03.04.2015, 18:07
Запад подкупает союзников России
Запад подкупает союзников РоссииМеждународная военная политика
Как отразится на положении нашей страны в мире снятие санкций с Ирана?

Длительные переговоры международной «шестерки» (Россия, США, Великобритания, Франция, Германия, Китай) в Лозанне закончились соглашением о снятии ограничений с Ирана. Глава МИД этой страны Мохаммад Зариф назвал результаты переговоров историческими. Похожего мнения придерживается и президент США Барак Обама, который сравнил достигнутые договоренности с соглашениями между Соединенными Штатами и СССР в период правления Рейгана и Никсона. Мировой рынок после заявления лидеров «шестерки» отреагировал снижением цен на нефть. Но не пострадает ли от этого экономика России, и удастся ли Москве сохранить доверительные отношения с одним из главных своих союзников на Ближнем Востоке?

Санкции ЕС и США против Ирана серьезно ограничивали внешнеторговую деятельность Тегерана. Они были введены под предлогом недопущения разработки Ираном собственного ядерного оружия. Сам Иран постоянно утверждал, что заинтересован исключительно в строительстве на своей территории атомных электростанций и не ставит целью иметь оружие массового уничтожения. Но официальным представителям Тегерана на Западе не верили, опасаясь того, что Иран, изготовив ядерную бомбу, серьезно изменит геополитический расклад на Ближнем Востоке.

Все последние годы напряженность между Ираном и Западом только нарастала. Это играло на руку Москве, которая после воссоединения Крыма с Россией вынуждена была начать собирать «антизападную коалицию». Но Тегерану явно не нравился статус «страны-изгоя», и новый президент Ирана Хасан Рухани стал намекать на то, что согласен пойти Западу на уступки.

Согласно заключенным в Лозанне соглашениям, Иран обязуется в течение 15 лет не строить новых объектов для обогащения урана и не обогащать его свыше 3,67%, а также сократить число центрифуг с нынешних 19 тысяч до шести тысяч. В ответ на это Тегеран получает возможность экспортировать энергоресурсы на Запад.

Появление на мировом рынке нефти и газа нового игрока может спровоцировать дальнейшее обрушение цен на «черное золото», что ставит под удар экономику нашей страны. В то же время, снятие ограничений на развитие иранской ядерной программы расширит возможности российских компаний участвовать в строительстве атомных электростанций, опосредованно появляются новые перспективы сотрудничества в военно-технической сфере.

Не исключено, что Запад пошел на снятие санкций, исходя из геополитических соображений. Шиитский Иран поддерживает повстанцев-хуситов в Йемене, а борьба с ними коалиции во главе с Саудовской Аравией может не привести к успеху. Это ставит под угрозу нефтяные поставки в Европу и США. Кроме того, Иран давно изъявлял желание присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества, ОДКБ и БРИКС. Запад был вынужден играть на опережение.

– Снятие санкций с Ирана может привести в ближайшем времени к падению цен на нефть. Но это крайне кратковременное явление, обусловленное спекулятивными ожиданиями. Но само по себе снятие санкций в перспективе на несколько месяцев никак не повлияет на рынок, – считает директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин. - Дополнительного количества нефти и газа на рынке не появится. На текущую экономическую ситуацию в мире снятие санкций с Ирана не скажется никак, сильных изменений ждать не стоит. Можно только ожидать, что в Иран пойдут западные инвестиции, но, повторюсь, на мировом энергетическом рынке это никак не скажется.

Но если говорить о перспективе после 2020 года, то Иран может стать ведущим экспортером нефти и газа. Нефти и так добывается много, добыча газа будет наращиваться. Стоит отметить значение месторождения «Южный Парс». Еще до санкций по поводу этого месторождения были десятки проектов, в том числе с участием российских компаний. Если проекты возродятся, то на рынок они окажут серьезное влияние. Но всё это относится к 2020-му или даже 2030-му году.

Конечно, в долгосрочной перспективе у России появится серьезный конкурент на сырьевом рынке.

Стоит учитывать и геополитический фактор, в частности, нынешнюю ситуацию в Йемене. Иран поддерживает шиитское население этой страны, но пока не имеет финансовых возможностей сильно влиять на ситуацию. Но в будущем, если пойдут инвестиции в Иран, такие возможности появятся. Соответственно, спокойствие на Ближнем Востоке будет под большим вопросом, чем сегодня.

— Россия не проиграла, когда поставила подпись под резолюцией о приостановке санкций?

– Так вопрос ставить нельзя. Дело в том, что у нашей страны не было другого выхода. Мы должны поддержать международные усилия по урегулированию ситуации, да и всегда мы говорили, что санкции надо снимать. С другой стороны, мы всегда поддерживали Иран. Если бы Россия не поставила подпись, то у нее возникли бы серьезные проблемы с точки зрения присутствия на энергетическом рынке Ирана. Москва просто сделала попытку выстроить нормальные отношения и с Ираном и с западным миром, несмотря на то, что это может привести к появлению конкурента.

— Может ли Россия участвовать в развитии сырьевого сектора Ирана?

– Войти на рынок Ирана мы можем. Более того, мы уже там присутствуем, особенно что касается атомных проектов. До введения санкций российские компании активно работали на иранском рынке. В плане реэкспорта ситуация другая, нежели в отношениях с государствами Средней Азии. Использовать для реэкспорта территорию России для Ирана нецелесообразно. Проще нефть погрузить на танкер и отвезти прямиком в Европу. К примеру, для Туркмении выход на мировые рынки географически связан с Россией. Но Иран географически расположен удобно, он может самостоятельно выходить на европейские и азиатские рынки.

С другой стороны, мы можем строить в Иране заводы СПГ (сжиженного природного газа). У нас есть для этого необходимые технологии.

– Россия и Иран связывают особые отношения, – говорит вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов. – Когда Запад демонстрировал свое негативное отношение к Тегерану, Россия его всячески поддерживала. Поэтому, конечно, под документом о снятии санкций Москва не могла не поставить свою подпись. Просто, исходя из дружественных отношений.

Соединенные Штаты Америки и Европа рассматривают сейчас пути выхода из ситуации конфронтации с Ираном. Причина этого ясна – ситуация на Ближнем Востоке обострилась. Запад хочет снять с себя ответственность за выращивание радикалов в регионе.

В то же время понятно, что ограничения на Иран в полной мере сняты не будут. Тегеран не может, в частности, развивать свободно свою атомную энергетику. Ведь все понимают, что контролировать уровень обогащения урана можно лишь в ограниченных пределах.

Нынешнее решение «шестерки» всё-таки некоторый выход из сложной ситуации. Одновременно это ответ на риторику Тегерана. После ухода Ахмадинежада новый президент страны Хасан Рухани высказывает более умеренную позицию в отношении Запада. Хотя, как мне кажется, это просто работа на публику, а по существу политика Ирана останется прежней.

— Раньше Иран был союзником России по «антиамериканскому блоку». Можно ли сказать, что прежний союз распадается?

– На мой взгляд, перетянуть на свою сторону Иран Запад и не мечтает. Но он пытается смягчить политику Тегерана по Йемену, где сейчас идет война. Ситуация в Йемене может сказаться на транспортировке нефти. Иран же имеет стратегически важную береговую черту. Запад рассчитывает, что Тегеран не будет предпринимать явных недружественных действий.

— Насколько важным партнером для нас остается Иран?

– Иран занимает важное место в нашей внешней политике. Есть, конечно, опасения, что снятие санкций с Ирана приведет к падению цен на нефть. Но, как мне кажется, нынешние спекулятивно низкие цены продержатся недолго. Дело в том, что высокая стоимость «черного золота» вовлекает в оборот большой объем долларов. Вместе с падением цен на нефть падает и нефтяное обеспечение доллара, что, конечно же, невыгодно Соединенным Штатам.

Более того, США постепенно становятся крупным экспортером нефти. Соответственно, Вашингтону невыгодно падение цены.

— То есть, хорошие отношения с Тегераном у нас останутся.

– Понятно, что Иран будет стараться выстраивать нормальные отношения с Западом. Но вряд ли такая тактика будет в ущерб отношениям с Россией.

Стоит учитывать, что Запад проводит политику на втягивание России в войну. Настрой западной пропаганды нельзя назвать иначе, как предвоенный. Более того, в Прибалтику и на Украину активно подтягиваются войска НАТО, под видом совместных учений. Достаточно сказать, что до конца текущего года запланировано 11 совместных учений украинской армии и войск Североатлантического альянса. Понятно, что Россия сама никогда не бросит вызов Западу. На это есть много причин, хотя бы ослабление нашей экономики.

И от развития события на Украине зависят наши отношения с Тегераном. Как известно, дружат с сильными. Если Россию втянут в большую войну, то Иран сможет поддерживать нашу страну только ценой прямой конфронтации с Западом. И вот на это, на мой взгляд, Иран никогда не пойдет. Если нас втянут в войну, то Иран перестанет быть нашим активным союзником, так как это грозит для него серьезными последствиями. Попросту говоря, он останется в стороне.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.