21.01.2015, 01:23
Зачем Путин призывает Порошенко остановить войну?
Зачем Путин призывает Порошенко остановить войну?Международная военная политика
Война на Украине возобновилась – и в ближайшее время станет понятно, в каком темпе будет разворачиваться новая фаза гражданской войны в этой западной части русского мира. Намеченные на среду в Берлине переговоры глав МИДов России, Украины, Германии и Франции не смогут остановить войну – все зависит сейчас только от того, понимают ли в Киеве, перед каким выбором они оказались.

Сама логика происходивших событий указывала на сползание Украины к возобновлению полномасштабных боевых действий.

К сожалению, так и произошло – танковые бои, артиллерийские обстрелы и бомбежки стали за последние дни уже обычным явлением на самых разных участках линии фронта. Пять дней назад, поздно вечером в четверг, Владимир Путин попытался остановить эскалацию войны, отправив Петру Порошенко письмо с предложением остановить артобстрелы и отвести тяжелую артиллерию от линии конфликта и с конкретным почасовым графиком такого отвода – Москва обещала убедить ополченцев согласиться на этот вариант ради сохранения жизней мирных жителей.

Ответом Киева стал не звонок в Кремль или письмо Путину – украинская армия попыталась отбить окончательно потерянный накануне аэропорт Донецка и перешла к массированным обстрелам городов. В воскресенье Порошенко заявил о намерении вернуть Донбасс, «возродить на Донбассе украинство».

И хотя одновременно Порошенко заявил о готовности к проведению встречи «нормандской четверки» на любом уровне – что министров иностранных дел, что руководителей государств, – понятно, что дела важнее любых слов.

Как главнокомандующий украинской армией Порошенко отдает приказ бомбить украинские города, а как президент он говорит о своей приверженности мирному процессу и переговорам. Ни Москва, ни Донецк с Луганском не поверят ни одному миролюбивому слову президента, пока действия главнокомандующего не убедят их в обратном. На поздний вечер 20 января складывается ситуация, при которой продолжение войны практически целиком зависит от одного человека – Петра Порошенко.

Для того чтобы остановить боевые действия, ему достаточно отдать приказ о прекращении огня ВСУ и отводе тяжелой артиллерии – и тогда нет сомнений в том, что Кремль сдержит свое слово и убедит Новороссию отказаться от боевых действий и планов контрнаступления. Пока еще такого приказа Порошенко будет достаточно, но никто не может сказать, что будет через день или два.

Каждый день возобновленной войны увеличивает ее инерцию – и вполне вероятно, что если Порошенко согласится на предложение Путина, скажем, в пятницу, это уже не будет иметь никакого значения.

Выбор у Петра Алексеевича очень простой: прекратить огонь сейчас, дав тем самым шанс вернуть ситуацию хоть в хрупкое, но перемирие, или же позволить событиям развиваться исключительно в военном ключе. Конечно, решаясь на возобновление боевых действий, Порошенко понимал, что они не будут для него успешными (в противном случае бесполезно вообще говорить о его вменяемости), но вот только он вряд ли ожидал столь быстрого развития событий.

Потеря Песков и сопутствовавшие ей огромные потери ВСУ – лишь легкая рябь на воде по сравнению с тем ураганом, что надвигается на украинскую армию (а значит, и власть Порошенко). Если фронт начнет разваливаться, а киборги обернутся призраками, то в Киеве президентская булава в руках Порошенко очень быстро превратится в тыкву. И не придется уже ехать ни в Астану, ни в Брюссель – новые гетманы возглавят процесс крушения украинской государственности.

Но если Порошенко не понимает угрозы – уже даже не для Украины, но и для себя лично, – то зачем Москве-то помогать ему, спрашивают трубадуры танкового похода на Киев. Пускай и дальше атакует Донбасс, надо не подталкивать его к миру и уж тем более не принимать его мирных предложений в ситуации им же и развязанной новой фазы войны, а вперед, на Харьков, Одессу, Киев. Россию снова призывают ввести войска, ну или как минимум не сдерживать армию Новороссии, обвиняя всех противников этой «операции» как минимум в национал-предательстве. Между тем России нужен мир в Новороссии по целому ряду причин, и ни одна из них не имеет никакого отношения к забвению национальных интересов.

Минимальные возможные условия для выхода из нынешней стадии войны – это не просто прекращение боевых действий, а начало прямых переговоров Киева и Донецка. Никакие другие условия просто не будут приняты Новороссией – или с ней ведут переговоры напрямую, разговаривая на равных, как одна сторона конфликта с другой, или Донецк и Луганск исходят из того, что никакого прекращения огня нет (даже если и вернется затишье).

То есть думают о том, как отбросить противника подальше от Донецка и Луганска, – и действуют точно так же. Таким образом, завершение боевых действий в самом начале «второй украинской» в результате согласия Киева на начало прямых переговоров – единственный допустимый для Новороссии вариант мирного выхода из нынешней фазы войны. И, несомненно, победный, потому что ломает все попытки США и самой киевской власти выдать гражданскую войну за отечественную: вместо громких заявлений о намерении решить все на переговорах с Россией (которая должна, по замыслу англосаксонских стратегов и киевских исполнителей, выглядеть как страна-агрессор в глазах что украинского, что западного сообщества) начинаются реальные переговоры во внутриукраинском формате.

И тут совершенно не принципиально, считаете ли вы, что Украина уже умерла или еще нет, выступаете ли за ее целостность или раздел, пересборку, атлантизацию или возвращение в русский мир – важно, что власти Украины вынуждены будут признать войну в Новороссии тем, чем она, по сути, и является: гражданской войной в их собственной стране (как для нас это война в западной части русского мира). Уже один этот факт станет мощнейшим ударом не просто по киевской пропаганде, но и по всему зданию искусственной, несостоявшейся незалежной государственности. Если гражданская война – так, значит, чтобы ее прекратить, надо начать говорить с недовольными как с равными, надо попытаться договорится о мире. Какой ценой? Переучреждения Украины или ее раздела – на самом деле дело второе. Само начало переговоров будет иметь важнейшее значение.

Главное – признание внутренних причин конфликта уничтожит весь пафос антироссийской киевской пропаганды и ее эффективность на внутриукраинском уровне (и лишит Запад возможность делать вид, что он не понимает, что на самом деле происходит на Украине), а значит, и нанесет страшный урон легитимности киевской власти. То есть для приближения поражения Порошенко и Яценюка прямые переговоры Киева с Донецком сделают больше, чем взятие Мариуполя или даже установление полного контроля над всей территорией бывших Донецкой и Луганской областей.

А если сейчас выяснится, что Порошенко не готов к таким переговорам, то ему все равно придется пойти на них, только уже в гораздо худшей для Киева военной ситуации.

Все должно происходить своим естественным образом – даже во время войны. Тем более когда речь идет не просто о классической, а о действительно гибридной войне, с которой мы имеем дело на Украине. Где одновременно и гражданская война внутри этого осколка СССР, которая была спровоцирована геополитической операцией США против России, чьей производной является и экономическая война Запада с Россией, и борьба между США и Россией за Украину, и попытка США возвести стену между Россией и Европой.

Перед Россией стоят большие, но ясные цели: не допустить ухода Украины на Запад, продолжить интеграцию постсоветского пространства, сохранить нормальные и выгодные отношения с Европой, лишить США функции мирового гегемона в ходе процесса перестройки глобальной архитектуры.

Все эти цели связаны между собой, и необходимо искать верный путь для их постепенного достижения, не торопясь и не мешкая. Антироссийская власть на Украине поменяется не в результате боев за Киев, а под грузом уже идущих процессов, изменить которые ни она, ни Запад не в состоянии. Новороссия, естественно, будет серьезнейшим образом ускорять этот процесс, но вовсе не только военными методами. Всем в русском мире нужен Киев, но если есть шанс на то, что антирусская власть в нем падет без того, чтобы гражданская война распространилась на всю территорию Украины, разве можно от него отказаться? Ведь это наш народ, наша земля.

Именно поэтому сейчас не может быть никакого броска на Киев новороссийской армии, но может быть война, в ходе которой Новороссия выйдет на свои минимальные рубежи, заняв Луганскую и Донецкую области. Похоже, этого очень хочет и Петр Порошенко.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».