировать политическую повестку дня. И только после этого, шаг за шагом, решать украинские экономические проблемы.

Иначе Украине ничего не поможет. МВФ, по некоторым сведениям, подумывает о том, чтобы увеличить транш Киеву в 2-3 раза до конца года. Но проблема в том, что и этих денег «незалежной» мало, и нужны усилия по привлечению дополнительных средств. А как это сделать, когда Донбасс полыхает, и нет никаких гарантий безопасности денег?!

Мировые финансовые круги и глобальный бизнес это тоже понимают и начинают понемногу давить на политиков, требуя приложить все усилия для прекращения конфликта на Юго-Востоке. Результатом этого давления, в частности, является и встреча Путин-Порошенко в Минске, и недавнее обращение руководства Луганской народной республики к президенту США Бараку Обаме с призывом использовать влияние для прогресса мирных переговоров.

По сути, наступает момент истины, когда нужно делать то, что должно. В данной ситуации это означает, что ЕС будет, в первую очередь, спасать себя, но все же попытается удержать Украину от сползания в экономическую пропасть …

– У Европы – экспортная экономика, ориентированная на внешний спрос, а внешний спрос на европейские товары и услуги будет стремительно сжиматься, – уверен экс-заместитель руководителя Счетной палаты РФ, экономист Юрий Болдырев. – Третий мир тоже хочет развиваться, и конкуренты ЕС – Китай, Южная Корея, другие азиатские страны, – будут только усиливать позиции.

В результате, ЕС придется сделать ставку на большую самодостаточность – сделать национальные экономики менее экспортными, и более ориентированными на внутренний рынок. При этом уровень жизни европейцев, естественно, упадет. В этой ситуации Европе, конечно, должно быть не до Украины.

Однако проблема в том, как будут вести себя европейские политики. Их логика далеко не всегда определяется рациональными экономическими факторами, на нее влияет и внешнее подзуживание. На мой взгляд, политическое поведение европейских лидеров в отношении Украины с трудом поддается прогнозам, и очень многое будет зависеть от того, кто и кому сумеет выкрутить руки…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).