16.12.2014, 20:12
Запахло порохом
Запахло порохомМеждународная военная политика
Россия - единственная страна, где выросли продажи вооружений.

Российские военно-промышленные компании стали единственными в мире, кто смог существенно (на 20%) нарастить продажи вооружения в 2013 году. Это следует из рейтинга ста крупнейших оборонных концернов мира, опубликованного 15 декабря Стокгольмским институтом исследования проблем мира (SIPRI).

В топ-100 SIPRI вошли десять российских компаний. Это на одну фирму больше, чем в 2012-м году, а именно: концерн «Созвездие» (специализируется на разработке и производстве систем управления и связи, радиоэлектронной борьбы и специальной техники) поднялся со 109-й строчки на 89-ю.

Наибольшее увеличение продаж - у корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) - рост 118%, а также у концерна ПВО «Алмаз-Антей» (34%) и Объединенной авиастроительной корпорации (20%). В SIPRI объяснили успехи российских оружейников, прежде всего, резко возросшим объемом гособоронзаказа. Кроме того, эксперты признали, что Россия – один из крупнейших экспортеров вооружений, занимающий второе место по объему продаж с долей мирового рынка 27% (у США — 29%). Кстати, гендиректор спецэкспортера вооружения «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин в одном из интервью отмечал: SIPRI используют информацию из открытых источников, при том, что «Рособоронэкспорт» в своих подсчетах опирается на закрытые данные, зачастую носящие гриф «секретно».

Интересно, что, согласно рейтингу SIPRI, наибольший спад продаж наблюдался у компаний из Италии (более 15%) и США (более 5%). Но при этом американские фирмы, как и в 2012 году, занимают пять верхних строчек рейтинга. Это Lockheed Martin, Boeing, BAE Systems, Raytheon и Northrop Grumman. Справедливости ради отметим, что эти корпорации также активны «в продажах на территории США».

Объемы поставок на экспорт у нас стабильны, хотя здесь тоже есть небольшой рост. Основное увеличение показателей происходит за счет гособоронзаказа, говорит директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко.

- А на него в будущем никакие санкции не окажут влияния по той простой причине, что вооружение закупают для Вооруженных сил России. Что касается экспорта, то здесь, по большому счету, ограничения со стороны Запада в том или ином виде действуют давно – с тех пор, как мы начали продажи вооружений на внешние рынки. К тому же наше оружие в основном покупают те, кто по определению игнорирует гегемонию США. Все это Америке, конечно, не нравится, впрочем, как не нравилось и десять лет назад.

Конечно, тогда у нас была кооперация с Украиной, сейчас о ней можно забыть навсегда. Теперь стоит задача выполнить план по импортозамещению в области оборонно-промышленного комплекса, на реализацию которого отведено два с половиной года и который обойдется России примерно в 50 млрд. рублей. Но разрыв с таким несерьезным партнером критически на нашем военном экспорте не отразится. За последние годы был создан определенный запас того имущества, которое мы закупали на Украине, вот его мы и будем использовать, параллельно реализуя программу по импортозамещению. Это сложно, но возможно.

Что касается спада продаж американских оружейных компаний, который отмечен в рейтинге SIPRI, то снижение на несколько процентов – тут вообще не показатель, поскольку военный бюджет США в любом случае превышает бюджеты всех остальных вместе взятых стран.

— По информации СМИ, Москва не будет подписывать вступающий в силу 24 декабря международный договор о торговле оружием (МДТО), принятый Генассамблеей ООН в прошлом году и регламентирующий торговлю танками, бронетранспортерами, артиллерийскими системами, истребителями, вертолетами, ракетами и пусковыми ракетными установками, а также легким и стрелковым оружием.

- Он нам не выгоден, потому что его можно интерпретировать, как средство ограничения суверенного права России продавать оружие своим союзникам. У нас хорошо выстроена система оружейного экспорта с внутренним жестким контролем: покупатель получает сертификат конечного пользователя, который гарантирует, что это оружие не будет реэкспортировано и перепродано кому-либо еще. Другие страны могут подписывать все, что угодно – нас это не интересует и на нашем экспорте это никак не отразится.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов замечает: Россия имеет традиционные рынки вооружений, особо не конкурируя со Штатами, кроме тех случаев, когда они сами пытаются зайти на тот или иной рынок, где всегда лидировали мы.

- Яркий пример – Индия: при всех неплохих показателях здесь, объемы продаж у американцев по планам ВТС выше, чем у нас, хотя мы традиционно «держали» этот рынок. Во многом это связано с тем, что Индия пытается диверсифицировать свой рынок, но для нас это – отнюдь не положительный сигнал.

Серьезных изменений в 2014 году ожидать не стоит. Думаю, показатели продаж вооружений также будут высоки, особенно по отдельным компаниям, которые традиционно входят в рейтинг SIPRI, начиная с 2002 года. Скажем, концерн «Алмаз Антей» в 2007 году занимал 23-е место, в 2008 – 18, в 2009 – снова 23, в 2010 – 20, а в 2012 - 14-е место.

Судя по рейтингу SIPRI за 2013 год, отличный рост показал и КТРВ. Понятно, с чем это связано: в нынешних условиях с огромным количеством войн, которые расползлись по всему миру, причем в довольно чувствительных регионах, страны обеспокоены своей безопасностью и активно приобретают высокотехнологичное вооружение для конвенциональных войн – системы ПВО и ракетные системы.

Что касается гособоронзаказа, то он действительно возрос за последние годы. Перевооружение, как таковое, началось с 2008 года – тогда стали активно заключаться контракты для нужд собственной армии, в 2010 году началась разработка госпрограммы вооружений на 2011-2020 годы, и в феврале 2011 года Минобороны приступило к ее реализации. Но замечу, что успехи отечественных оружейных компаний объясняются не только возросшим внутренним спросом. Как я уже говорил, продукция «Алмаз-Антея», КТРВ или «Иркута» всегда пользовалась популярностью на рынке вооружений. Да, в условиях, когда увеличился гособоронзаказ, произошли переориентация и перераспределение, но я бы не стал говорить, что рейтинг наших компаний вырос только благодаря внутренним заказам.

— Если учитывать такие факторы, как санкции, тенденция к повышению стоимости российского оружия, разрыв кооперационных связей с Украиной, «кадровый голод», проблемы со станкостроением, то какие перспективы в дальнейшем у нашей «оборонки» и военного экспорта?

- На различные сегменты все это будет влиять по-разному. Скажем, в области строительства подлодок мы ни с кем не связаны кооперационными связями, а вот что касается фрегатов серии 11356 для Черноморского флота (головной корабль – «Адмирал Григорович), то для них нужны газотурбинные установки украинского производства. Рыбинское предприятие «Турборус» возьмет на себя обслуживание силовых установок, но для того, чтобы наладить собственное производство подобных «движков», нужно два-три года. Такая же проблема и с вертолетными двигателями, несмотря на то, что климовский завод выпускает кое-какие объемы.

В общем, некий кризис в этой отрасли у нас есть – это надо признать. Тем более что Минфин давно ведет дискуссии с Минобороны о том, что необходимо сдвинуть некоторые программы. И хотя расходы федерального бюджета по статье «Национальная оборона» не сокращены, однако дополнительные средства туда также не были включены.

Так что, говорить о том, что озвученные проблемы могут мгновенно повлиять на рынок вооружений – нельзя, но в долгосрочной перспективе это может произойти. Поэтому сейчас так много говорят о том, что у нас есть время исправить ситуацию по тем позициям, по которым мы оказались «неприкрыты», в том числе в сфере оптики, радиоэлектроники, элементной базы.

По каким-то позициям мы можем наладить собственное производство, по другим – закупаться у других поставщиков, тем более далеко не все рынки для нас закрыты. Так что возможность для маневра есть, главное, чтобы сохранялась политическая воля и желание у оружейников исполнять гособоронзаказ и работать на экспорт.

— Международный договор о торговле оружием, который подписали 125 стран, может каким-то образом изменить ситуацию на рынке вооружений?

- Нет. Здесь, в принципе, активно действует ограниченное число стран. Тем более, вряд ли те же Штаты или Великобритания будут действительно придерживаться этого документа. Для примера: боевики, которых год назад США поддерживали, сейчас для американцев – враги. И как Америка собирается применять этот закон?

Поставки оружия – это всегда предмет политического торга, предпочтений и даже идеологии. Поэтому документ, который удовлетворял бы все стороны в этой области, просто не возможен. Теоретически такой закон, может, и нужен, но пока там не появится объяснений, кто – «плохой, а кто – «хороший», толку от него не будет. Наоборот – американцы начнут использовать его в своих интересах.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.