25.11.2015, 11:53
Сны о Босфоре
Сны о БосфореМеждународная военная политика
От чего Эрдоган потерял голову, и как на это реагировать?

Итак, вчера случилось то, что должно было случиться: закончилась яркая, но недолгая российско-турецкая дружба. В первую очередь хотелось бы ответить некоторым нашим патриотам, которые считали Эрдогана нашим «большим евразийским другом», рассчитывая на то, что Анкара, хоть и член НАТО, но всегда стояла особняком и имела собственные интересы в ближневосточном регионе, где она претендовала на лидерство, и интересы эти в последнее время все больше и больше расходились с интересами коллективного Запада.

Дело даже не в том, что Турция — член НАТО, дело в том, что Турция — наш исторический враг просто потому, что ее исторические интересы всегда сталкивались с интересами России/СССР и не только на Ближнем востоке и Закавказье, но и в Восточной Европе. Никого не должен вводить в заблуждение тот факт, что пришедшие после краха Османской империи к власти кемалисты вдруг задружились с пришедшими к власти после крушения Российской империи большевиками — это было естественно для того времени. Оба молодых режима искали себе союзников, в том числе среди своих исторических врагов, просто для того, чтобы утвердиться. Иными словами, историческое противостояние двух ключевых региональных игроков никуда не делось, просто на время было отнесено на второй план на фоне других — более важных и масштабных исторических событий.

Никого не должен вводить в заблуждение тот факт, что кемалистская Турция, наследницей которой формально является Турция современная, строилась как антипод Османской империи. Советская Россия тоже строилась как антипод Российской империи, однако, в конце концов, необходимость государственного строительства, вызванная отложенной на неопределенный срок мировой революцией, заставила уже СССР занять геополитическую нишу Российской империи и начать ее активно расширять. В Турции Эрдоган в последнее время уже особо и не скрывает своих османистских замашек. Современный турецкий османизм — это что-то типа нашего евразийства, которое пытается совместить идею империи с советской эстетикой. Вот и Турция Эрдогана пытается совместить национализм Ататюрка с имперскими интересами и умеренным (думаю, это пока) исламизмом.

И, наконец, третье: никого не должно вводить в заблуждение «охлаждение» между Западом и Турцией, что по логике некоторых товарищей просто обязано толкнуть Анкару в объятия Москвы. Да, у Анкары есть давняя обида на Евросоюз, в двери которого она безрезультатно стучит уже много лет, и с которым Эрдоган, думаю, мысленно давно простился. Да, у Анкары есть серьезные вопросы к Вашингтону, который в Сирии и Ираке слишком заигрался, наступив на больную мозоль Турции — начав работать с курдами. Но логика «враг моего врага — мой друг» срабатывает далеко не всегда. Во-первых, потому, что говорить о разрыве Турции и Запада еще очень рано. Во-вторых, потому, что у всякого врага всегда есть свои интересы, и если он становится твоим другом — то это лишь в силу временного совпадения его интересов с твоими.

Конечно, можно сколько угодно говорить о том, что Турция и Россия сильно связаны экономически. Это и туристы, которые дают немалый доход в бюджет Турции, и многочисленные турецкие гастарбайтеры, и дешевые турецкие «шмотки», не имеющие конкуренции на наших рынках. Это и АЭС «Аккую», и так и не открывшийся «Турецкий поток», с помощью которого Эрдоган хотел утереть нос Европе, и существующий уже давно «голубой поток», от которого Турция сильно зависит и компенсировать потерю которого явно не сможет в ближайшие лет 10.

Но вдруг оказалось, что всем этим Анкара готова пожертвовать. А все потому, что Москва влезла непосредственно в турецкую зону интересов — в Сирию. Тут можно припомнить и личную неприязнь Эрдогана к Асаду, и заинтересованность Анкары в отвлечении сил курдских ополченцев на войну в Сирии, и возможность самим побомбить их под шумок этой войны, и дешевая и в неограниченных объемах нефть, в том числе от ИГИЛ. В общем, у Турции в этой войне было слишком много интересов. Конечно, Вашингтон тоже сильно подпортил настроение Анкары, поддерживая курдов в Ираке, а тем более — в Сирии. Но Вашингтон не был заинтересован в окончании этой войны и ничего не делал для этого. А вот Москва начала делать. И с таким энтузиазмом, что в Анкаре всерьез испугались, что, во-первых, накроется нефтяная труба, во-вторых, сохранится режим Асада, в-третьих, одним из условий «во-вторых», скорее всего, будет фактическая децентрализация страны и создание независимого или полунезависимого Курдистана. Ну, можно добавить еще, в-четвертых — заканчивая войну в свою пользу, Россия получает лавры «победителя международного терроризма» и становится ключевым игроком в регионе. Достаточно, чтобы потерять голову.

Вот Эрдоган и потерял. Сейчас сложно сказать, была ли атака на российский самолет непосредственной инициативой Анкары, или эта идея была нашептана Вашингтоном, который, пожалуй, больше всех заинтересован в продолжении войны и втягиванию в нее как можно больше стран, а по возможности — и вовсе в превращении ее в третью мировую. В общем, это не так важно. Турция вовсе не марионетка США, и в НАТО всегда держалась особняком. Эрдоган — не Гаврила Принцип. Принять решение, способное спровоцировать мировую войну может только человек, осознающий историческую ответственность за такой шаг и не боящийся взять ее на себя. Так что лично я сразу отметаю версию, что Анкару тут банально «подставили». Слишком высоки ставки, чтобы подставляться. Если бы Турция не была сама заинтересована в эскалации, никто бы никогда не смог ее так «подставить».

Совершив эту провокацию, Эрдоган явно хотел продемонстрировать Путину, что есть красная черта, которую переходить нельзя. И хотя все прекрасно понимают, что, скорее всего, никакой войны между Россией и НАТО из-за Турции все же не будет, ставка в одночасье повышена до максимальной. Не зря некоторые СМИ сравнивают Эрдогана и Путина, говорят, что они очень похожи. Оба лидера стараются вести сбалансированную «тихую игру», стараясь сильно не ущемлять интересы других игроков. Но оба в критической ситуации, когда противник, что называется, начинает наглеть, способны пойти на ход, который от них никогда не ожидали (точно так было в Южной Осетии в 20008-м и в Крыму в 2014-м). Итак, это была перчатка, брошенная не к ногам, а в лицо. И бросивший явно ждет реакции, которая обязана последовать, в противном случае противник почувствует нашу слабость со всеми вытекающими — от бесславного ухода из Сирии, до поступления интересами на Кавказе и Средней Азии.

Вчера много уже говорилось о том, что необходимо помочь курдам. И это касается не только сирийских курдов. Прежде всего, речь должна идти о Рабочей партии Курдистана, которая имеет не только мощное боевое крыло под названием Силы Народной Самообороны (HPG), но и легальную «оболочку» — Партию мира и демократии (BDP), своих депутатов в парламенте Турции. Есть еще многочисленные левые, с которыми, как и с курдами, России как наследнице СССР и главному конкуренту Запада в глазах всего мира будет не так сложно наладить отношения. Наравне с курдами, эти люди фактически ведут войну с Эрдоганом: DSKPc, MLKP, TIKKO, TKPML и много других организаций.

Вообще, ни для кого не секрет, что сегодняшняя Турция — это пороховая бочка, которая могла рвануть еще в прошлую «арабскую весну». Тогда Эрдогану удалось удержать ситуацию под контролем, однако сегодня она снова накалилась, и последняя победа Эрдогана свидетельствует не о том, что большинство турков поддерживают ПСР как гаранта стабильности, как раз наоборот — о том, что общество крайне поляризовано и начинает расползаться по враждебно настроенным друг к другу лагерям. Гражданская война в Турции сегодня не мечта, а реальность. Конечно, «майдан» в Анкаре нужно было готовить заранее, а наша власть такими вещами отродясь не занималась. Но не помочь поднести спичку там, где это понадобится, было бы глупо.

Тем более что хаос в Турции открывает слишком много заманчивых перспектив. Вы помните, почему вообще Турция попросилась в НАТО? Да потому, что ей нужна была защита от Советского Союза. Сталин, еще когда продолжалась Вторая мировая, но исход ее был уже предрешен, загорелся идеей присоединить к СССР исконно армянские земли, насильственно отторгнутые Турцией. Более того, амбиции советского руководства распространялись еще дальше — на Босфор и Дарданеллы, из-за контроля над которыми мы с Турцией враждовали много веков. И вообще Турция могла полностью оказаться в зоне влияния СССР, как страны Восточной Европы. Но США и Британия слишком сильно оказались напуганы этой перспективой (больше всего их пугала, конечно, перспектива контроля Москвы над Черным морем и дальнейшее распространение ее влияния на Ближний Восток) и отстояли Турцию. Вопрос о территориальных претензиях был снят только после смерти Сталина.

Сегодня ситуация уже другая, СССР давно нет, и Турция давно не играет для Запада той роли, которую играла тогда. Если не будет открытой войны (на которую нас, несомненно, хотели бы спровоцировать), спасать Турцию никто не кинется. Турция должна «сожрать» саму себя, и этому процессу надо помочь. Как говорится, «видит бог — мы не хотели». Но Эрдоган, похоже, сделал свой выбор, и дороги назад уже нет.

А ведь многовековая мечта России о Босфоре однажды может перестать быть мечтой. Как и мечта армян вернуть священный Арарат…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).