10.04.2015, 00:18
"Зеленые человечки" идут
"Зеленые человечки" идутМеждународная военная политика
В странах Балтии культивируют страх перед несуществующей угрозой гибридной войны со стороны России.

«Русские идут! Они здесь. Я видел русских солдат!» – крикнул 22 мая 1949 года бывший министр обороны США Джеймс Форрестол, уже несколько недель находящийся на излечении в психбольнице, и выбросился из окна. Нечто подобное рано или поздно может повториться в Прибалтике. Во всяком случае, складывается такое впечатление, что все к тому идет. Поскольку Вильнюс, Рига и Таллин на фоне вооруженного противостояния на Украине вот уже более года пребывают в параноидальном страхе перед «угрозой тихого российского вторжения» в страны Балтии.


Симптом паранойи

В феврале информационный портал BaltNews.lt распространил сообщение, что в Литве объявлено о проекте Виленской народной республики (ВНР) по аналогии с дистанцирующимися от Украины Донецкой и Луганской народными республиками. «Кто стоит за несуществующей WRL – неизвестно, – писал BaltNews.lt. – Однако среди политической элиты угроза от нее никак не оспаривается, а высказывания в стиле «нужно готовиться к войне с Россией» активно продолжаются». Показательно, что при этом национальные спецслужбы никак не реагируют на «появление» ВНР. Исходя из чего можно заподозрить, что они ее с одобрения властей и выдумали и теперь используют «республику» как жупел в антироссийских политических игрищах.

Впрочем, BaltNews.lt прав в том, что целый ряд прибалтийских политиков практически убежден, что «зеленые человечки» наводнили три постсоветские республики. Некоторые риторы договорились до того, что так называемая гибридная война уже развязана Москвой против Литвы, Латвии и Эстонии, на что необходимо немедленно реагировать, дабы не случилось того же, что и на Украине, а ранее в Грузии.

И ведь реагируют. Проводят учения, в спешном порядке «реформируются и перевооружаются». Все это сопровождается истеричными антироссийскими выступлениями на различных уровнях. С любой более или менее видимой кочки нагнетают этот страх, будь то трибуна НАТО, Евросоюза, совещания по проблемам европейской безопасности: «Русские идут! Они уже пришли! Надо ужесточить и расширить санкции против России!»

4 марта в Каунасе президент Литвы Даля Грибаускайте не только всерьез объявила, что «угроза, нависшая над балтийскими странами, реальна», но и в связи с этим заявила, что «тройка» должна «готовиться самостоятельно обороняться во время военного конфликта хотя бы трое суток, пока на помощь не прибудут союзники». Откуда угроза, Грибаускайте не считает нужным умалчивать: «Наш восточный сосед стал менее прогнозируемым и более агрессивным, я имею в виду Россию». Почему именно трое суток? «Мы знаем процедуры НАТО: силы быстрого реагирования могут начать действовать минимум через 72 часа. Но балтийские страны достаточно малы. Мы должны продержаться сами хотя бы эти 72 часа или больше».

Выходит, что у главы Литовского государства нет никакой уверенности в том, что ее страна «продержится» эти трое суток. Тем более что «мы уже находимся на линии фронта, идет первый этап конфронтации, я имею в виду информационную войну, пропаганду и кибератаки». «Таким образом, на нас уже напали, – не сомневается литовский президент. – А перерастет ли это в конвенционную конфронтацию, не знает никто. Но уже сейчас мы должны защищаться от агрессивного поведения».

Деятели калибром поменьше тоже активно участвуют в этом «концерте».

5 марта в Литве побывал главнокомандующий ВС Польши генерал Мечислав Гоцул. Его визит был сопряжен главным образом с подготовкой почвы для поставки Варшавой Вильнюсу ряда вооружений. Тем более что процесс этот уже пошел: недавно Польша поставила Литве партию переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) «Гром». Разработанные на базе советской «Иглы», эти системы были приняты на вооружение в Польше в 1995 году. При этом любопытно вот что. Российская оборонка в течение девяти лет (до 2004 года) немало поспособствовала тому, чтобы это польское оружие было доведено до ума.

Договоренности об уже состоявшихся поставках ПЗРК «Гром» и перспективах снабжения армии Литвы другим оружием Гоцул обставил следующей незавуалированной метафорической эскападой: «Военные должны быть готовы к плохой погоде. А эта плохая погода – прежде всего «зеленые человечки». После сегодняшней встречи и информации из штаба у меня нет никаких сомнений, что вооруженные силы и Литвы, и Польши к этому готовы». «Зеленые человечки», по его словам, – это «детонатор гибридных угроз», что актуально не только для армии, но и для всей национальной системы, и поэтому очень важно обеспечить хорошую связь между войсковой составляющей государства и службами внутренней системы.

Эта «информация из штаба» (видимо, известная одному Гоцулу) вызвала недоумение у сопровождавшего его главнокомандующего ВС Литвы генерал-майора Йонаса Жукаса, поспешившего сообщить, что не располагает никакими данными о том, что в Литве в ближайшее время могут начаться волнения. Через день портал BaltNews.lt сообщил, что «сотрудники 2-го департамента (контрразведка) Министерства обороны Литвы, руководство Объединенного штаба и командование не располагают данными о возможных волнениях на территории страны или подготовке условий для появления «зеленых человечков».

Слова Гоцула таким образом были полностью дезавуированы. Однако генерал Жукас, как видно, тут же и устыдился такой «невежливости» по отношению к польскому коллеге и заверил его, что «подготовка к нейтрализации таких угроз ведется». И даже посвятил его в подробности. Они таковы.

Против возможного появления «зеленых человечков» призваны прежде всего действовать созданные в прошлом году национальные Силы быстрого реагирования численностью 2,5 тыс. человек. Но, похоже, в Вильнюсе осознают, что надежды на них слабые (да и шутка ли: под боком, в Пскове, дислоцируется 76-я российская дивизия ВДВ). Поэтому директор Минобороны Литвы по политике Вайдотас Урбялис еще 26 февраля на проходящем в Германии ежегодном симпозиуме по оборонному планированию НАТО предложил создать специальные силы НАТО, которые были бы размещены в граничащих с Россией странах. Мол, это был бы достойный «превентивный ответ на действия России против Украины» (читай – против стран Балтии). На его взгляд, ныне действующая стратегия атлантистов, когда все их силы подлежат передислокации и способны воевать в любой точке мира, явно устарела. Такое впечатление, что прибалтийская «тройка» готова хоть сейчас разместить на своей территории всю войсковую составляющую НАТО, разбросанную ныне по десяткам стран.

К слову, за натовскими трибунами риторы из стран Балтии всегда особенно ретивы. Ныне они хором поют одну и ту же песню (музыка Вашингтона, слова Брюсселя – или наоборот): стратегия безопасности Европы не отражает современных реалий и подлежит пересмотру и обновлению. Так, в феврале в Риге прошло заседание министров обороны стран – членов альянса, где в очередной раз дискутировали на эту тему. Министры обороны Литвы Юозас Олякас и Латвии Раймонд Вейонис всласть посоревновались в красноречии, демонстрируя друг другу и присутствующим коллегам, кто больше боится «врага у ворот», гибридной войны, «зеленых человечков», «военной активности Москвы» и «непрогнозируемого политического руководства России». Так сказать, разминка языка и голосовых связок перед предстоящим в июне совещанием Евросовета, где будет обсуждаться вопрос смены оборонной стратегии блока.

Во второй половине года текущего должна быть создана и начать свою деятельность совместная польско-литовско-украинская военная бригада. Предстоят и многочисленные учения, на которых будут отработаны соответствующие сценарии (подробнее об этом ниже).

Также генералы Жукас и Гоцул во время их встречи в начале марта в Вильнюсе обсудили возможность приобретения для Литвы и Польши беспилотников и других образцов вооружения, которые могли бы быть задействованы против угрозы гибридной войны со стороны России. Кроме того, как официально сообщалось, Литва «в условиях непредсказуемой ситуации с безопасностью» намерена усилить свой артиллерийский потенциал приобретением 155-мм самоходных гаубиц.


Возвращение в призыву

Между тем в Литве сами себя за год после начала украинских событий так запугали «российской военной угрозой», что усомнились в том, что восьмитысячная контрактная армия сможет всерьез противостоять мощи Москвы (продержаться в случае «вторжения врага» те самые 72 часа). И Вильнюс решил вернуться к набору по призыву. В обществе это восприняли без «должного» понимания.

«У нас были призывники до 2008 года, и мы считали, что их институт больше никогда не понадобится, – уловив настроение масс, начала втюхивать им «обоснование» президент Даля Грибаускайте. Далее все та же песня: – Но геополитическое положение вокруг наших границ изменилось. Мы понимаем, что угрозы очень реальны для всего региона, всех балтийских стран. Мы наблюдаем военную активность России в Калининградской области, в Балтийском море, в воздушном пространстве, где полеты российских военных самолетов создают угрозу гражданской авиации. И возвратом к призыву мы должны дать четкий сигнал нашему восточному соседу, что в случае нападения Литва будет защищаться».

«Как вы или я, все мы, литовцы, можем обратиться, например, к датчанину или немцу, чтобы он пришел нас защищать на случай угрозы, а сами мы почему-то не хотим этого делать! – воззвала она через журналистов к нации. – Это наша конституционная обязанность!»

В начале марта правительство Литвы одобрило подготовленный Минобороны проект закона, принятие которого необходимо для набора призывников в армию уже в этом году. Далее проект рассмотрит сейм. В случае одобрения в ряды литовского войска в августе-сентябре будет призвано 3–3,5 тыс. молодых людей в возрасте от 19 до 26 лет. Служить они будут девять месяцев.

Литовский премьер-министр Альгирдас Буткявичюс убежден, что «после дискуссий депутаты сейма и другие политики утвердят закон»: «Ведь предложение вернуть на пять лет призыв в вооруженные силы и в Госсовете по обороне, и в правительстве было принято единогласно, без возражений».

Надо полагать, это делается не от бог весть какой хорошей жизни. По некоторым данным, литовские власти провели исследования, результаты которых были засекречены. И они оказались довольно безрадостными. Среди нынешних потенциальных призывников, с одной стороны, преобладают иждивенческие настроения в плане защиты родины («НАТО нам поможет»), а с другой, по отношению к России уже нет того оголтелого национализма, который наблюдался накануне и в первые годы после развала СССР, и тем более такой «несгибаемой русофобии», как на Украине. И это не может не тревожить литовское руководство. Поэтому призыв организуется скорее всего с целью соответствующей промывки мозгов столь «несознательным» молодым гражданам – новому поколению, выросшему после развала СССР и не испытавшему на себе «тиранию» восточного соседа.

Не случайно же, пока до призывов не дошло, Минобороны Литвы совместно с Департаментом противопожарной безопасности и спасения подготовило, издало и широко распространило (включая школы и библиотеки, а также через неправительственные организации) почти 100-страничную книжку с заборным заголовком «Что мы должны знать о подготовке в случае экстремальной ситуации или войны». В январе ее презентовал лично глава военного ведомства страны Юозас Олякс как издание, предназначенное для литовской общественности. По сути, это «пособие полезных советов». Издание информирует о том, каких изменений можно ждать в государстве после объявления мобилизации, даются практические советы жителям, что делать в случае различных стихийных бедствий, войн, как поступить, если не успеваешь эвакуироваться. Однако литовский министр обороны объяснил необходимость уяснения этих рекомендаций всеми и каждым «в условиях повторения агрессии России против соседей, на сей раз на Украине». По его словам, информация особенно важна в случае гибридной войны, когда «имеется множество элементов, которые могут быть различными, напоминающими и ситуации гражданской жизни».

Не случайно и то, что побывавший в начале марта в Прибалтике польский министр обороны Мечислав Гоцул с ходу поддержал официальный Вильнюс в его озвученных планах вернуться к системе военного призыва. Причем генерал сделал это сначала в Таллине, куда прибыл «для решения ряда проблем» в рамках военного сотрудничества с Эстонией. По его словам, Польша так же, как и Литва, в прошлом десятилетии отказалась от системы военного призыва и пока не планирует к ней возвращаться, но стала активнее формировать военный резерв для своей 90-тысячной армии.

Его эстонский коллега генерал-лейтенант Рихо Террас также назвал упомянутые планы Литвы «совершенно необходимым шагом, потому что в каждом обществе ограниченное число людей, которые хотели бы работать в армии профессионалами». Главком ВС Эстонии заметил, что в его стране, которая, в отличие от большинства стран – членов НАТО, не перешла полностью к профессиональной армии, каждый год призывается в войска до 3,5 тыс. человек 18–28-летнего возраста. Их обучение длится от 8 до 11 месяцев, при этом студентам дано право выбирать – служить ли им во время прохождения вузовского курса или после получения высшего образования.

«Для небольшого государства это единственный способ собрать достаточное число военнослужащих, – отметил эстонский генерал. – И наши политические партии и общество одобряют такую систему. Особенно важно, чтобы пример показывали известные люди, и они делают это. Обязательную службу в армии прошли сын президента страны и мой сын, теперь они числятся в военном резерве». Всего резервистов в эстонском войске – 30 тыс. человек.

На вопрос регионального агентства новостей Baltic News Service (BNS), как он оценивает угрозы со стороны России, Террас призвал к осторожности в условиях отсутствия «неизбежной угрозы для Эстонии в настоящее время»: «Российское руководство объявило о постоянном состоянии войны, и оно воспользуется «окном» любых возможностей. Но мы являемся членами НАТО, а Россия пока не готова бросить вызов этой организации».

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).