13.09.2014, 11:15
Владислав Белов: Германия может позволить себе обоюдные санкции
Владислав Белов: Германия может позволить себе обоюдные санкцииМеждународная военная политика
Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов рассказал о внешнеполитическом курсе Германии.

- Ангела Меркель в последнее время вывела Германию из относительного внешнеполитического нейтралитета . Канцлер объявила, что намерена поставлять оружие курдам в Ираке и стала одним из самых активных сторонников санкций против России. Почему произошли столь резкие перемены во внешней политике Германии?

- Я не считаю, что во внешней политике Германии произошли резкие перемены, надо различать все те шаги, которые предпринимает правительство Германии в последнее время. Что касается экспорта вооружений - это отдельный вопрос,, который рассматривается в существующем конституционном поле с1955 года в Германии существует федеральный совет по безопасности при правительстве Германии, который рассматривает вопросы поставки вооружений и участия Бундесвера, возможного участия Бундесвера. Соответственно, федеральный совет безопасности занимается вопросами поставок вооружения в другие страны, в том числе в конфликтные зоны.

Существующий закон о поставках вооружения в другие страны предусматривает соответствующие исключения, если вопрос поставок связаны с обеспечением безопасности соответствующих государств. Такое исключение в свое время было сделано в отношении Израиля, который находится в стадии конфликта со своими соседями, но тем не менее, вооружение ему было поставлено. Аналогично исключение сегодня делается для поставок вооружения курдам, иракским курдам, которые сейчас находятся в состоянии вооруженного конфликта с исламистами. И соответственно такое, достаточно большое время, прошедшее между одним исключением и вторым, и поставило вопрос - насколько Германия меняет свою внешнеполитическую концепцию? Наверное, можно согласиться, что перемены происходят, наверное, мы наблюдаем движение к новой парадигме, когда Германия становится более активным участником решения военных конфликтов.

Германия заявила об этом устами господина Штайнамаера, министра иностранных дел во время последней мюнхенской конференции в начале февраля, напомню, это была юбилейная, 50ая по счету конференция. Где Штайнмгер говорит о необходимости более активного взаимодействия со своими партнерами и соответственно, более активного участия Германии не за спиной у своих партнеров, а наравне со своими партнерами в решении, участие в обсуждение и соответственно, принятие решений относительно подобного рода конфликтов. И после этой речении решения федерального совета по безопасности и вызвало достаточно бурную дискуссию, как на уровне общества, так Бундестаг, который давно, давно требует повышения своей роли в контроле над принимаемыми решениями , относительно поставок вооружения в другие страны. С 2005 года, когда федеральный канцлер Меркель пришла к власти, сначала в составе большой коалиции, потом в коалиции со свободными демократами, тепреь опять в составе большой коалиции. Объем экспорта вооружения резко вырос, то есть за эти 8 лет, и соответственно Бундестаг требует более активного контроля. Одновременно идет реформа Бундесвера, с реформой Бундесвера идет и общественная дискуссия - насколько Бундесвер может быть вовлечен в , наравне с поставками вооружения, в решении таких конфликтов на сегодня. Канцлер Меркель жестко заявляет, что Бундесвер не будет участвовать в операциях за рубежом, в активном участии за рубежом, хотя, я предполагаю, что в будущем это может происходить, по крайней мере, в рамках ООН.

Это один вопрос, мы не будем его смешивать с санкциями. Госпожа Меркель изначально была сторонницей этих санкций, при этом, до этого она призывала и Евросоюз и Россию подходить к решению кризиса на Украине комплексно, по крайней мере, в Вильнюсе она обращалась к Евросоюзу отказаться от политики, или Евросоюз или Россия с точки зрения Украины, и активно обсуждать интересы всех заинтересованных участников. Но после того, что произошло с Крымом Германия первой, Германия первой выступила за жесткое отношение к России, потому что именно для Германии, исходя из исторических условий ее развития, исторических условий ее послевоенного становления, шаги России с точки зрения немецких политиков и немецкого общества абсолютно неприемлемы. Поэтому здесь нельзя говорить, что Германия изменила свое отношение к России, как раз Германия, будучи стратегическим партнером России, первая выступила с критикой, считая, что именно так она может содействовать решению возникшего, скажем так, конфликта международно-правового с точки зрения Запада в отношении Крыма, и с последующим развитием событий на Востоке Украины.

К сожалению, на мой взгляд, не имея, или скажем так, не проявляя критического подхода к тем событиям, которые развивались после 21 февраля, когда Германия, Польша и Франция подписали соответствующие документы с бывшим президентом Януковичем. Потому - это жесткость с одной стороны, более того это жесткость плюс, Германия приняла ряд решений, которые выходят за рамки согласованных санкций на уровне ЕС, тем самым подчеркивая не только свою заинтересованность в решении конфликта, но и показывая, что экономические интересы отдельно хозяйствующих субъектов Германии в целом не являются приоритетными. А приоритетными являются политические вопросы, к которым Германия относит Украину, кризис на Украине и необходимость его решения. Тем более, что последняя неделя, насколько я замечаю, для госпожи Меркель, все-таки конструктивный подход начинает опять занимать приоритет, начинает становиться приоритетным, начинает занимать одно из ведущих мест.

Я сожалею, что сегодня введены санкции очередные, я ожидал, что, по крайней мере, Германия услышит критические голоса отдельных стран, в том числе и Финляндии. И, по крайней мере, будет способствовать тому, чтобы эти санкции, которые были прописаны еще на прошлой неделе, были отложены, были заморожены. И вот, к сожалению, Германия не выступила сейчас таким конструктивным послом доброй воли, а опять, обостряя ситуацию в отношениях с Россией, и вынуждена, заставляя Россию принимать ответные санкции, к сожалению. К сожалению, шаги предпринятые Евросоюзом, являются шагами, идущими, или по крайней мере, шагами, предпринятыми в направлении очередной спирали конфронтации с Россией, которая, на мой взгляд, ни коим образом не способствует решению конфликта на Украине. Закончу, что Германия была и остается стратегическим партнером России и жесткость Германии по отношению к России является следствием таких отношений, потому что именно Германия хотела бы нормализации этих отношений. Но, к сожалению, выбрала путь вот такого жесткого давления на Россию, который на мой взгляд, является неэффективным, контрпродуктивным, но по всей видимости, Ангела Меркель и ее ближайшее политическое окружение считает по-другому. Ну что ж, это политика, это разная политическая культура. Но я думаю, что все-таки точки соприкосновения есть, через эти точки соприкосновения ,в первую очередь, с Германией, Евросоюз, Россия все-таки найдут выход из создавшегося положения. Хотя, последние шаги, к сожалению, отдалили нас от будущего, от будущих шагов навстречу друг другу.

- Так ли уж стабильна Германия в экономике. Какие в этой области проблемы? Многие аналитики констатируют, что немецкая экономика переживает небывалое падение уровня доверия инвесторов и потребителей.

- Я вам отвечу - не верьте таким экспертам, все в порядке с экономикой Германии. После падения во втором квартале, в третьем квартале она показывает опять существенный рост, доверие экономических, хозяйствующих субъектов восстанавливается, и я думаю, что по итогам 2014 года, Германия покажет неплохой результат экономического роста, который будет одним из лучших в Евросоюзе. Растет внутреннее потребление, это означает, что вместе с внутренним потреблением растут шансы партнеров Германии по сбыту своих товаров в ФРГ. И соответственно, напомню, что если смотреть на абсолютные цифры, то импорт товаров, которые мы видим в Германии впечатляет, почти триллион евро, почти, немножко не дотягивает. Ну и соответственно, более триллиона 100 миллиардов экспорта , естественно, традиционное внешнеторговое сальдо в пользу Германии, ну вот почти триллион евро импортируемых товаров , более половины из которых из стран Евросоюза, эта цифра, в общем-то , впечатляет. Забывают на это указывать, говорят только на внешнеторговый актив Германии. Поэтому есть алармистские заявления, который в том числе и провоцируют и журналисты, которые делают вывод на одном квартальном падении. И из-за этого раздувают большую проблему. Четко заявляю - проблемы нет, экономика стабильна, конкурентоспособна, и наряду с ростом экспорта, еще раз повторю, в Германии растет рост внутреннего потребления, который предполагает рост импорта и товаров и услуг.

Германию критикуют в основном, за ее жесткое поведение в Евросоюзе относительно существующих бюджетных проблем у стран-партнеров, критикуют за требование Германии - сокращение государственных расходов, и жесткую финансовую дисциплину. Ну, аналогичные дискуссии идут и в России. Мы должны увеличивать госрасходы и допускать рост внешнего и внутреннего государственного долга, стимулирования внутренний спрос. Или мы должны удерживать бюджетный дефицит, извините, удерживать расходы в разумных рамках, чтобы не было бюджетного дефицита, содействующего росту государственного долга. Аналогичная дискуссия идет и в Евросоюзе.

Глава Европейского центрального банка настаивает на росте государственных расходов, снижая ставку рефинансирования ЕЦБ до минимального уровня, стараясь стимулировать выдачу кредитов, дешевых кредитов через коммерческие банки - это вот один подход. Но Германия жестко критикует такую модель. Кто прав, кто виноват - это вопрос теоретический. И только реальное экономическое развитие, которое мы можем оценивать только со высоты ретроспективы, ретроспективная оценка покажет, кто был прав - сторонники жестких, жесткой бюджетной экономии. Или же сторонники расширения государственных расходов, соответствие накачивание экономики дешевыми кредитными ресурсами, и соответственно, дальнейшего возможного роста государственного долга вопреки австрийским критериям. Или все-таки первые. Посмотрим. Поэтому в общем-то дискуссия, которая идет в Евросоюзе, на мой взгляд, интересна и для российских экономистов, для российских теоретиков, которые так же разделены на два соответствующих лагеря

- Вы согласны с тем, что Германия существенно пострадает от пакета санкций России в области производства и энергетического сектора. Почему Меркель над этим не задумывается?

- Потери есть, по моим оценкам, российский импорт из Германии сократится в этом году на 6-7 миллиардов евро, но я вам уже назвал величину экспорта Германии в целом. Я вам уже назвал величину экспорта в Германии в целом по миру, более триллиона ста миллиардов, естественно, в этом триллионе ста, более триллиона ста миллиардов - 6 миллиардов -это даже не капля. Это как бы сказали англичане - nothing. Конечно, пострадают конкретные малые фирмы, малые предприятия. Оценивается потеря рабочих мест в размере, порядка 50000 тысяч рабочих мест. Но опять же, из 42 миллионов рабочих мест, существующих в Германии, это минимум. Это абсолютный минимум. Да, Германия зависит от импорта энергоресурсов из России. Пока, пока мы не говорим о возможных ответных санкциях со стороны России. Конечно, мы же расстроены тем, что Германия с партнерами бьет по российскому энергетическому сектору, запрещая ввоз в Россию современных технологий по добыче нефти из труднодоступных источников и так далее. Это очень некорректно. Потому что ЕС провоцирует Россию на ответные меры в энергетическом секторе . но пока политическая воля, политический разум России побеждает и мы не отвечаем. Если, если вдруг будут введены ответные санкции по поставкам углеводородного сырья в Западную Европу, Германия пострадает в первую очередь. Но у Германии достаточные ресурсы, чтобы эти потери, скажем так, нивелировать. Но еще раз скажу, что в Германии крупнейшая экономика Евросоюза, которая, к сожалению, может позволить себе обоюдные санкции.

Да, Германия может пострадать, но потери, к сожалению, если мы сравниваем, если мы начинаем вот эту войну санкций, потери Германии будут несоизмеримо меньшие, нежели Российской экономики. Потому что потенциалы наших стран существенно различаются. И естественно, России гораздо сложнее противостоять потенциалу Евросоюза с 28ми стран, с теми ресурсами, с теми возможностями, которые есть у нас. Именно поэтому моя четкая позиция - не отвечать ответными мерами. И Россия могла бы первой попытаться прекратить войну санкций, проявив добрую волю. И по крайней мере, через дискуссии, через соответствующие ответные политические ответы призвать мировое сообщество осудить именно Евросоюз за принимаемые санкции в нынешних условиях, когда именно Россия предложила план урегулирования, именно Россия проявила добрую политическую волю, не будучи участником конфликта, чтобы этот конфликт разрешить. Я думаю, что именно в этом направлении должно работать высшее политическое руководство России.

- Канцлер поначалу имела свои интересы на Украине, вспомним Кличко и партию УДАР - это ее протеже. Почему сейчас этот проект ее не интересует?

- Я не соглашусь с выражением, что Кличко был ее проектом. Да, Кличко долгое время жил в Германии, будучи профессиональным боксером, неплохо говорит по-немецки. Возможно, у госпожи Меркель были какие-то личные симпатии, как могут быть личные симпатии у господина Шредера к господину Путину, и так далее. Но никакого проекта у госпожи Меркель не было, и быть не могло. Именно, потому что Германия выступает за демократические подходы к развитию той или иной политической системы, и это было бы грубейшей ошибкой, если бы госпожа Меркель могла бы себе позволить официально такую поддержку, относительно не официальной - у меня таких данных нет. симпатия - да. но , чтобы ее партия поддерживала партию Кличко, мне такие факты неизвестны. Поэтому здесь так же нельзя делать выводы из хорошего отношения о том, что была конкретная политическая поддержка. У меня есть претензии к немецкому политическому руководству, политическому руководству Франции и Польши, которые не захотели увидеть, скажем так, проблемные моменты, существенные проблемные моменты перехода, передачи власти с 22, предположим, с 22 по 25 февраля. На мой взгляд, были допущены существенные просчеты, и ни Германия, ни Европейский союз, ни этот Германский треугольник Германия-Франция и Польша не захотели показать украинским партнерам на вот такие дефициты. То, что произошло в именно понимании политических правовых норм, которые и стали во многом причиной событий, которые разворачивались в Крыму, затем на Востоке Украины.

Я бы сказал так - Европейский политический истеблишмент не захотел этого увидеть, не хочет этого обсуждать. И в этом плане не хочет нести совместную с Украиной, возможно и с Россией ответственность за отсутствие своевременной оценки действий нового политического руководства Киева, которое во многом, во многом это поведение и обусловило нынешние события. И мне кажется некорректным со стороны европейского политического сообщества, именно политического сообщества, не Евросоюза, а тех, кто его представляет. -обвинить Россию, как единственное государство, которое должно нести за это ответственность. Ответственность должна быть совместная. Если бы нашлись силы политические, которые бы об этом заявили, то я думаю, что решение политического конфликта на Украине, в том числе военного конфликта, было бы найдено гораздо быстрее. И к сожалению, мои германские коллеги не проявили политической смелости и политической воли, дать оценку роли Германии, Польши, Франции, и соответственно ЕС, вот в бездействии по отношению к новому политическому руководству, и принять его в том виде, котором оно существует до сих пор.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.