08.11.2014, 12:10
Железное пополнение
Железное пополнениеМеждународная военная политика
В Вооруженных силах создаются роты боевых роботов.

Во всех военных округах и флотах России будут созданы роты робототехнических систем и комплексов. В них будут обучаться специалисты по управлению этими системами и отрабатываться их боевое применение. Создание таких подразделений свидетельствует о том, что у России появилось реальное вооружение нового типа.

В пятницу член Военно-промышленной комиссии (ВПК) Олег Мартьянов сообщил о формировании в составе Вооруженных сил отдельных подразделений робототехнических систем и комплексов для боевого применения.

«В соответствии с решением руководства Минобороны в каждом военном округе и на флотах создаются отдельные роты боевых роботов, формируется их штатная структура и органы управления», – сказал он «Интерфаксу». Мартьянов пояснил, что в этих подразделениях будет отрабатываться тактика боевого применения роботов, по итогам этой работы будут внесены необходимые поправки в боевые уставы и наставления. 

По его словам, создание отдельных подразделений, вооруженных роботизированными ударными комплексами, беспилотниками и другими робототехническими средствами, «является новым этапом в освоении высокоточного современного вооружения в армии и на флоте».

«И если учесть, что еще год–два тому назад у нас отсутствовало конкретное представление о роботах для боевого применения, то нынешний этап быстрой роботизации войск, на мой взгляд, безусловно, поднимает боеготовность войск на новую ступень», – отметил Мартьянов.

В Вооруженных силах России реализуется концепция развития и боевого применения робототехнических комплексов на период до 2025 года. Специалисты называют 2017–2018 годы этапными в плане развития и поставок в войска различного рода робототехнических комплексов, а также их применения на поле боя.

В апреле представитель Ракетных войск стратегического назначения сообщал, что межвидовой полигон Капустин Яр с этого года будет использоваться в том числе для испытания робототехнических систем. Об одной из них было объявлено примерно тогда же: мобильный ударно-разведывательный робототехнический комплекс военного назначения (МРК ВН) был разработан Ижевским радиозаводом для частей РВСН, оснащенных подвижными грунтовыми ракетными комплексами «Тополь-М» и «Ярс», и предназначен для охраны мобильной группировки РВСН.

В июле глава Минобороны Сергей Шойгу заявил, что в России идет подготовка к массовому производству робототехнических комплексов военного назначения и оснащению ими войск.

В прошлом году Шойгу выразил недовольство слишком, по его мнению, долгими сроками разработки боевых роботов, намеченными некоторыми учеными, и поручил сократить сроки в два раза. «Мы говорим сегодня: мы готовы закупить – дайте, но сделайте это быстрее. Но такое ощущение, что они (разработчики) смакуют эту работу. У нас есть сроки – 17-й, 18-й, 20-е годы. Ну как это можно?» – говорил он.

По его словам, все программы по разработке робототехники военного назначения надо скорректировать по срокам «примерно в два раза». Кто будет не согласен с ужесточением сроков, с тем необходимо прекращать работу, считает Шойгу.
Заместитель министра генерал-полковник Олег Остапенко приводил данные, согласно которым в мире сейчас применяются и активно используются в вооруженных конфликтах свыше 27 тыс. робототехнических комплексов. По его словам, в вооруженных силах США планируется к 2020 году довести долю безэкипажных средств до 30% от общего состава боевых машин.

«На сегодняшний день у России есть робототехнические средства с огневыми комплексами», – сказал главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский.

По его словам, недавно морская пехота Балтийского флота демонстрировала комплексы, которые применяются для боевого охранения, разведки и других задач. Есть комплексы инженерно-саперных подразделений, они предназначены для инженерной разведки, для разминирования. Также проходят завершающий этап опытно-конструкторских работ комплексы, которые могут привлекаться для дистанционного минирования. Собираются принимать робототехнические комплексы войска радиационной, химической и биологической защиты.

Кроме этого, разрабатываются комплексы для совместных действий с боевыми машинами пехоты и танками. «В общем, кое-что есть, кое-что разрабатывается, кое-что находится в стадии исследования. Мы знаем, куда двигаться, программа принята. Самое важное – мы перешли на этап реальных войсковых испытаний и применения их в период боевой подготовки и учений», – отметил эксперт.

Он уверен, что сейчас надо провести исследования на местности в различных физико-географических условиях для различных видов боя, найти роботам место в боевом порядке, посмотреть, как это повлияет на тактику, что надо сделать чисто по техническим характеристикам, а что в организационном плане, «то есть чисто практические вещи, которые позволят их поставить в строй».

При этом эксперт отметил, что в настоящее время все армии мира довольно сильно отстают по этим разработкам от Соединенных Штатов. «В США одних только беспилотников уже более 10 тысяч, то есть больше, чем пилотируемых летательных аппаратов. В сухопутных войсках у них около семи тысяч роботизированных комплексов, которые используются в основном для разведки. Кроме того, у них уже есть на вооружении безэкипажные надводные и подводные системы. В период операций в Ираке и Афганистане они потеряли в результате боевых повреждений около 300 таких машин, и американские специалисты считают, что таким образом были спасены жизни примерно 400–500 военнослужащих», – сказал он. 

В свою очередь профессор Академии военных наук Вадим Козюлин считает решение «назревшим». «Появилось много оборудования, требующего специалистов особого класса, более подготовленных не в военном, а в техническом плане. Эти люди должны пройти особую подготовку и иметь иное снаряжение. Российская армия становится армией XXI века, не сильно отставая от наших коллег», – сказал Козюлин.

По его словам, появляются перспективные военные разработки, которые уже сегодня можно поставлять в войска. «Сегодня производятся беспилотники, а также ведутся разработки морских и наземных беспилотных средств. Речь идет о том, что армия становится высокотехнологичной. Это оружие требует особой подготовки. Такие люди должны служить в отдельном подразделении. Таких специалистов нужно готовить на новых факультетах по управлению беспилотными вооружениями, роботами», – отметил эксперт, добавив, что также должны создаваться центры переподготовки для военного персонала.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.