16.09.2015, 10:31
Закулисная схватка за дорогую нефть
Закулисная схватка за дорогую нефтьМеждународная военная политика
Удастся ли президенту Венесуэлы уговорить конкурентов сократить объёмы добычи?

Президент Венесуэлы Николас Мадуро объявил о начале «постоянной битвы» за повышение нефтяных цен. По его мнению, имеет смысл созвать саммит стран-экспортеров нефти, как входящих в ОПЕК, так и независимых, чтобы выработать механизмы контроля добычи нефти.

«Государства должны определить курс, когда рынок сходит с ума», — цитирует Мадуро «Российская газета».

На торжественной встрече, посвящённой 55-летию ОПЕК, президент Венесуэлы заявил, что от цен на уровне 40 долларов за баррель страдают все нефтедобывающие страны, они разрушают и сланцевую добычу в США.

Чтобы поддержать цены, Венесуэла уже предложила ОПЕК выйти на рынок с новым сортом нефти, смешав легкую нефть Африки и тяжелую венесуэльскую нефть.

Насколько реалистично предложение Мадуро хотя бы частично отрегулировать мировой нефтяной рынок?

— На мой взгляд, заявление Мадуро — крик отчаяния, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Венесуэла — одна из стран, наиболее сильно пострадавших от падения цен на нефть. Притом, что в стране ещё со времён Уго Чавеса сложилась государственная система, при которой тратится очень много средств на социальные расходы. Прибавьте к этому довольно большую стоимость добычи. Вязкая высокосернистая нефть, которую добывают в Венесуэле, стоит дешевле других сортов.

В итоге в стране назревают протесты, которые могут перерасти в революцию.

Поэтому мы видим, что Мадуро пытается делать всё, что можно, чтобы поднять мировые цены на углеводороды. Он совершил турне по всем нефтедобывающим странам. Летал несколько раз в Саудовскую Аравию. Старается «поймать» Владимира Путина везде, где может. И даже сделал от лица президента России странное заявление о том, что Россия и Венесуэла будут согласовывать свои действия по повышению цен на нефть. Это заявление пришлось опровергать пресс-службе президента России.

В этих условиях Мадуро ничего не остаётся, кроме как попытаться реализовать проект своего рода второго ОПЕК, в который бы вошли уже все крупные нефтедобывающие государства.

Видимо, в Саудовской Аравии Мадуро заявили, что единственный способ поднять мировые цены на нефть — сократить её производство. И что сделают они это лишь при условии, что и другие страны сделают то же самое. Из этого Мадуро и сделал вывод, что надо попытаться договориться со всеми и на счёт «три» все дружно сократят добычу.

Разве эта идея совсем лишена логики? Ведь все экспортёры заинтересованы продавать дорогую нефть.

— Всё не так просто. Например, Россия чисто технически не может значительно сократить добычу нефти. У нас климатические условия такие, что если мы зимой прекратим добычу, скважина просто замёрзнет и придётся бурить новую. А вот Саудовская Аравия свободно может увеличивать или уменьшать нефтедобычу.

Кроме того, сочетание экономических и политических факторов привело к тому, что сейчас все страны, обладающие значительными запасами углеводородов, участвуют в «гонке экспортёров».

Никто не хочет снижать добычу нефти, и все продают её даже себе в убыток. Потому что понятно: тот, кто останется, тот сохранит за собой рынок сбыта. Как раз Саудовская Аравия первая взяла такой курс, ещё в начале 2015 года объявив, что её цель — убрать с мирового рынка «неэффективные» проекты: «сланец» и нефтедобычу на шельфе.

И раньше члены ОПЕК не могли между собой договориться и превышали совместно установленные квоты. А теперь какие-либо соглашения и вовсе трудно будет соблюдать.

Все понимают, что Венесуэла как раз — слабое звено на нефтяном рынке. Я думаю, что к предложению Мадуро не прислушаются, и дело закончится серьёзным кризисом венесуэльской «нефтянки».

Конъюнктура проглядывает довольно определённая: от снижения цен пока выигрывает Саудовская Аравия, где нефть добывать дешевле всего.

— Венесуэла считается нашим союзником в политике. Можем ли мы всё же чем-то помочь для того, чтобы дело в этой стране не дошло до «латиноамериканского майдана»?

— Я бы не стал называть Венесуэлу нашим союзником. «Дружба» с Россией не помешала в 2010 году Уго Чавесу заявить о том, что он будет поставлять нефть в Белоруссию. Это заявление было сделано как раз в период непростых отношений между Москвой и Минском. В значительной мере эта страна — наш экономический конкурент. Прежние относительно дружественные отношения России и Венесуэлы строились во многом на личных отношениях двух харизматичных лидеров — Владимира Путина и Уго Чавеса. С Мадуро у Путина таких отношений нет.

Но даже если Россия по каким-то причинам захотела бы поддержать Венесуэлу, сделать этого мы не смогли бы. Две страны, сократив добычу нефти, ничего не добились бы. Просто конкуренты понемногу начали бы занимать наше место на рынке.

Я думаю, что самое большее, чего Мадуро мог бы добиться, это уговорить крупных экспортёров углеводородов сделать совместное заявление о стремлении сокращать добычу и повышать цены. На короткое время одно только это заявление испугало бы трейдеров на бирже и они начали бы торговать на повышение. Но даже такого заявления ждать вряд ли стоит. Слишком плохо умеют сейчас договариваться нефтедобывающие страны. Особенно в преддверии возвращения на рынок Ирана.

— Осуществить предложение Мадуро интересно нескольким нефтедобывающим странам, — считает руководитель аналитического управления фонда Национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. — Например, Эквадору. России тоже. Поскольку в нашем бюджете даже при нынешних ценах на нефть появляется всё больше «дыр». Ситуация значительно усугубится, если цены упадут до 20−30 долларов, как предсказывают некоторые аналитики.

Однако как реально договориться о снижении добычи в условиях отсутствия дисциплины даже среди стран-участниц ОПЕК — загадка. Например, Саудовская Аравия, наоборот, открыто заявляет о том, что будет наращивать нефтедобычу.

К тому же на ценообразование сильно влияет монетарная политика. Если Федеральная резервная система США в ближайшем будущем поднимет ключевую ставку, на рынке снова появится много свободных долларов, которые трейдеры будут инвестировать в нефтяные фьючерсы, что и поднимет цены на «чёрное золото».

— А насколько долго США могут поддерживать добычу сланцевой нефти себе в убыток?

— Пока мы видим, что американские нефтяные компании понемногу адаптируются к ситуации низких цен. Число скважин уменьшается, но не уменьшается количество добываемой нефти. Кроме того, для США в целом, как крупнейшего потребителя импортной нефти, низкие цены на углеводороды скорее выгодны. Их нефтегазовая отрасль страдает, но экономика в целом — выигрывает. Да, сейчас в США наблюдается заморозка инвестиций в сланцевую нефтедобычу. Однако реально это скажется на сокращении объёмов добычи не раньше чем через 2−3 года.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.