18.06.2015, 16:27
Запад открыл новый антироссийский фронт
Запад открыл новый антироссийский фронтМеждународная военная политика
Под ударом оказались государственные активы РФ в Европе.

В среду, 17 июня, судебные приставы Бельгии арестовали государственное имущество РФ, находящееся в распоряжении российских учреждений в королевстве. За исключением дипломатических представительств. Как сообщил «Интерфакс», арест произведен на основании решения третейского суда в Гааге от 18 июля 2014 года по иску зарегистрированной на британском острове Мэн компании Yukos Universal Limited. Указанная в иске сумма — 1,652 млрд евро.

Напомним: суд удовлетворил иск к РФ от Group Menatep Limited (GML), которая представляла интересы бывших акционеров ЮКОСа, присудив им в целом 50,2 млрд долларов. Из этих денег Hulley Enterprises (Кипр) должна получить 39,9 млрд, Yukos Universal (Мэн) — 1,8 млрд, Veteran Petroleum (Кипр) — 8,2 млрд.

В документах, которые получили от приставов российские учреждения в Бельгии, указано, что истец «имеет серьезные опасения относительно возможности получить причитающуюся ему сумму, в частности, из-за систематического отказа РФ исполнять вынесенные против нее судебные решения и учитывая отношение РФ к данному решению».

В «черном списке» российских учреждений — практически все крупные банки, зарегистрированные в Бельгии. Предписания получили также все российские представительства, включая архиепископства Брюссельского и Бельгийского представительства РПЦ, а также представительства негосударственных организаций и СМИ. Все эти организации обязаны в двухнедельный срок заявить о находящихся в их распоряжении денежных средствах и имуществе Российской Федерации и долгах перед РФ. Или об отсутствии у них государственного имущества и долгов. Всего, по данным агентства «Прайм», в списке фигурируют 47 организаций.

В числе оснований для ареста упоминается и другое судебное разбирательство — в конце июля 2014 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), также по иску GML, взыскал с России в пользу экс-акционеров ЮКОСа еще более 1,8 млрд евро. Исполнять это решение, как и решение суда в Гааге, РФ отказалась.

Впрочем, в ЕСПЧ отрицают связь между решением бельгийских властей арестовать госимущество России и иском компании Yukos Universal Limited, сообщил телеканал «Дождь» со ссылкой на поступившее в редакцию заявление ЕСПЧ. «Сообщение агентства „Интерфакс", в котором прослеживается причинно-следственная связь между решением властей Бельгии и исполнением Россией решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа, является ошибочным», — говорится в заявлении.

Москва уже отреагировала на скандал вокруг ареста российского имущества в Европе. С официальным заявлением выступил помощник президента РФ Андрей Белоусов. Решения Европейского суда по правам человека и Гаагского арбитража он назвал «достаточно спорными». Попутно выяснилось, что аресты в связи с неисполнением судебного решения по делу ЮКОСа производились не только в Бельгии, но и во Франции.

«Мы считаем, что все это незаконно, и предпринимаем ряд действий, чтобы в правовом поле и в судебном порядке защитить наши интересы. Ситуация во Франции и Бельгии, к сожалению, очень сильно политизирована. Будем надеяться, что здравый смысл возобладает, и мы далеко в эту историю не зайдем», — сказал представитель Кремля.

Тем не менее, история с арестами российского имущества может получить продолжение. Как заверил РБК руководитель GML Тим Осборн, представляющей интересы бывших акционеров ЮКОСа в Гаагском арбитраже, «мы, несомненно, будем арестовывать российские активы и в других государствах, потому что Россия отказалась платить по решению суда».

Что стоит за арестом российских активов, приведет ли это к новому витку напряженности в отношениях Россия-Запад?

— Происходящее в Бельгии и Франции — это перевод экономической войны Запада с Россией на новый уровень, — уверен ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Цель понятна: захват российских активов и блокирование нормальной экономической деятельности нашей страны на Западе.

К сожалению, на мой взгляд, заявление Андрея Белоусова носит излишне мягкий характер. Идет война. И в этой ситуации нельзя делать ставку на то, что Россия сумеет отстоять интересы в международных судах. Единственным способом противостоять атаке на российские активы является, я считаю, угроза адекватных ответных действий в отношении активов западных стран на российской территории.

На деле, нынешняя ситуация наглядно показала, в какое болото мы влезли благодаря прежней прозападной ориентации нашего политического руководства. Фактически, мы поставили себя под юрисдикцию суда в Гааге, чтобы понравиться Западу — а в результате сделали себя уязвимыми. Мы открыли в Европе массу представительств, фирм, вложили огромные деньги. А теперь эти активы стали нашей ахиллесовой пятой в экономической войне с Западом.

Вероятнее всего, Кремль, сближаясь с Европой, надеялся, что таким образом вобьет клин в отношения ЕС-США, но сам попал в капкан. И сейчас не знает, как из него вырваться.

Что нужно делать в такой ситуации?

— Решительно действовать по ряду направлений. Прежде всего — экономически уходить из Европы. Напомню, что третейский суд в Гааге удовлетворил иск бывших акционеров ЮКОСа на астрономическую сумму — более 50 млрд долларов. Это значит, у России — в теории — могут отобрать все зарубежное имущество в Европе. Раз так — наши европейские активы нужно в экстренном порядке выводить.

Нужно, кроме того, принять ряд законов. О том, что мы вправе конфисковать любую иностранную собственность на территории РФ в качестве ответной меры на захват российской государственной собственности за рубежом. Кроме того, необходим закон, позволяющий президенту России накладывать запрет на выплату долгов иностранным государствам и частным компаниям в случае, если в этих государствах конфискуют российские активы. Чтобы те крупные российские компании, которые решат продолжать сотрудничество с западными партнерами и платить им долги ради сохранения бизнеса, не могли этого делать. От таких действий наш противник — Запад — почувствует реальный удар по своим интересам.

Все эти меры должны артикулироваться, озвучиваться российской властью, чтобы противоположная сторона понимала: ей грозят крупные неприятности.

Плюс, конечно, необходимо выйти из Совета Европы и не признавать более юрисдикции Гаагского суда. Этот суд не защищает права русских ни в одной стране, где они подвергаются дискриминации, смотрит сквозь пальцы на истребление русского населения в Донбассе. Зато Слободана Милошевича осуждает за военные преступления. На мой взгляд, это не суд, а политический инструмент, которому мы сами себя подчинили. Повторюсь, нужно в срочном порядке рвать с этими структурами.

— Как будет развиваться ситуация, если мы выберем менее радикальную линию поведения?

— Если мы будем ограничиваться попытками защитить себя в международном правовом поле, нашу госсобственность за рубежом начнут отбирать. Полюс к тому, Запад потребует и дополнительных политических уступок, и России на них придется пойти.

Мягкую линию поведения может лоббировать наш экономический блок в правительстве. Посмотрите, что уже сейчас происходит: наши крупнейшие банки с государственным участием, ради сохранения своей доли рынка на Западе, по существу, отказываются обслуживать Крым. Фактически они присоединяются к антироссийским санкциям. И такая позиция не вызывает вопросов со стороны правительства.

В нынешней ситуации, не исключено, крупный российский бизнес тоже будет лоббировать свои интересы, и держать курс на непротивление Западу.

Но надо понимать: если мы не станем предпринимать жестких ответных мер, Россия понесет крупные потери — и имиджевые, и экономические. В итоге дело дойдет и до потерь политических. На международной арене РФ будет в этом случае выглядеть, как мальчик для битья — а зачем другим странам иметь дело со слабым, заведомо проигрывающим партнером?! Страны вокруг нас начнут дистанцироваться от России, как это было во времена Михаила Горбачева. Вот тогда мы сами себя вгоним в международную изоляцию.

— Арест наших государственных активов в Европе в корне меняют ситуацию вокруг дела ЮКОСа, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономик» Института современного развития Никита Масленников. — Раньше российские власти считали, что иск бывших акционеров — это надуманная проблема, и подчеркнуто ее игнорировали. Теперь же, получается, мы втягиваемся в длительный и серьезный судебный процесс, в ходе которого нам придется возвращаться к исходной проблеме — интересам экс-акционеров ЮКОСа.

Думаю, те, кто задумывали нынешние акции в Бельгии и Франции, именно из этого исходили: не мытьем так катаньем вернуть Россию к разбирательству базового, фундаментального юридического вопроса в деле ЮКОСа.

Симптоматично, что нынешняя ситуация почти совпала во времени с решением постпредов стран Евросоюза о продление санкций против России до конца января 2016 года. Окончательное решение о продлении, надо думать, будет принято на встрече глав МИД стран ЕС 22 июня.

— Чем мы можем ответить Западу?

— Ответные меры — довольно рискованный путь. Если мы начнем отвечать — симметрично или ассиметрично, допустим, ужесточая продовольственное эмбарго, — вся работа по торможению инфляции в России пойдет насмарку. Отвечать, на мой взгляд, следует взвешено и умно, не нанося ущерба самим себе.

— Российское государственное имущество за рубежом, безусловно, находится под угрозой, — говорит президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Вопрос только в том, на какие конкретно категории активов эта угроза распространяется — в зависимости от того, насколько плотно связаны эти активы с российским государством. По сути, Запад отрывает новый фронт экономической войны — наряду с санкциями.

Действовать в такой ситуации следует взвешено. В частности, на уровне национального законодательства необходимо предусмотреть правовые возможности для ответных мер. Спускать Западу с рук этот достаточно грубый акт экономической войны никак нельзя…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».