11.11.2015, 19:29
Вторжение в Сирию
Вторжение в СириюМеждународная военная политика
Что вынудит США начать сухопутную операцию против страны, противостоящей террористам?

Министр Военно-воздушных сил США Дебора Ли Джеймс 10 ноября заявила о необходимости проведения наземной операции в Сирии. По ее словам, одних военно-воздушных сил недостаточно, поскольку они не могут занимать территорию.

«ВВС не могут занимать территорию и, что крайне важно, управлять ей. Именно поэтому нам нужна наземная операция. Нам необходимы сухопутные войска в этой кампании», — отметила Джеймс.

Ранее Вашингтон уже принял решение расширить свое участие в борьбе с «Исламским государством» в Сирии и направить 50 бойцов спецназа на север страны. Несколько дней спустя в Пентагоне пояснили, что спецназовцы не будут принимать участие в боевых операция на передовой, а займутся обучением и координацией сил, борющихся с ИГ. Когда репортер канала NBC спросил президента США Барака Обаму, не нарушает ли это его обещание, что «ботинки американских солдат не ступят на сирийскую землю», тот ответил, что Пентагон уже проводил операции силами спецназа, и нынешняя отправка в регион бойцов — продолжение того, что США уже делают в Сирии.

В то же время, американский сенатор Крис Мерфи, кстати, демократ, а не республиканец, заявил, что не исключает дальнейшего расширения наземной операции США в Сирии. «Я подозреваю, что это не последнее объявление о наземных войсках США на территории Сирии и Ирака», — сказал он. Сенатор добавил, что отправка спецназовцев в Сирию увеличивает шансы развития непреднамеренной конфронтации между РФ и США.

Ряд экспертов полагает, что Пентагон действительно готовится к расширению своего наземного присутствия в Сирии, и 50 спецназовцев должны будут, прежде всего, выполнить рекогносцировку на местности и определить, насколько это целесообразно. Однако другие аналитики полагают, что когда министр ВВС США и другие военные чиновники говорят о необходимости сухопутных войск, они вовсе не имеют в виду войска американские. Речь, скорее всего, идет о так называемых «Демократических силах Сирии» — новом альянсе, который действует на севере страны. Мы уже писали о том, что этот «Вулкан Евфрата» готовит наступление на столицу «Исламского государства» — Эр-Ракку.

Слухи об этом наступлении ведутся давно, вопрос в том, решатся ли американцы на операцию и возможна ли она без более серьезной поддержки оппозиционных сил на земле со стороны США.

— «Демократические силы Сирии» — это отряды Народной самообороны курдов, Ассирийский военный совет (силы христиан-ассирийцев), остатки Сирийской свободной армии и ряд небольших организаций, общая численность которых, по некоторым оценкам, достигает 70 тысяч человек, — объясняет директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров. — Это вполне сплоченные сила. Американцы уже направили туда 50 спецназовцев, которые, возможно, будут принимать участие в операции и почти наверняка будут оказывать помощь курдам в ее планировании. Если они возьмут Ракку, это будет достаточно серьезное геостратегическое достижение для американцев.

Под контролем курдов окажется весь северо-восток страны. А на северо-западе воюет сирийская армия, иранская Хезболла, а в воздухе — российская авиация.

Пойдут ли американцы на расширение своего военного присутствия на земле?

— Не думаю. Вряд ли американцы влезут в такую авантюру. Возможно, они пошлют еще 50−100 специалистов, но сомневаюсь, что стоит ждать чего-то более масштабного.

— Наши эксперты часто говорят о том, что американцы завязли в Сирии, выходит, это не так?

— Уже в ближайшие два-три месяца выяснится, кто где завяз и у кого что получается.

Доцент РГГУ, эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серёгичев не уверен в том, что американцы вообще готовы начать наступление на Ракку, и не по военным, а по политическим причинам.

— Американцы хотя действовать руками сирийской оппозиции. В последние годы они стремятся минимизировать присутствие своих сухопутных сил в горячих точках земного шара. И не собираются открывать филиал своих сухопутных войск в Сирии. Это давнишний план — привлечь курдов в лице партии «Демократический союз», которые будут действовать под контролем американских спецназовцев. Достаточно одно-двух человек на подразделение для координации и связи. Говорить о том, что для этого нужны крупные американские сухопутные силы, не имеет смысла.

Идея состоит в том, чтобы этими силами захватить Эр-Ракку, столицу «Исламского государства» и выбить у России почву из-под ног, показать, что успешно воюют не русские, а американцы. Гибнуть будут чужие парни, а не американцы. Гибель 20−30 спецназовцев избиратели простят. Все-таки это элитные войска, их тщательно готовят и хорошо им платят. Их семьи понимают, что они могут не вернуться с войны. А вот семьи рядовых контрактников к этому не готовы. Для них армия — это способ заработать, а не прилететь обратно в цинковом гробу под звездно-полосатым флагом. Поэтому Вашингтон будет стараться воздерживаться от операций крупными сухопутными силами. Проблема в том, что Пентагон уже год предлагает вариант с наступлением курдов, но Обама не решается начать операцию.

— С чем это связано, с недостатком сил на земле?

— Силы для наступления у курдов есть. Проблема в позиции Турции. Курды обуславливают участие в этой операции признанием их автономии. Но если администрация Обамы официально заявит, что предоставление сирийским курдам автономии — это шаг на пути к долгожданной демократии в Сирии, это вызовет очень негативную реакцию у Анкары.

Турки предоставляют американцам военную базу Инджирлик на своей территории, но поддержку они, в свою очередь, связывают с тем, чтобы США никогда официально не признавал создание курдами автономии в Сирии. Ведь это шаг на пути к созданию независимого Курдистана, которое не устраивает всех игроков в регионе, не только Турцию.

Башар Асад уже негласно признал курдскую автономию. Курды же ждут от американцев признания этой автономии де-юре, четкого заявления, что они не возражают. А Вашингтон тянет, так как не хочет столкновения с турками.

У Обамы болезнь модели, он хочет всем нравиться — и американцам, и туркам. Он оказался на перепутье, как Буриданов осел — ни туда и ни сюда. Это бесит американских генералов. Если не произойдет кардинального перелома в Сирии, он так и не решится на эту операцию.

— Что может стать таким кардинальным переломом?

— Допустим, наш Генштаб анонсирует наступление сирийской армии и других формирований на Ракку. Или случится невозможное — Обама станет мужиком и заявит-таки о поддержке курдской автономии, вызвав гнев Эрдогана. Можно не сомневаться, что турки будут возмущены, попытаются бомбить курдов, что они уже делают, получат резкую отповедь американцев и вынуждены будут поджать хвост. Но зло на Вашингтон Эрдоган затаит, и это проявится в будущем. Например, Анкара не сообщит информацию о какой-нибудь заложенной бомбе. Но лично я сомневаюсь, что Обама проявит решительность. Он, в первую очередь, политик, а не человек действия.

Хотя если сирийская армия начнет наступление на Ракку, Вашингтону придется реагировать. Взятие этого города нанесет «Исламскому государству» серьезный удар. Ракка важна не только тем, что это столица. В конце концов, ее всегда можно перенести в другое место. Но там находятся нефтяные месторождения, доходы от которых составляют основные статьи бюджета ИГ. Боевики продают нефть чуть ли не по пять долларов туркам, которые, кстати, неплохо живут благодаря этому. И если Эрдоган лишится этого сырья, у него начнутся проблемы внутри страны.

Не исключено также, что Москва сама предложит Обаме подтянуть курдов, чтобы позволить ему сохранить лицо. Он ведет себя, как маленький мальчик. Маленьких мальчиков нельзя обижать, потому что они начинают рыдать и прятаться за мамкину юбку. Вот у Обамы такая юбка — это американская армия. Чтобы он не наломал дров, нужно предложить ему достойный выход из ситуации и позволить почувствовать себя победителем.

Нас упрекают в том, что мы все тащим в одну калитку, но на самом деле мы пытаемся привлечь американцев. Нужно признать, что без их участия победить «Исламское государство» будет крайне сложно. Нас, в принципе, устраивает, если они возьмут Ракку. Мы готовы отдать им лавры победителей.

Но Обама никак не может решиться на это. Да, он может делать такие заявления или позволить их своему министру. Но на деле в американском истеблишменте до сих борются две силы, которые не могут решить, какая угроза серьезней для США — ИГ или Башар Асад. Сам же Обама боится принимать волевые решения, чтобы его не назвали диктатором. Эта психологическая черта оказывает серьезное влияние на политику.

Сирийский журналист-международник Аббас Джума также полагает, что американцы не решатся на серьезное наступление своими сухопутными силами.

— Наступление на Ракку было анонсировано давным-давно. Именно силам, которые сконцентрированы на севере Сирии, американцы и посылают отряды спецназа. Но говорить о массовом наступлении американских войск в Сирии не приходится.

Правы и те, кто говорит, что американцы расширят свое присутствие, и те, кто считает, что этого не произойдет. С одной стороны, то что они будут предпринимать более активные действия — это факт. Конечно, 50 спецназовцев не сделают погоды, но как инструкторы они играют свою роль. С другой, у Вашингтона вряд ли хватит наглости на крупномасштабное вторжение.

Каждое действие вызывает противодействие. Американцы понимают, что если введут войска, Россия может ввести ответный контингент. А этого никто не хочет, поверьте. Кстати, поэтому и мы не действуем на земле — это создаст прецедент, которым не преминут воспользоваться американцы. Если США введут крупный контингент, это развяжет руки и нам, и Ирану, а это совсем не нужно американцам, которые в итоге окажутся в меньшинстве. Поэтому ничего серьезного ожидать не приходится.

— Насколько велики шансы «Демократических сил Сирии» взять Ракку? Ряд экспертов полагает, что США никак не решатся на эту операцию…

— Там сложилась определенная централизованная армия, состоящая из курдов в союзе со Свободной сирийской армией. Они действуют сообща. Наступление на Ракку было анонсировано, и оно скоро начнется. Вероятно, оно будет активно сопровождаться поддержкой с воздуха коалиции. Но при чем здесь признание или не признание американцами кого-то? Признание может быть только со стороны легитимного правителя Сирии Башара Асада, и, думаю, оно последует, как только разберутся с террористами. Именно этого признания добивались и добиваются курды.

Понятно, что американцы благосклонно относятся к курдам, и, если сирийское правительство предоставит им автономию, они будут только счастливы заслать туда своих агентов. Но в данном случае американцы не имеют отношения к их операции в Ракке. Хотя, безусловно, они рассматриваются курдами, как помощь. Я разговаривал с главой кантона города Кобани, и он сказал, что они примут помощь любого, кто хочет помочь — американцев, ССА и других сил. Американцы рассматриваются курдами только с этой точки зрения.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).