05.05.2015, 10:32
Запад захлебывается в санкциях
Запад захлебывается в санкцияхМеждународная военная политика
Иностранные компании возвращаются в Россию, а аналитики признают введенные ограничения малоэффективными.

На Западе представители политического и делового сообщества всё больше приходят к выводу, что антироссийские санкции не оказывают существенного влияния на экономику РФ. Так, по мнению французского политолога Сирилла Брета, санкции уже через год потеряют всякую актуальность. Аналитик считает, что чем дольше действуют санкции, тем эффективнее становятся механизмы их преодоления. «Несомненно, 2015 год будет последним годом, когда антироссийские санкции эффективны», – заявил Брет в интервью французскому изданию Atlantico.

Одновременно американский журнал Forbes опубликовал статью, в которой санкции названы малоэффективными. «России трудно навредить, поэтому санкции не работают. Компании понесут убытки, какие-то больше других, но через год ситуация улучшится. А еще через год станет еще легче», – приводит журнал слова голландского предпринимателя Арента Тиисена. Forbes обращает внимание, что недавно за доллар давали аж 80 рублей, но ситуация стабилизировалась, и теперь курс российской валюты варьируется около отметки 50 рублей за доллар. Опрошенные журналом эксперты отмечают, что госдолг России составляет всего около 14% годового ВВП (для сравнения, у США – 105% ВВП, у Великобритании – 90%, у Франции – 94%), и это помогает экономике быть устойчивой. Более того, многие западные компании рассматривают Россию как страну, выгодную для инвестиций.

Последний тезис наглядно подтверждается существованием в нашей стране целого ряда юридических и консалтинговых компаний, которые помогают западным инвесторам обойти санкции и продолжить работу в России. Как было заявлено на проходившем в марте этого года Московском экономическом форуме, почти все немецкие фирмы, ранее сотрудничавшие с нашей страной, после введения санкций захотели сохранить присутствие на российском рынке и смогли это сделать.

Помимо этого, на Западе, особенно в Европе, к людям постепенно приходит осознание, что отношения с Россией испортились неизвестно ради чего. Завоевание украинских рынков в будущем явно не стоит того, чтобы сегодня терять многие миллиарды и жить в атмосфере страха перед глобальной войной.

– Санкции, которые принимались против Российской Федерации, особенно секторальные, хорошо работали только вкупе со снижением мировых цен на энергоносители, – говорит вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. – Введенные ограничения были наиболее болезненными в конце прошлого и начале этого года, когда необходимо было еще делать выплаты по внешним займам. Но после стабилизации мировых рынков, санкции оказались не такими действенными.

Более того, западный бизнес плотно завязан на российский рынок. Как показала практика, французские и немецкие компании, которые работали в России, остались у нас работать. Рвать сложившиеся связи никто не хочет.

Есть и альтернативы. В том числе, в нише немецких машиностроительных фирм, которые сокращают инвестиции в России или по каким-то причинам ограничивают работу в нашей стране. На их место приходят китайские партнеры. Соответственно, из-за санкций происходит не столько ограничение доступа наших компаний к высоким технологиям, сколько перераспределение рынка. И для ЕС это представляет угрозу, ведь европейские корпорации теряют заказы, а их место занимают китайские компании.

На что изначально тогда рассчитывал Запад, вводя санкции?

– Во-первых, был расчет, что санкции окажутся болезненными для нас в краткосрочном формате. Предполагалось, что ограничения будут иметь разрушительные последствия в течение полугода-года. Стабилизации ситуации в российской экономике никто особо не предполагал.

У Запада была надежда, что Москва изменит свою позицию по Украине. Но этого, как видим, не произошло. Тем более, что и на Украине обстановка не стабилизировалась, и России сейчас предъявить нечего.

Иностранным компаниям, которые вынуждены действовать в рамках санкций, введенных после случая со сбитым «Боингом», еврочиновники говорили, что ограничения вводятся на непродолжительное время. Никто не предполагал, что санкции будут действовать год и более.

Американцы хотели оказать давление на Россию, чтобы заставить нашу страну отказаться от поддержки ЛНР и ДНР. Но этот вариант не сработал.

Поэтому сейчас начался раскол внутри Евросоюза. Один год страны ЕС были готовы терпеть убытки, скажем, для Польши санкции означали один пропавший урожай. Но второго нереализованного урожая польская экономика может и не пережить.

— Изменится ли отношение Запада к нам в ближайшее время?

– Прежде всего, летом будет приниматься решение по секторальным санкциям. При их действии работать России и ЕС будет очень сложно. Во-вторых, будет происходить расхождение европейской и американской внешней политики. США будут продлевать санкции до 2016 года, до своих очередных парламентских выборов. Они уже продлили персональные санкции, то же попробуют сделать с секторальными. А вот Евросоюз попытается решить проблему секторальных санкций до осени этого года, чтобы была возможность реализовать у нас свой урожай.

Одновременно будет происходить раскол внутри Европейского союза. Есть страны, которые готовы с нами сотрудничать, такие как Греция, Венгрия, Чехия, Испания, Италия. Но есть государства, которые будут продолжать придерживаться позиции Германии.

Стоит учитывать, что в самих европейских странах тоже будут происходить изменения. В частности, в Германии скоро пройдут очередные парламентские выборы. Правящей партии ХДС-ХСС победить будет очень сложно.

Директор Института национальной стратегии Михаил Ремизов отмечает, что эффективность западных санкций зависит в большей степени от грамотных действий российского правительства:

– Санкции ударили по нам меньше, чем собственные решения правительства в области финансов. Жесткая денежно-кредитная политика, высокие процентные ставки по займам, модель, основанная на ограничении предложения, – это главный фактор стагнации российской экономики, да еще и не очень эффективный инструмент против инфляции. Оптимизм, связанный с неэффективным действием санкций, логичен после осознания, что главные беды нашей экономики лежат в другой плоскости.

Наше народное хозяйство уже ощутило все последствия западных ограничений. Если ухудшения макроэкономической ситуации не будет, то ничего критического не произойдет.

Но надо понимать, что санкции в области высоких технологий и в области финансов будут сохраняться, а их влияние всё-таки будет серьезным. При желании западные центры силы, прежде всего Соединенные Штаты, могут нарастить давление на Москву. При этом новые санкции вводиться не будут. Скажем, Вашингтон может наложить запреты на любых финансовых игроков или компании, осуществляющих техническое сотрудничество с Россией. США могут делать это в одностороннем порядке по отношению практически к кому угодно, то есть и в отношении европейских банков, и в отношении китайских корпораций. Так что потенциал санкционного давления на Россию далеко не исчерпан, и это надо иметь в виду.

Беда в том, что уровень самодостаточности России в финансовой и технологической сферах существенно не вырос. Мы можем стать самодостаточными в течение нескольких лет, но для этого должна проводиться в жизнь соответствующая политика. В технологической сфере такая линия более-менее ведется, но что касается финансовой области, то адекватных действий практически не прослеживается.

— Можно ли ожидать возвращения в Россию западных инвесторов?

– Пока инвесторы перестраховываются. Сейчас действует формула «санкции плюс». Санкции накладывают запреты на конкретные области сотрудничества, многих сфер ограничения не касаются. Да и многие санкции можно обойти. Скажем, для топливно-энергетического комплекса оборудование поставляется, иногда через третьи страны. Но некоторые западные компании опасаются сотрудничества даже в тех областях, в которых работать можно.

Пока мы не можем говорить о том, что ситуация переломилась в нашу пользу. Вообще, инвесторы все разные. Но привлекать прямые западные вложения можно будет тогда, когда изменятся возможности для внутренних инвестиций. Пока этого не видно.

— При каких условиях Россия будет слабо уязвимой для иностранных санкций?

– Санкции потеряют смысл, когда у нас появится самостоятельная экономика. Не замкнутая, но более самодостаточная, чем сегодня. Особенно с точки зрения финансовой политики и промышленно-технологического потенциала.

Для этого надо переходить к мобилизационной экономической модели. Это не означает возвращения к полностью плановой или полностью закрытой экономике. Но необходимы концентрация ресурсов на важных направлениях, стратегическое планирование, последовательный протекционизм в ряде отраслей. Наше правительство сегодня категорически отметает возможность перехода к мобилизационной модели. Но пока этого не произойдет, наша страна будет уязвима перед санкциями.

— Есть ли потенциал для снижения влияния западных санкций в многовекторной внешней политике?

– Потенциал здесь есть весьма значительный. Промышленно-технологические международные альянсы со странами развивающегося мира имеют перспективы. Россия важна для многих государств как технологический партнер, нам они нужны как рынки сбыта и инвестиционные партнеры.

В числе этих стран серьезную позицию занимает Китай. Правда, для него промышленно-технологическая кооперация с Россией не столь важна: существует слишком большой диспаритет по объему внутреннего рынка, по инвестиционным возможностям, доступности высоких технологий. Наше сотрудничество с Китаем не будет равноправным, по крайней мере, по всему спектру экономических сфер.

Зато высокий потенциал сотрудничество имеет с Бразилией, Индией, Вьетнамом. Правда, пока не так много успешных примеров технологических коопераций России с развивающимися странами. Есть совместные проекты с Индией, но пока это больше потенциал, нежели реальность.

— Каких целей добивался Запад, вводя санкции?

– На мой взгляд, Запад не рассчитывал обвалить нашу экономику или политический режим. Хотели создать некоторые сложности России. И надо признать, что частично своих целей Запад добился.

Подчеркну, что потенциал давления на нас не исчерпан. Я не беру такие меры, как отключение наших банков от международной системы платежей SWIFT или запрет на покупку российской нефти и российского газа, что будет рассматриваться в самую последнюю очередь. Но США могут применить санкции к любой компании в мире, которая будет сотрудничать с Россией в финансовой и технологической сферах. Все крупные мировые игроки зависимы от американского рынка, американских финансов и американских технологий. Это значит, что Соединенные Штаты могут заблокировать деловые контакты России по всей планете, а не только с американскими корпорациями. К сожалению, мы пока не настолько самодостаточны, чтобы быть неуязвимыми к таким действиям.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.