29.05.2015, 18:11
Закавказье идет в Россию
Закавказье идет в РоссиюМеждународная военная политика
Может ли Южная Осетия повторить крымский сценарий?

Жители Южной Осетии давно хотят войти в состав Российской Федерации и присоединить свою республику к Северной Осетии. Этому мешает только сложная политическая обстановка в мире. Об этом в интервью ИТАР-ТАСС заявил президент Южной Осетии Леонид Тибилов. Насколько вероятно, что территория и население нашей страны увеличатся в ближайшем будущем?

«Эта идея появилась не сейчас, она логична, она существовала еще в советские годы. Тогда я слышал и от старших, и от младших, и от ровесников, что как бы не складывалась ситуация, Южная Осетия в перспективе должна воссоединиться с Северной Осетией. Все-таки это один народ, и он разделен», – сказал Тибилов. В то же время глава республики заметил: «И президент Южной Осетии, и члены правительства исходят из того, что мы не должны навредить интересам России в это сложное время, когда геополитическая ситуация очень непростая».

Признание Россией суверенитета Абхазии и Южной Осетии сразу после агрессии Грузии в 2008 году было воспринято на Западе как вызов. Не секрет, что нападение грузинских войск на Цхинвал было совершено при одобрении иностранных кураторов Михаила Саакашвили. Расчет делался на то, что Грузия сможет восстановить «территориальную целостность» и вскоре вступить в НАТО. Жесткой реакции России явно никто не ожидал.

Сразу после признания тогдашний президент Южной Осетии Эдуард Кокойты высказал мысль, что его республика желает воссоединиться с Северной Осетией и войти в состав РФ. Болезненная реакция Москвы на слова была объяснима. Ведь тогда бы получалось, что РФ силой присоединила к себе чужие территории, а не просто защитила своих соотечественников.

К нынешнему моменту ситуация на международной арене серьезно изменилась. Россия возвратила себе Крым, а планы Запада сделать Черное море внутренним морем НАТО провалились. Отношения Москвы с Вашингтоном и Брюсселем вернулись к состоянию времен холодной войны, и пока мало оснований предполагать, что положение дел изменится. Присоединение Южной Осетии уже вряд ли сделает «погоду».

В то же время, имеет ли смысл это делать? Между Россией и Южной Осетией 18 марта 2014 года (в годовщину подписания договора о присоединении к РФ Крыма и Севастополя) был заключен договор о союзничестве и интеграции. Он определил более тесное сотрудничество между странами, обусловленное заключенным в 2008 году договором о дружбе, добрососедстве и взаимопомощи.

Почти с самого момента признания Южной Осетии границу республики с Грузией охраняют российские пограничники. Экономика молодого государства во многом держится на помощи из России. «В период с 2008 по 2014 год общий объем финансовой помощи республике составил более 43 миллиардов рублей», – сказал Владимир Путин в марте этого года.

Уже давно более 90% жителей Южной Осетии имеют российское гражданство, многие – даже прописку на территории РФ и возможность получать российские пенсии и социальные пособия.

Стоит ли от тесной интеграции Южной Осетии с Россией переходить к присоединению республики?

– Вхождение в состав России – это мечта всех жителей Южной Осетии. Только маргинальные круги у нас выступают против, – говорит бывший председатель парламента Южной Осетии Станислав Кочиев. – Мы хотим, конечно, объединиться с народом Северной Осетии, не только в рамках одного государства, но и одной республики. Осетины многие годы были с русскими, участвовали на стороне России еще в войне с Швецией при Петре Первом. В 1991 году мы голосовали за сохранение Советского Союза, потому что от этого зависело сохранение нашего народа.

Сейчас, когда спрашивают, хотим ли мы в Россию, это равнозначно тому, как спросили бы голодного человека, хочет ли он шашлык?

Но вопрос в том, не нанесем ли мы ущерб России поспешным вхождением в РФ? Мы не хотим, чтобы Россия получила еще какие-нибудь санкции от Запада.

Готова ли Южная Осетия жить полностью по российским законам?

– Работа над согласованием законодательства идет давно. Наш парламент активно работает с Советом Федерации и Государственной Думой. Когда я возглавлял парламент Южной Осетии, было подготовлено 74 соответствующих закона. Всё, на мой взгляд, идет по плану.

Между Россией и Южной Осетией заключен договор о союзничестве и интеграции. Он позволит решить проблемы пенсионного обеспечения, многие экономические вопросы нашей республики, снять барьеры на границах. После вступления договора в силу должны быть приняты законодательные акты. Наш парламент работает в этом направлении.

— Как в ближайшее время будут строиться отношения России и Южной Осетии?

– Мы всегда были надежным союзником Российской Федерации. Такими мы и будем в дальнейшем. У нас нет ни одной политической силы, которая бы думала иначе.

– Когда-нибудь, в далеком будущем Южная Осетия может войти в состав России. Но понятно, что это не вопрос сегодняшнего дня, – считает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. – Мешает процессу объединения, прежде всего, отсутствие динамики развития Южной Осетии. Она наметилась в последнее время, но явно не соответствует современным условиям.

Помимо этого, вопрос объединения должны решить граждане Южной Осетии и России, по крайней мере, жители Северной Осетии. В Южной Осетии был референдум, воля народа понятна. Но мнение жителей Северной Осетии пока на референдуме не выражено. А это нужно, если мы говорим о создании единого субъекта Российской Федерации. Это должен быть обоюдный процесс.

Отсутствие консенсуса связано именно с малыми успехами югоосетинского государства. За семь лет, прошедших с момента признания республики Россией, Южная Осетия получила от Москвы всё. Военную помощь, техническую, материальную. В принципе, у молодой страны есть всё для развития. Но, видимо, послевоенный синдром дает себя знать. Хотя, надо отдать должное, последние два года наметились изменения в экономическом и социальном плане. Но пока их недостаточно, чтобы говорить о присоединении Южной Осетии к Северной.

Некоторые обращают внимание на историю присоединения Крыма. На мой взгляд, апелляция к крымскому прецеденту несколько лукава. Возвращение Крыма в «родную гавань» совершенно уникальное явление. Там была и воля самих крымчан, и сложная политическая обстановка на Украине. С Южной Осетией ситуация совсем другая. Республике в настоящий момент никто не угрожает. Там стоит наша военная база, которая гарантирует безопасное развитие югоосетинского государства. Просто надо работать над интеграцией, а не говорить о том, как хорошо было бы всем осетинам жить вместе. В конце концов, Кавказский хребет никуда не исчезнет.

— Самостоятельно развиваться Южной Осетии очень сложно.

– Ресурсы для развития у республики есть. Если посчитать количество ресурсов на человека, то у Южной Осетии огромное количество ресурсов, самых разнообразных. Единственно, у страны критически маленькое население. В советское время в югоосетинской автономии проживало порядка 170 тысяч человек, и по подсчетам экономистов для нормального развития не хватало еще тысяч 30. Сейчас в Южной Осетии проживает чуть больше 40 тысяч.

— Есть мнение, что присоединение Южной Осетии к России станет очередным вызовом Западу.

– А зачем нам это делать? Любое такое действие должно носить практический смысл, в этой ситуации я его не вижу. Тем более что сложностей много. По данным опросов, однозначного мнения в Северной Осетии нет, его еще надо формировать. И связано это с недостаточным уровнем развития Южной Осетии, коррупционными скандалами, которые там постоянно разгорались. За последние годы порядка в республике стало больше. Но шлейф старых скандалов тянется до сих пор. Прежде чем бросать вызов Западу, надо изучить все аспекты.

Главное, что жителям Южной Осетии ничего не угрожает. Как говорится, берите и работайте.

Когда югоосетины говорят о едином пространстве с Северной Осетией, то имеют в виду, прежде всего, отсутствие границы. Понятно, что паспортный контроль, таможня не нравятся. Но границы можно убрать другими путями, без громких заявлений на весь мир.

— В ближайшее время может появиться новый формат взаимоотношений Москвы и Цхинвала?

– Нынешние условия, в которых живет Южная Осетия, самые комфортные для динамического развития республики.

Предположим, что присоединение к России состоялось. Там будут работать законы Российской Федерации. В Южной Осетии будут собираться по нашим нормам налоги, люди будут платить налог на автотранспорт.

Понятно, что многие недовольны своей жизнью. Но большинство жителей Южной Осетии имеют российское гражданство и прописаны одновременно в Северной Осетии и Южной. Они имеют право на получение пособий на Севере, а налоги могут платить по законам Юга. Наверное, этого недостаточно для нормальной жизни. Но в целом всё не так уж плохо.

Если вы не хотите, чтобы не было границы, надо стараться. Надо укрепить границу со стороны Грузии, – это сделано. Необходимо еще создать единые базы учета между ведомствами. Тогда никаких преград не останется.

Практически сразу после признания республики руководство России планировало снять границы. Но они есть до сих пор. И не потому, что этого хочет Москва. Просто в барьерах заинтересованы местные власти Южной и Северной Осетии. И вместо того, чтобы решать конкретные проблемы, некоторые политики пытаются вынести их обсуждение на федеральный уровень.

Если брать в расчете на человека, то Южная Осетия получила такую помощь, какой ни у кого не было. Но, скажем, дороги в Цхинвале построили всего два года назад. Притом, что туда завезли асфальтовый завод, все материалы у них свои. Но проблема в кланах, коррупции.

Безусловно, рано или поздно, осетинский народ будет объединен. Более того, он уже живет в едином пространстве. Что касается географического разделения Кавказским хребтом, то его никак не преодолеть, осетинский народ жил по разные стороны Кавказа многие века.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?