16.12.2014, 20:12
Запахло порохом
Запахло порохомМеждународная военная политика
Россия - единственная страна, где выросли продажи вооружений.

Российские военно-промышленные компании стали единственными в мире, кто смог существенно (на 20%) нарастить продажи вооружения в 2013 году. Это следует из рейтинга ста крупнейших оборонных концернов мира, опубликованного 15 декабря Стокгольмским институтом исследования проблем мира (SIPRI).

В топ-100 SIPRI вошли десять российских компаний. Это на одну фирму больше, чем в 2012-м году, а именно: концерн «Созвездие» (специализируется на разработке и производстве систем управления и связи, радиоэлектронной борьбы и специальной техники) поднялся со 109-й строчки на 89-ю.

Наибольшее увеличение продаж - у корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) - рост 118%, а также у концерна ПВО «Алмаз-Антей» (34%) и Объединенной авиастроительной корпорации (20%). В SIPRI объяснили успехи российских оружейников, прежде всего, резко возросшим объемом гособоронзаказа. Кроме того, эксперты признали, что Россия – один из крупнейших экспортеров вооружений, занимающий второе место по объему продаж с долей мирового рынка 27% (у США — 29%). Кстати, гендиректор спецэкспортера вооружения «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин в одном из интервью отмечал: SIPRI используют информацию из открытых источников, при том, что «Рособоронэкспорт» в своих подсчетах опирается на закрытые данные, зачастую носящие гриф «секретно».

Интересно, что, согласно рейтингу SIPRI, наибольший спад продаж наблюдался у компаний из Италии (более 15%) и США (более 5%). Но при этом американские фирмы, как и в 2012 году, занимают пять верхних строчек рейтинга. Это Lockheed Martin, Boeing, BAE Systems, Raytheon и Northrop Grumman. Справедливости ради отметим, что эти корпорации также активны «в продажах на территории США».

Объемы поставок на экспорт у нас стабильны, хотя здесь тоже есть небольшой рост. Основное увеличение показателей происходит за счет гособоронзаказа, говорит директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко.

- А на него в будущем никакие санкции не окажут влияния по той простой причине, что вооружение закупают для Вооруженных сил России. Что касается экспорта, то здесь, по большому счету, ограничения со стороны Запада в том или ином виде действуют давно – с тех пор, как мы начали продажи вооружений на внешние рынки. К тому же наше оружие в основном покупают те, кто по определению игнорирует гегемонию США. Все это Америке, конечно, не нравится, впрочем, как не нравилось и десять лет назад.

Конечно, тогда у нас была кооперация с Украиной, сейчас о ней можно забыть навсегда. Теперь стоит задача выполнить план по импортозамещению в области оборонно-промышленного комплекса, на реализацию которого отведено два с половиной года и который обойдется России примерно в 50 млрд. рублей. Но разрыв с таким несерьезным партнером критически на нашем военном экспорте не отразится. За последние годы был создан определенный запас того имущества, которое мы закупали на Украине, вот его мы и будем использовать, параллельно реализуя программу по импортозамещению. Это сложно, но возможно.

Что касается спада продаж американских оружейных компаний, который отмечен в рейтинге SIPRI, то снижение на несколько процентов – тут вообще не показатель, поскольку военный бюджет США в любом случае превышает бюджеты всех остальных вместе взятых стран.

— По информации СМИ, Москва не будет подписывать вступающий в силу 24 декабря международный договор о торговле оружием (МДТО), принятый Генассамблеей ООН в прошлом году и регламентирующий торговлю танками, бронетранспортерами, артиллерийскими системами, истребителями, вертолетами, ракетами и пусковыми ракетными установками, а также легким и стрелковым оружием.

- Он нам не выгоден, потому что его можно интерпретировать, как средство ограничения суверенного права России продавать оружие своим союзникам. У нас хорошо выстроена система оружейного экспорта с внутренним жестким контролем: покупатель получает сертификат конечного пользователя, который гарантирует, что это оружие не будет реэкспортировано и перепродано кому-либо еще. Другие страны могут подписывать все, что угодно – нас это не интересует и на нашем экспорте это никак не отразится.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов замечает: Россия имеет традиционные рынки вооружений, особо не конкурируя со Штатами, кроме тех случаев, когда они сами пытаются зайти на тот или иной рынок, где всегда лидировали мы.

- Яркий пример – Индия: при всех неплохих показателях здесь, объемы продаж у американцев по планам ВТС выше, чем у нас, хотя мы традиционно «держали» этот рынок. Во многом это связано с тем, что Индия пытается диверсифицировать свой рынок, но для нас это – отнюдь не положительный сигнал.

Серьезных изменений в 2014 году ожидать не стоит. Думаю, показатели продаж вооружений также будут высоки, особенно по отдельным компаниям, которые традиционно входят в рейтинг SIPRI, начиная с 2002 года. Скажем, концерн «Алмаз Антей» в 2007 году занимал 23-е место, в 2008 – 18, в 2009 – снова 23, в 2010 – 20, а в 2012 - 14-е место.

Судя по рейтингу SIPRI за 2013 год, отличный рост показал и КТРВ. Понятно, с чем это связано: в нынешних условиях с огромным количеством войн, которые расползлись по всему миру, причем в довольно чувствительных регионах, страны обеспокоены своей безопасностью и активно приобретают высокотехнологичное вооружение для конвенциональных войн – системы ПВО и ракетные системы.

Что касается гособоронзаказа, то он действительно возрос за последние годы. Перевооружение, как таковое, началось с 2008 года – тогда стали активно заключаться контракты для нужд собственной армии, в 2010 году началась разработка госпрограммы вооружений на 2011-2020 годы, и в феврале 2011 года Минобороны приступило к ее реализации. Но замечу, что успехи отечественных оружейных компаний объясняются не только возросшим внутренним спросом. Как я уже говорил, продукция «Алмаз-Антея», КТРВ или «Иркута» всегда пользовалась популярностью на рынке вооружений. Да, в условиях, когда увеличился гособоронзаказ, произошли переориентация и перераспределение, но я бы не стал говорить, что рейтинг наших компаний вырос только благодаря внутренним заказам.

— Если учитывать такие факторы, как санкции, тенденция к повышению стоимости российского оружия, разрыв кооперационных связей с Украиной, «кадровый голод», проблемы со станкостроением, то какие перспективы в дальнейшем у нашей «оборонки» и военного экспорта?

- На различные сегменты все это будет влиять по-разному. Скажем, в области строительства подлодок мы ни с кем не связаны кооперационными связями, а вот что касается фрегатов серии 11356 для Черноморского флота (головной корабль – «Адмирал Григорович), то для них нужны газотурбинные установки украинского производства. Рыбинское предприятие «Турборус» возьмет на себя обслуживание силовых установок, но для того, чтобы наладить собственное производство подобных «движков», нужно два-три года. Такая же проблема и с вертолетными двигателями, несмотря на то, что климовский завод выпускает кое-какие объемы.

В общем, некий кризис в этой отрасли у нас есть – это надо признать. Тем более что Минфин давно ведет дискуссии с Минобороны о том, что необходимо сдвинуть некоторые программы. И хотя расходы федерального бюджета по статье «Национальная оборона» не сокращены, однако дополнительные средства туда также не были включены.

Так что, говорить о том, что озвученные проблемы могут мгновенно повлиять на рынок вооружений – нельзя, но в долгосрочной перспективе это может произойти. Поэтому сейчас так много говорят о том, что у нас есть время исправить ситуацию по тем позициям, по которым мы оказались «неприкрыты», в том числе в сфере оптики, радиоэлектроники, элементной базы.

По каким-то позициям мы можем наладить собственное производство, по другим – закупаться у других поставщиков, тем более далеко не все рынки для нас закрыты. Так что возможность для маневра есть, главное, чтобы сохранялась политическая воля и желание у оружейников исполнять гособоронзаказ и работать на экспорт.

— Международный договор о торговле оружием, который подписали 125 стран, может каким-то образом изменить ситуацию на рынке вооружений?

- Нет. Здесь, в принципе, активно действует ограниченное число стран. Тем более, вряд ли те же Штаты или Великобритания будут действительно придерживаться этого документа. Для примера: боевики, которых год назад США поддерживали, сейчас для американцев – враги. И как Америка собирается применять этот закон?

Поставки оружия – это всегда предмет политического торга, предпочтений и даже идеологии. Поэтому документ, который удовлетворял бы все стороны в этой области, просто не возможен. Теоретически такой закон, может, и нужен, но пока там не появится объяснений, кто – «плохой, а кто – «хороший», толку от него не будет. Наоборот – американцы начнут использовать его в своих интересах.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.