15.08.2016, 13:58
За Крым, за нас и за Донбасс
За Крым, за нас и за ДонбассМеждународная военная политика
«Ведомостям» стало известно, какие меры обсуждались на заседании Совета безопасности России 12 августа, посвященном инциденту в Крыму. На полуострове, по версии ФСБ, была предотвращена попытка украинских диверсантов организовать серию терактов на жизненно важных объектах инфраструктуры.

По информации издания, вариант с нанесением по Украине ответных военных ударов не рассматривался. Однако Москва может перестать сдерживать ответные действия армии ДНР в ответ на непрекращающиеся артиллерийские обстрелы со стороны украинских силовиков. Как отметил собеседник «Ведомостей», весной этого года подобное сдерживание уже ослаблялось после того, как украинские войска начали захватывать нейтральную полосу, установленную Минскими соглашениями.

По итогам заседания Совбеза профильным министерствам и ведомствам, включая Минобороны РФ, была поручена разработка конкретных ответных шагов в отношении Украины.

Возможен, корме того, разрыв дипотношений с Киевом. Об этом в минувшую пятницу сообщили «Известия», а когда журналисты спросили об этом премьера Дмитрия Медведева, от также не исключил подобного развития событий. «В истории всякое бывало», отметил Медведев, напомнив, что «после известных событий оказались разорванными отношения с Грузией».

Эксперты отмечают, что в принципе Москва может пойти и дальше. Например, усилить поддержку народных республик, и снять негласный запрет на проведение там выборов.

В свою очередь, Минобороны Украины в субботу официально опровергло информацию о причастности сотрудников главного управления разведки к подготовке терактов в Крыму. А президент Украины Петр Порошенко в ходе телефонной беседы с вице-президентом США Джо Байденом в ночь на субботу назвал заявления России частью гибридной войны и «очередной попыткой оправдать дальнейшие агрессивные действия» Москвы.

Каким на деле будет ответ Кремля, приведет ли он к обострению в Донбассе?

— В российском руководстве есть разные точки зрения на возможные ответные меры, — отмечает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков.

— Как мне кажется, наименее рациональный путь — это эскалация вооруженного конфликта в Донбассе. Поскольку именно на такое развитие событий делает ставку украинский политический режим.

Неслучайно в июле в Причерноморье одновременно прошли американско-украинские маневры Sea Вreeze и маневры ВСУ «Южный ветер», в ходе которых особое внимание обращалось на организацию территориальной обороны Украины. Кроме того, украинская вооруженная техника начала скапливаться не только по линии ЛНР-ДНР, но и вблизи Крыма.

С одной стороны, это можно расценивать как сигнал Москве со стороны Запада — дескать, РФ не следует рассчитывать, что путем эскалации вооруженного конфликта можно чего-то добиться. Но с другой стороны, такая активность показывает, что именно на обострение ситуации в Донбассе делает ставку Киев.

Дело в том, что внутри самой Украины ситуация складывается очень тяжелая. Международные эксперты уже открыто говорят, что минский формат себя исчерпал, и что нужен новый серьезный формат переговоров, причем в ближайшее время. Иначе режим Порошенко может пасть под бременем внутриполитических и внутриэкономических факторов.

Нам, я считаю, нет смысла поддерживать на плаву киевский режим. А удержаться на плаву, сохранить влияние, снова сконцентрировать в своих руках политическую, экономическую и военную власть Киев может только одним способом: нагнетанием напряженности в отношениях с Россией.

В этой ситуации мы должны демонстрировать решимость — это всегда полезно, в том числе для отрезвления наших западных партнеров. Но если нам надо «подтолкнуть» украинский режим, не следует вести активные военные действия в Донбассе.

Вы говорите, в российском руководстве есть разные точки зрения на этот вопрос. В чем заключаются аргументы тех, кто выступает за игру на обострение?

— Я считаю, что кадровые перемены в высшем руководстве нашей страны как раз связаны с наличием разных точек зрения на украинский вопрос. Думаю, те, что выступает за обострение, рассчитывают на военные успехи ЛНР и ДНР.

Но, я считаю, нужно реально смотреть на вещи. За время, прошедшее с начала конфликта на юго-востоке, украинская армия стала немного другой. При всей ее слабости в ней имеется группа националистов-фанатиков, которые готовы умирать в борьбе с мнимыми врагами «незалежной». Для Украины, с военной точки зрения, это безусловный плюс.

Получается, что вариант с эскалацией будет так просто разыграть, и он будет спасителен для режима Порошенко. Для Москвы, я считаю, такой сценарий неприемлем.

Мы можем пойти снятие негласного запрета на проведение выборов в Донбассе, чтобы политически насолить Киеву?

— Думаю, в части политических ответных мер нам в первую очередь необходимо продумать формат переговоров с Киевом, который бы включал представителей ЛНР и ДНР как полноценных участников всех переговоров.

Напомню, что ряд украинских экспертов, которые выступают за мирное урегулирование, предлагают втянуть Россию в конфликт дипломатическим путем — сделать стороной переговоров, и таким образом сделать стороной конфликта. Нам на такие предложения нельзя идти ни в коем случае.

Сторонами переговоров должны быть Киев, Луганск и Донецк. Все другие страны должны играть роль посредников — и только.

Что же касается возможности снять негласный запрет на выборы в Донбассе — это, я считаю, тупиковый путь. Чтобы выборы были действенными, они должны быть признаны международным сообществом. Иначе можно проводить сколько угодно выборов в народных республиках, причем с соблюдением всех демократических стандартов, но никто в мире эти выборы не признает, и усилия будут потрачены впустую.

Без нового режима переговоров, и без признания выборов в Донбассе другими сторонами, давать Луганску и Донецку «зеленый свет» на проведение выборов просто бессмысленно.

А при каком сценарии мы могли бы пойти на разрыв дипотношений с Украиной?

— Не думаю, что сейчас разрыв дипотношений будет действенной мерой. Чтобы пойти на такой шаг, нужны очень веские основания. Если мы выбираем конфликт, если доказываем, что Украина предпринимает акции, нацеленные на разжигание вооруженного противостояния, — тогда мы, в принципе, можем пойти на разрыв отношений.

Вместе с тем, надо четко понимать: разрыв дипотношений — всегда не самоцель, а часть какого-то более широкого плана. И сейчас я не вижу смысла сначала разрывать дипотношения, а потом ждать, когда завалится режим Порошенко.

Сейчас правильно было бы посмотреть, что будет на Украине нынешней осенью. Как ожидается, экономическая обстановка в «незалежной» сильно ухудшится, из-за чего резко обострится борьба политических сил. Какую-то из этих сил нам, возможно, будет иметь смысл поддержать. Вот тогда можно разрывать дипотношения с действующим режимом, как со стороной, которая не только не исполняет Минские соглашения, но и фактически является спонсором терроризма.

На деле, Россия заинтересована в том, чтобы на Украине к власти пришло вменяемое правительство, которое бы пошло на переговоры с Донбассом. Такое правительство, которое будет ясно понимать: без сотрудничества с Россией нынешняя конфликтная ситуация «незалежной» объективно вредит. Именно об этом следует помнить, обсуждая возможные ответные меры за попытку терактов в Крыму…

— Эскалация противостояния в Донбассе России невыгодна, но беда в том, что сложилась ситуация цугцванга, когда каждый последующий ход ухудшает положение любого из игроков, — говорит заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова Богдан Безпалько.

— По сути, нагнетание ситуации вокруг Украины выгодно одним только США, поскольку это усиливает американские позиции в глобальном масштабе — по Сирии, по Ближнему Востоку в целом, по экономическим санкциям в отношении РФ.

Но у Москвы нет выхода. Минск-2 объективно не работает: Киев безнаказанно обстреливает жилые кварталы в Донбассе, засылает диверсионные группы в Крым, проводит покушения на лидеров народных республик. По сути, Украина не соблюдает ни одного пункта Минских договоренностей — и это сходит ей с рук.

Такая ситуация длилась долго: Россия шла на уступки, учитывая собственные геополитические интересы. Но теперь наше терпение, похоже, подходит к концу. Думаю, Москва рассматривает ряд ответных мер политического характера в отношении Украины, которые придутся не по вкусу Западу.

Так, Москва может либо признать независимость ЛНР и ДНР, либо существенно повысить статус народных республик. Кроме того, Россия может усилить чисто экономическое давление на Украину. Да, сегодня торговые отношения практически разорваны, но все же в РФ сохраняется небольшой рынок сбыта украинских товаров, как сохраняются и некоторые связи во взаимных поставках — например, в энергетической сфере. Все эти связи можно сейчас полностью разорвать.

Плюс, мы действительно можем перестать сдерживать вооруженные ответные действия Луганска и Донецка, а также предпринять рад мер военного характера.

Должен сказать, все перечисленные меры наверняка произведут впечатление на Киев. После неудавшихся терактов в Крыму киевский режим заметно нервничает, поскольку всерьез опасается, что Запад может принести его в жертву ради урегулирования конфликта.

Именно поэтому я считаю, что есть предпосылки для ужесточения позиций Москвы — причем, не только по Донбассу, но и по Сирии.

Категория: Геополитика

Новости СМИ2


Mediametrics.ru

Читайте также:

Авиабаза США с видом на КрымМеждународная военная политика
Геополитика  19.10.2016
На базе международного аэропорта «Херсон» вскоре может появиться запасной аэродром для грузовых самолетов американской компании Boeing. Такое громкое заявление 17 октября сделал председатель постоянной комиссии Херсонского областного совета по вопросам управления объектами коммунальной собственности, архитектуры, строительства и транспорта Юрий Рожков.
Токио берет Москву изморомМеждународная военная политика
Геополитика  17.10.2016
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, похоже, пытается сдержать свое обещание: решить проблему «северных территорий» до 2018 года. В ход идут все способы — от лести до уговоров. Предлагая порой самые экстравагантные схемы, Токио рассчитывает однажды добиться своего. В понедельник, 17 октября, влиятельная японская газета Nikkei сообщила о намерении Токио предложить России совместное управление спорными Курильскими островами. Несмотря на последующее опровержение МИД Японии, за идею уже ухватились в Совете Федерации, выразив готовность предоставить японцам права на эксплуатацию южных Курил. Вбрасывая в СМИ все новые варианты, Токио приучило Москву к мысли, что между нашими странами существует предмет для территориального спора, а значит, нынешний российский суверенитет над Курилами под угрозой.
Американский «Ястреб» следит за Крымом и ДонбассомМеждународная военная политика
Геополитика  17.10.2016
Стратегический беспилотный летательный аппарат (БПЛА) ВВС США RQ-4 Global Hawk (в переводе — «Глобальный ястреб») совершил разведывательный полет вблизи Крыма, приближаясь к нему со стороны Украины. Об этом 16 октября сообщил «Интерфакс», ссылаясь на западные информационные порталы, отслеживающие передвижение военной авиации. По их информации, в субботу, 15 октября, стратегический беспилотный разведчик США, вылетевший с авиабазы Сигонелла на Сицилии, вначале подлетел к Крыму с запада со стороны Черного моря на высоте 15,5 тыс. метров, а затем, войдя в воздушное пространство Украины у побережья Николаевской области, продолжил полет на восток от Херсона до Мелитополя, осуществляя разведку к северу от полуострова.
События в Сирии закончатся военным переворотом в СШАМеждународная военная политика
Геополитика  17.10.2016
Недавняя пресс-конференция генерала Марка Милли, нынешнего начальника штаба армии США, напомнила мне о вымышленном персонаже, сыгранного Бертом Ланкастером в фильме 1964 года «Семь дней в мае». В центре сценария Джеймс Скотт (персонаж Ланкастера) — председатель Комитета начальником штабов. Он, не желая служить президенту, считающемуся слабаком из-за его стремления заключить соглашение с Советским Союзом, организует заговор с целью свержения гражданского правительства.


США возьмут Мосул по «сирийскому сценарию»Международная военная политика
Конфликты  18.10.2016
Наступление на Мосул объявляется уже пятый или шестой раз, но нынешняя операция кардинально отличается от предыдущих. Американцы и иранцы, которые в Ираке довольно плотно координируют свои действия, грамотно спланировали операцию. Недалеко от базы Аль-Кайяра, которая стала логистическим центром для этой операции, в кругу командиров шиитских формирований был замечен и командующий спецподразделением Корпуса стражей исламской революции «Аль-Кудс» генерал-майор Касем Сулеймани. «Темный рыцарь» Ирана не так давно уже принимал непосредственное участие в операции по взятию Фаллуджи, «сверяя часы» с американцами. И это при том, что в свое время — в 2006 году — 17 оперативная группа УВСН (Управления войсками специально назначения) гонялась за ним и за его «боевиками» по всему Ираку…
Что представляют собой сегодня ВСУ и Армия ЛДНР?Международная военная политика
Конфликты  18.10.2016
Убийство в Донецке командира добровольческого батальона «Спарта» подполковника Арсения Павлова, более известного по позывному «Моторола», многие в ДНР расценили, как объявление Киевом войны. Глава ДНР Александр Захарченко прямо назвал убийство Павлова «вызовом всей республике» и пообещал, что убийцам не будет никакой пощады. «Я так понимаю, Пётр Порошенко нарушил перемирие и объявил нам войну», — отметил он.
Убийство Моторолы: война началасьМеждународная военная политика
Конфликты  17.10.2016
В результате террористического акта в Донецке убит командир добровольческого батальона «Спарта» подполковник Арсений Павлов, более известный по позывному «Моторола». В ДНР это восприняли как объявление войны – и правильно сделали. Сейчас как никогда много признаков того, что с украинской стороны готовится что-то крупное и страшное. По предварительным данным, самодельная бомба была заложена в шахту лифта многоквартирного дома, в котором жил Арсений Павлов, закреплена на тросе и приведена в действие дистанционно. «Я так понимаю, Петр Порошенко нарушил перемирие и объявил нам войну», – сказал глава ДНР Александр Захарченко, комментируя убийство человека, которого он назвал своим другом. «Теперь ждите», – добавил он.