08.01.2015, 17:47
Зачем США создают плацдарм на заднем дворе России?
Зачем США создают плацдарм на заднем дворе России?Международная военная политика
Стандартное новогоднее поздравление, направленное Бараком Обамой его узбекскому коллеге Исламу Каримову уже несколько дней будоражит умы российских политиков и экспертов. Их смутила фраза в тексте о том, что в 2015 году Обама ожидает «укрепления военного партнерства между нашими странами (т.е. США и Узбекистаном) и совместной работы по построению более стабильного и безопасного мира для всех». В ней они увидели желание Соединенных Штатов резко повысить уровень отношений с Узбекистаном и превратить его в свой плацдарм в регионе.

Теоретически, конечно, Вашингтон мог бы пойти на этот шаг. В какой-то степени он даже напрашивается. Во-первых, вывод американских войск из Афганистана лишает американцев нынешнего плацдарма в Центральной Азии - крайне важном регионе с точки зрения международных торговых путей и энергоресурсов. Во-вторых, Соединенным Штатам крайне важно контролировать эту территорию из-за объявленной Китаем концепции «Великого шелкового пути» - увеличения торговли с Европой через сухопутные маршруты, которые, в отличие от морских, не могут быть перекрыты американским или любым другим флотом. В-третьих, американцам нужно как-то отвечать на укрепление позиций России в регионе.

С учетом всех трех задач, Узбекистан является единственным потенциальным кандидатом на роль плацдарма. Казахстан находится в Евразийском союзе, Киргизия на пути к нему. Туркменистан вообще не собирается превращаться в чей-то плацдарм - Гурбангулы Бердымухаммедов хочет спокойно заниматься экспортом газа, в том числе и в Китай, и не намерен играть в геополитику. Таджикистан же, несмотря на все антироссийские действия Эмомали Рахмона, слишком сильно зависит от Москвы с точки зрения безопасности, а также пытается наладить стратегические отношения с иранцами. Союз с американцами поставит под угрозу отношения с обеими странами.

Между тем, если внимательно проанализировать ситуацию, то получится, что идею американо-узбекского альянса будет крайне сложно реализовать. В ней слишком много спорных моментов.

Прежде всего, препятствием может стать имидж Ташкента. В американских СМИ регулярно публикуются негативные истории об Узбекистане - от злоупотреблений семьи Каримовых до использования детского труда при сборе хлопка. Да, как отмечал бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд, лидеры постсоветских государств - «не святые, однако со святыми в нынешнем мире туго». Но проблема в том, что у республиканского Конгресса может быть иное мнение. Причем не столько потому, что конгрессмены отягощены моральными принципами, сколько потому, что они объявили войну Бараку Обаме и готовы использовать любой повод для того, чтобы покритиковать «президента-социалиста».

Еще одним важным препятствием для американо-узбекского сотрудничества станет банальное недоверие. Да, Узбекистану нужен гарант безопасности - причем не столько самому Каримову, сколько узбекской элите как таковой. Этот гарант должен помочь или по крайней мере обеспечить невмешательство третьих сил во время отражения Узбекистаном угроз исламистов. Как внешних (возможное вторжение афганских боевиков), так и внутренних (попытку исламистов в условиях отсутствия светской оппозиции канализировать общественный протест и устроить революцию после смерти Ислама Каримова). Однако куда более надежным кандидатом на эту роль выглядит Россия, а не США. Москва в 2008 году в Осетии, в 2014 году на Донбассе, а также на сирийском и иранском направлении доказала, что не бросает своих союзников в беде и стоит за них до конца.

Соединенные Штаты же свое реноме серьезно подпортили. Особенно узбекскую элиту должно беспокоить поведение Вашингтона во время египетской революции. Там фактически произошел тот сценарий, который ожидается в Узбекистане - светская интеллигенция вышла на протесты против Мубарака, но при этом все понимали, что победу на выборах одержат исламисты. И США в этой ситуации отказались от Хосни Мубарака в пользу исламистов. Поэтому нет никаких гарантий того, что в Узбекистане они точно также не откажутся от поддержки Каримова или его наследника.

В этой ситуации приобретать ненадежного союзника ценой потери надежного было бы неправильно - а в том, что при размещении баз США в Узбекистане отношения Ташкента и Москвы резко ухудшится, нет никаких сомнений. Да, Москва давала в начале 2000-х разрешение на размещение базы на узбекском военном аэродроме в Ханабаде, однако то было время очередной перезагрузки в отношениях. К тому же Владимир Путин четко заявил, что Россия не будет возражать против военного присутствия США в Средней Азии, «до тех пор, пока оно имеет целью ведение войны с террором и при условии, что является временным».

Таким образом, если не произойдет ничего неожиданного (например, если Москва откровенно не займет сторону Душанбе в таджико-узбекском конфликте), то пассажи новогоднего поздравления Обамы в адрес Каримова останутся лишь выражением дипломатического этикета. Ислам Каримов не склонен к авантюрам, поэтому никакого американо-узбекского альянса не ожидается, а размещение американских баз на территории Узбекистана возможно лишь при согласии Москвы и Китая. Однако это не значит, что тот же Узбекистан откажется от попыток просто нормализовать и улучшить отношения с Соединенными Штатами. Исходя как из тактических интересов (не секрет, что Узбекистан претендует на часть вооружений контингента США в Афганистане), так и из стратегических в виде курса проведения многовекторной внешней политики и выстраивания одновременно тесных отношений с Россией, Китаем, ЕС и США. Пример Казахстана показал, что подобная политика лучше всего отвечает национальным интересам страны.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb