06.03.2015, 17:12
Запад вспомнил о Крыме
Запад вспомнил о КрымеМеждународная военная политика
Генсек ОБСЕ пообещал заняться полуостровом сразу после урегулирования конфликта на Украине.

Генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Занньер в интервью изданию Carnegie Europe заявил, что Запад не собирается «забывать» о Крыме. И как только конфликт на Востоке Украины будет улажен, немедленно вернется к этому вопросу.

«Мы были свидетелями нарушения Хельсинкского заключительного акта, - заявил Занньер. - Наш приоритет – это урегулирование конфликта на востоке Украины. Как только ситуация стабилизируется, мы вернемся к другим вопросам, таким как Крым».

Сейчас вопрос Крыма поднимается в международных дискуссиях не так часто. На первом месте стоит выполнение Минских договоренностей, которые должны привести к стабилизации ситуации в Донбассе. Но лидеры стран Запада периодически дают понять, что ни при каких обстоятельствах не намерены признавать статус полуострова. Так, 22 января канцлер Германии Ангела Меркель назвала «аннексию Крыма нарушением принципов мирного сосуществования после Второй мировой войны» (очевидно, раздел Югославии ничего такого не нарушал).

4 марта помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд заявила, что санкции против Крыма, запрещающие американским и европейским компаниям работать на территории республики, будут действовать, пока полуостров снова не перейдет под контроль Украины. Да и президент Украины Петр Порошенко обещал, что никогда не откажется от «суверенных прав на Крым».

Хельсинский акт, на который ссылается генсек ОБСЕ, был заключен в 1975 году и состоит из нескольких разделов. Помимо прочего, в нем закрепляются политические и территориальные итоги Второй мировой войны. Подписанты обязуются соблюдать принцип нерушимости границ, территориальную целостность государств и не вмешиваться во внутренние дела иностранных государств.

«Нам надо вернуться к полному выполнению принципов о нерушимости границ и суверенитета, - отметил генсек. - Нам нужны рамки, в которых мы можем вести более открытые дискуссии об условиях выполнения этих принципов. Из-за украинского кризиса эти дебаты стали более трудными, поляризованными, идеологическими. Но Хельсинкский заключительный акт все еще является лучшим набором правил, которые есть в Европе».

В то же время, в Хельсинском акте, как и в ряде других международных документов, есть пункт о праве народов на самоопределение. В «Декларации о принципах международного права» значится, что «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие». Способами осуществления этого права могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса».

Между правом на самоопределение и на территориальную целостность существует явное противоречие, которое, в зависимости от политического контекста, трактуют по-разному. Например, в случае с Косово большинство стран Запада решили, что местные жители вполне могут самоопределиться и основать собственное государство, вычленив исконную часть территории Сербии. Отделение же Крыма, где 16 марта 2014 года более 96% населения проголосовало на референдуме за присоединение к России, Запад считает нарушением территориальной целостности Украины.

Заявление генерального секретаря ОБСЕ дает понять, что даже в случае полного выполнение Минских соглашений, рассчитывать на снятие всех санкций и нормализацию отношений с Западом не приходится. Каким же образом ОБСЕ и другие международные организации могут «вспомнить» о Крыме?

- Не секрет, что подавляющее число стран-членов ОБСЕ не признали легитимным закон о включении Крыма в состав России, - говорит заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелев. - Поэтому вопрос о статусе Крыма и судьбе территориальной целостности Украины с повестки дня внешней политики ЕС и ОБСЕ не снимается.

Конечно, сейчас на первом плане стоит задача урегулирования ситуации на Юго-Востоке Украины, прекращения боевых действий, обстрелов городов. Это выражается в соблюдении минских договоренностей. Сегодня именно это самая важная задача с точки зрения обеспечения европейской безопасности и деятельности ОБСЕ.

Но Крым никем не забыт. Думаю, Россия уже в ближайшее время столкнется с очень мощным давлением, связанным с требованием пересмотра статуса полуострова и отказа от него. Еще один вариант – это требование проведения повторного референдума под контролем ОБСЕ и подтверждение легитимности присоединения Крыма к России.

Россию оба эти варианта не устраивают. Поэтому нас, скорее всего, ждет новый виток напряженности в отношениях с Западом и ОБСЕ в частности. Можно предположить продление санкций. Кризис в отношениях с Европой и Западом в целом не будет исчерпан только на основе реализации минских договоренностей. Это более широкая проблема, связанная с суверенитетом Украины и сохранением ее территориальной целостности.

Займется ли ОБСЕ в каких-то формах укреплением безопасности в самой Украине, где назревают очень сложные социально-политические процессы - это другой вопрос. Очевидно, сейчас ОБСЕ хочет реализовать свой потенциал, восстановить влияние в Европе путем активизации своей деятельности по урегулированию украинского кризиса. В течение многих лет место ОБСЕ в системе европейской безопасности было не ясно. В основном эта организация занимались мониторингом выборов. А сейчас им представился хороший шанс доказать свою роль в укреплении безопасности Европы. Тем более что сама Россия много лет выступала за увеличение роли ОБСЕ. Теперь нам скажут: «Вы же сами хотели, чтобы ОБСЕ играла более важную роль, вот мы это и делаем».

— Неужели в Европе серьезно рассчитывают, что Россия отдаст Крым?

- Естественно, никто в Европе так не думает. Совершенно очевидно, что все политики прекрасно понимают, что Крым навсегда вошел в состав России. Многие бывшие политические лидеры прямо об этом говорят. Но это хороший повод, чтобы держать Россию на крючке, все время ее дергать и создавать ситуацию непрерывного давления. Этим они хотят создать условия для управляемости Россией. Кризис в наших отношениях с Западом растянется на многие годы. Из этого нужно исходить и к этому готовиться.

— А почему бы не согласиться на повторный референдум в Крыму?

- А зачем? Это вопрос престижа для России. Думаю, это голосование подтвердило бы результат первого референдума. Но Россия – великая держава, и ей незачем опускаться на этот уровень. Это вопрос чисто политический, и мне кажется маловероятным, что Москва пойдет на такую уступку.

— При каких условиях Запад может признать присоединение Крыма к России хотя бы фактически?

- Де-факто присоединение Крыма к России может быть признано только в том случае, если на территории Украины развернется такая масштабная гражданская война, что само украинское государство распадется на части. Тогда сложится совершенно новая ситуация и вопрос Крыма отпадет сам собой. Но такой вариант развития событий на Украине в обозримом будущем маловероятен.

— Значит, судьба полуострова еще долго будет «подвешена в воздухе»?

- Ну почему же? Судьба Крыма определена – это часть России. Но долгие годы Запад не будет признавать вхождение полуострова в состав РФ. Это станет поводом для оказания политического давления, обсуждения на европейских и международных форумах, принятия различного рода резолюций, осуждающих Россию и требующих от нее отказаться от этого шага. Проблема Крыма в наших отношениях с Западом надолго.

Профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук Дмитрий Лабин считает, что возвращение Крыма не противоречит Хельсинской декларации, несмотря на слова генсека ОБСЕ.

- С точки зрения международного права, я не вижу никаких возможностей пересмотреть этот вопрос. Исходя из норм современного права, выбор был сделан непосредственно народом, проживающим на территории Крыма. Причем мартовский референдум 2014 года стал уже вторым таким голосованием. Первый референдум с таким же результатом прошел еще в 1991 году, но тогда по разным причинам этот вопрос не был доведен до конца.

Здесь же после волеизъявления народа легитимные власти Автономной республики Крым выполнили то, за что проголосовало население. Была провозглашена независимость и затем подано обращение к РФ на предмет заключения соответствующего международного договора о вступлении в состав Российской Федерации. С точки зрения международного права все было сделано безукоризненно. Более того, это восстанавливает справедливость, которая была утеряна в отношении граждан Крыма в течение нескольких десятилетий.

Что касается ОБСЕ, это международная организация, которая занимается обеспечением безопасности и поддержанием мира на европейском континенте. Задача переопределения правового статуса отдельных территорий и вопросов правопреемства между государствами в компетенцию этой организации не входят.

ОБСЕ имеет смысл обсуждать такие вопросы, как усовершенствование договорной практики государств, чтобы в будущем минимизировать возможность неконституционной смены власти или безответственности власти в отношении своего народа. Эти проблемы стоят на повестке дня и могут быть темой внимания международных организаций. Вот в таком ключе участие ОБСЕ могло бы принести существенную пользу для усовершенствования международно-правового урегулирования.

— Действительно ли присоединение Крыма к России противоречит Хельсинскому акту?

- Хельсинский акт был эпохальным документом для своего времени. Впервые Советский союз участвовал в таком форуме и признал вопросы, связанные с защитой прав и свобод человека. При этом документ содержит два других важных общепризнанных принципа международного права – территориальной целостности и нерушимости границ.

Но Хельсинский акт ставил эту проблему в связи с событиями, которые потрясли всю Европу во время Второй мировой войны. Речь шла о том, чтобы не допустить возможность возникновения на европейском континенте сил, которые могли бы совершать агрессию и развязать новую войну. Хельсинский акт 1975 года подытоживал итоги мирного процесса по восстановлению доверия на европейском континенте.

Но это не означает, что этот документ, кстати, даже не имеющий такого обязательного характера, как международная конвенция или договор, может умалять суверенитет государств и суверенные права наций. Случай Крыма как раз не нарушает Хельсинский акт. Не было никакой агрессии или насильственного присоединения территории. Воля народа первична по отношению к любой суверенной власти. Эту волю выражает и государство во внешней сфере и взаимоотношениях с другими странами.

Смысл принципа, закрепленного в Хельсинском акте, в том, чтобы государства воздерживались от пересмотра границ, как это было во время агрессии фашистской Германии. Но это не ограничивает право государств или народов проявлять свою волю к обретению государственности или изменению границ. Стороны могут договариваться изменять границы. То же самое касается и народов, которые по-иному видят свою судьбу. Это их право, которое нужно уважать, так как оно имеет первостепенное значение по сравнению с другими суверенными правами.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).