11.03.2015, 16:19
Зачем Россия вышла из ДОВСЕ?
Зачем Россия вышла из ДОВСЕ?Международная военная политика
После того как в конце 2011 года США и Великобритания отказались предоставлять России информацию согласно Договору об обычных вооруженных силах в Европе, стало еще яснее, что он приказал долго жить. Причем дело, разумеется, не в решении Вашингтона и Лондона.

В конце концов Москва получит те же сведения от своих союзников по ОДКБ – Белоруссии, Армении и Казахстана, которые не вышли из этого соглашения. Просто сей документ мертв по сути.


Благое дело

Причина заключается отнюдь не в тех претензиях, которые выдвигает к ДОВСЕ Россия. Формально они справедливы, но… бессмысленны в реальности. Ибо есть как минимум три основных момента, полностью убивающих смысл договора.

Первый состоит в том, что, как ни парадоксально, документ в первоначальном варианте был подготовлен даже слишком хорошо. Из-за чего сегодня превратился в свою противоположность.

Как известно, первоначальный вариант ДОВСЕ вводил блоковые ограничения для НАТО и Организации Варшавского договора (ОВД) в Европе. Каждый военно-политический союз мог держать здесь по 20 тысяч танков, 30 тысяч боевых бронированных машин (БМП, БТР, БМТВ), 20 тысяч артиллерийских систем калибром более 100 миллиметров, 6,8 тысячи боевых самолетов и две тысячи ударных вертолетов.

В реальности на 1 января 1990 года 16 стран – членов Североатлантического альянса (США, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Канада, Исландия, Норвегия, Дания, Бельгия, Голландия, Люксембург, Испания, Португалия, Греция и Турция) имели в зоне ДОВСЕ 24 344 танка, 33 723 ББМ, 20 706 артсистем, 5647 самолетов, 1605 вертолетов. А у шести государств, входивших в доживавший последние дни Варшавский договор (СССР, Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария), насчитывалось 33 200 танков, 43 378 ББМ, 26 593 артсистемы, 8300 самолетов, 1511 вертолетов. Из них на долю СССР приходилось 20 694 танка, 29 348 ББМ, 13 828 артсистем, 6445 самолетов, 1330 вертолетов. У остальных стран ОВД, которые сегодня являются членами НАТО, было 12 506 танков, 14 030 ББМ, 12 765 артсистем, 1855 самолетов, 181 вертолет. То есть договор на самом деле подразумевал весьма серьезное сокращение вооружений. Ради этого он и заключался.

После распада СССР его квоту, определенную в ДОВСЕ, поделили между постсоветскими государствами, причем Россия осталась самой большой обладательницей обычных вооружений среди всех стран – участниц договора: 6350 танков, 11 280 ББМ, 6315 артсистем, 3416 самолетов, 855 вертолетов.

В 1999 году состоялось подписание «адаптированного ДОВСЕ», отменявшего блоковые и сохранявшего только страновые квоты, многие из которых были уменьшены по сравнению с первоначальным вариантом документа. Однако суммарно тем 22 натовским государствам, которые присоединились к договору (старый альянс + Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария), разрешалось иметь 22 424 танка, 36 570 ББМ, 23 137 артсистем, 8038 боевых самолетов и 2509 ударных вертолетов – больше, чем у НАТО по старому договору. Квота России осталась без изменений. Впрочем, «адаптированный ДОВСЕ» так и не вступил в силу, поскольку его ратифицировали лишь Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан, а 26 стран от этого шага воздержались.

На 1 января 2011 года в войсках 22 государств НАТО, входящих в ДОВСЕ, в Европе было 11 624 танка, 22 788 ББМ, 13 264 артсистемы, 3621 самолет и 1085 вертолетов. Несложно заметить, что это количество значительно уступает квотам в двух вариантах ДОВСЕ и в разы меньше того, чем обладали эти страны 21 годом ранее.


Зачем он нужен?

Так, по первоначальному варианту договора предполагалось, что в частях бундесвера будет насчитываться 4166 танков, 3446 ББМ, 2705 артсистем, 900 самолетов, 306 вертолетов, по «адаптированному» – 3444 танка, 3281 ББМ, 2255 артсистем, 765 самолетов, 280 вертолетов. Но в действительности на 1 января 1990 года ФРГ имела 7000 танков, 8920 ББМ, 4602 артсистемы, 1018 самолетов, 258 вертолетов. На 1 января 2011-го – 1048 танков, 2050 ББМ, 734 артсистемы, 301 самолет, 153 вертолета.

Первоначальная квота группировки войск США в Европе – 4006 танков, 5372 ББМ, 2492 артсистемы, 784 самолета, 518 вертолетов, «адаптированная» – 1812 танков, 3037 ББМ, 1553 артсистемы, 784 самолета, 396 вертолетов. Реальное наличие американских ВВТ в Старом Свете 1 января 1990-го – 5904 танка, 5747 ББМ, 2601 артсистема, 626 самолетов, 243 вертолета. На 1 января 2011-го в распоряжении военных США на Европейском континенте осталось 100 танков, 701 ББМ, 204 артсистемы, 185 самолетов, 48 вертолетов.

Голландии согласно договору, подписанному в 1990-м, надлежало содержать в ВС 743 танка, 1080 ББМ, 607 артсистем, 230 самолетов, 69 вертолетов, по «адаптированному» – 520 танков, 864 ББМ, 485 артсистем, 230 самолетов, 50 вертолетов. А вот реальное количество ВВТ на 1 января 1990-го и 1 января 2011 года: танки – 913 и 134 (все выставлены на продажу), ББМ – 1467 и 725, артсистемы – 838 и 258, самолеты – 196 и 93, вертолеты – 91 и 21.

Квота Болгарии по обоим вариантам ДОВСЕ – 1475 танков, 2000 ББМ, 1750 артсистем, 235 самолетов, 67 вертолетов. Однако за 21 год количество танков в армии страны сократилось с 2145 до 524, ББМ – с 2204 до 738, артсистем – с 2116 до 1161, самолетов – с 243 до 57, вертолетов – с 44 до 19.

Та же картина наблюдается и в Российской Федерации, которая, формально выйдя из договора, предоставляет информацию по нему, руководствуясь «принципом доброй воли». Россия на 1 января 2011-го имела в зоне ДОВСЕ 3660 танков, 7690 ББМ, 4634 артсистемы, 1542 самолета и 365 вертолетов.

Данных на 1 января 2012-го пока нет, но они, несомненно, окажутся еще ниже как в РФ, так и в НАТО.

Таким образом, если в своем первоначальном варианте ДОВСЕ действительно являлся документом, предусматривающим ограничение наращивания вооружений, то сегодня он фактически способствует легализации их гонки. Ведь в соответствии с договором и НАТО, и Россия абсолютно вправе увеличивать потенциалы своих ВС в разы (почему они этого не делают, совершенно другой вопрос). Зачем нужен такой международный правовой акт, который противоречит собственному духу?


Два существенных фактора

Зато совсем иная ситуация сложилась в Закавказье. И это второй момент, из-за которого ДОВСЕ утратил смысл.

После раздела советского «наследства» Азербайджан, Армения и Грузия получили равные квоты – по 220 танков, 220 ББМ, 285 артсистем, 100 боевых самолетов, 50 ударных вертолетов. Однако на 1 января 2011 года азербайджанские ВС имели 381 танк, 181 ББМ, 469 артсистем, 79 боевых самолетов и 26 ударных вертолетов, значительно превышая квоту по танкам и артиллерии. Впрочем, по ББМ она тоже перекрыта, просто до 200 машин числятся не в ВС, а во внутренних и пограничных войсках.

Короче говоря, Азербайджан – единственное государство – член ДОВСЕ, открыто нарушающее договор. И никто почему-то не предъявляет Баку претензии, что еще раз подчеркивает – никакого ДОВСЕ больше нет.

В армянской армии на 1 января 2011-го насчитывалось 110 танков, 140 ББМ, 239 артсистем, 16 боевых самолетов и 15 ударных вертолетов. Однако надо вспомнить и об Армии обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, которая по сути есть не что иное, как часть войск Армении, но в ДОВСЕ не упомянута и никем не контролируется, хотя, по-видимому, не уступает им по основным показателям в численности и оснащении. В общем, Ереван тоже почти наверняка нарушает ДОВСЕ.

Не забудем еще о двух государствах – Южной Осетии и Абхазии, которые имеют, во-первых, собственные ВС (их сухопутные войска вполне сравнимы, например, с бельгийскими или голландскими), во-вторых, российские войска на своей территории.

Как это все учитывается в ДОВСЕ? Вопрос риторический.

Закавказье – регион сплошного тотального нарушения договора, правда, это совершенно никого не волнует. Именно потому, что ДОВСЕ умер. Любая попытка его реанимировать, распространив при этом на закавказские республики, обречена на провал, поскольку позиции России и Грузии, Армении и Азербайджана несовместимые и взаимоисключающие.

Проблема именно в двух «частично признанных» (Абхазия, Южная Осетия) и одном совсем непризнанном (НКР) государствах. Каждое из них должно получить свою квоту? Или их ВС войдут в квоты других стран? А каких конкретно? Квота НКР будет приплюсована к квоте Армении, с которой республика является единым целым де-факто, или Азербайджана, коему Нагорный Карабах принадлежит де-юре?

Те же вопросы можно задать про Абхазию и Южную Осетию, заменив Армению на Россию, а Азербайджан на Грузию.

Или все эти три республики надо продолжать считать несуществующими, хотя они существуют и сформировали вполне солидные армии, влияющие на баланс сил в регионе? Совершенно очевидно, что компромисс здесь недостижим.

Третий момент, убивающий ДОВСЕ, – появление новых классов оружия. Конечно, если очень напрячься, удастся избежать увязки договора с проблемами ПРО и ТЯО, хотя связь несомненна. Но как быть, например, с боевыми беспилотниками, которые в обозримом будущем могут стать массовым явлением? И почему в документе не учтены КРМБ в обычном снаряжении? Ведь это совершенно абсурдная ситуация: договор ограничивает количество 105-миллиметровых гаубиц или бронеавтомобилей без вооружения, но не затрагивает «Томагавки»! С другой стороны, реальный контроль над КРМБ принципиально невозможен хотя бы потому, что большая их часть размещается на ПЛА, раскрывать районы развертывания которых никто никогда не станет.


Страхи перед химерами

Вполне очевидно, что ДОВСЕ – не только в первоначальном, формально действующем до сих пор варианте, но и «адаптированный» – возрождению по всем перечисленным выше причинам не подлежит, никаких иллюзий по этому поводу питать не нужно. Тем не менее постараюсь хотя бы теоретически представить основные параметры нового договора.

1. Из документа, опять-таки по названным ранее обстоятельствам, исключается Закавказье. Ведь договор удастся заключить только при наличии консенсуса, а здесь он недостижим.

2. Квоты остальных 27 стран очень существенно снижаются по сравнению даже с «адаптированным ДОВСЕ» и устанавливаются несколько ниже сегодня имеющегося у каждой страны количества вооружений и военной техники, чтобы договор снова подразумевал ограничение и сокращение ВВТ, а не возможность их значительного наращивания. Квоты Канады и Казахстана обнуляются в соответствии с реально существующим положением вещей. При этом для всех участников ДОВСЕ вводятся жесткие санкции за превышение квот.

3. Вводятся квоты для шести новых членов НАТО – государств Балтии, Албании, Словении и Хорватии. Они обладают крайне незначительным военным потенциалом: не более 200 танков (почти все они хорватские) и всего 12 боевых самолетов – древних МиГ-21 (также у Хорватии). Однако если эти страны стали членами НАТО, пусть получат тоже квоты, направленные на сокращение вооружений.

4. Для НАТО вновь вводится единая верхняя блоковая квота, примерно равная сумме квот стран – членов альянса. При этом оговаривается, что она не может быть превышена в случае приема в Организацию Североатлантического договора новых государств, которые также в обязательном порядке наделяются квотами (если таковых нет). Все квоты членов НАТО должны быть сокращены, чтобы общее количество ВВТ НАТО осталось на прежнем уровне.

5. Договор распространяется на боевые БПЛА и пилотируемую палубную авиацию общего назначения (для авианосцев, развернутых в Баренцевом, Норвежском, Северном, Балтийском, Черном и Средиземном морях).

Если договор удастся подписать на таких условиях, возникнет ситуация, когда обсуждение возможности войны в Европе даже в теоретическом плане перейдет в разряд бессмысленных занятий, поскольку у сторон просто не хватит для ее ведения военного потенциала. В частности, если зафиксировать квоту США на уровне сегодняшнего наличия американских ВВТ в Старом Свете, присутствие Соединенных Штатов в Европе будет чисто символическим, а без Америки НАТО в принципе воевать не может. Однако совершенно неясно, насколько политически готовы все стороны к такому шагу.

Вместе с тем нельзя не отметить того факта, что в политическом смысле ДОВСЕ вреден в любом варианте. Поскольку совершенно невозможно представить себе, например, соглашение об ограничении вооружений между Германией и Швейцарией или между Норвегией и Швецией (напомню, что Швейцария и Швеция не входят в НАТО). Договоры о разоружении заключаются странами или группами стран, которые считают друг друга противниками. Соответственно ДОВСЕ, в каком варианте его ни подпиши, в очередной раз подчеркнет, что Брюссель и Москва убеждены: НАТО и РФ – вопреки обоюдным декларациям – не партнеры, а противники.

Главная причина столь странной ситуации – колоссальное взаимное недоверие, чуть ли не на уровне инстинкта. Запад и Россия заведомо толкуют любые слова, действия и намерения друг друга как предельно враждебные. В результате совершенно непомерно и неадекватно завышается военный потенциал оппонента. Хотя ясно, что никто ни на кого нападать не собирается, для этого у обеих сторон нет ни достаточного военного потенциала, ни рациональных целей, ни психологической готовности. Нет никаких «баз НАТО у границ России» и нет никаких «имперских амбиций Москвы в отношении стран Балтии и Восточной Европы». Но стороны продолжают изводить сами себя страхом перед этими химерами.

Мазур заявил, что данный шаг не означает, что Россия намерена полностью прекратить свою деятельность в КОВЕ (контроле над обычным вооружением в Европе) и сказал, что страна по-прежнему готова вести диалог со своими европейскими партнерами.

Что касается причин, которые побудили Россию к такому шагу, то тут Мазур отметил, что диалог по будущему КОВЕ был остановлен еще в 2011 году по настоянию стран-членов НАТО, и возвращения к диалогу не намечается.

«Западные партнеры регулярно используют эту площадку для обращений к российской стороне с ритуальными и не имеющими отношения к действительности призывами вернуться к соблюдению ущербного для нас старого ДОВСЕ», - говорит руководитель российской делегации.

Он также подчеркнул, что вести диалог в таких условиях и продолжать участие в заседания СКГ для российской стороны является ущербным как с политической стороны, так и с практической.

Договор предполагал установление равновесия обычных вооруженных сил государств, которые являются участниками двух военно-политических союзов и ограничение размещения простого вооружения данных союзов на линии соприкосновения блоков.

Договор тем самым предполагал ограничение создания потенциала для нападения и ведения крупномасштабных боевых действий на территории Европы.

Крайне сомнительно, что ДОВСЕ способствует преодолению недоверия. Скорее он его поддерживает и подпитывает. Поэтому вполне вероятно, что реанимировать труп не только не нужно, но и вредно. Умер так умер.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.