10.03.2016, 10:16
ВСУ применили в Донбассе принципиально новую тактику
ВСУ применили в Донбассе принципиально новую тактикуМеждународная военная политика
ООН констатирует обострение военной обстановки в Донбассе, особо подчеркивая, что этого не замечают лишь благодаря тому, что к якобы «замороженному» конфликту утратили интерес журналисты. В такой обстановке в ВСУ разработали принципиально новую тактику действий, которая в любой момент может вылиться в возобновление полноценной войны.

Резкое обострение обстановки на линии фронта на Донбассе было отмечено в докладе Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ). «Несмотря на отсутствие в заголовках новостей, боевые действия в Донбассе с конца января активизировались, что вызвало дополнительные гуманитарные нужды у 3,1 млн человек, напрямую затронутых конфликтом», – говорится в этом документе.

В полномочия наблюдателей по гуманитарным вопросам не входит оценка реальной военной обстановки, но она действительно приблизилась к очень опасной черте. В течение последних дней интенсивность боестолкновений на наиболее проблематичных участках фронта – дуге Донецк – Горловка – выросла в разы. В среднем отмечается 60–80 локальных столкновений, перестрелок и обстрелов за сутки, а иногда и в течение одной ночи. Так продолжалось весь февраль, но в начале марта обстановка стала совсем нетерпимой.

Интенсивность боев на некоторых участках настолько велика, что даже украинская сторона, традиционно замалчивающая свои потери, вынуждена ежедневно их признавать. Потери есть и в ВСН, что также признается открыто. В условиях военной цензуры и вполне разумного контроля за информационной деятельностью отдельно взятых энтузиастов на местах – это беспрецедентно.

В информационном плане февральские бои были оттеснены Сирией, и в конце концов ВСУ от локальных обстрелов перешли к попытке прорыва на наиболее важном с точки зрения Киева участке – в направлении автотрассы, связывающий Донецк и Горловку. Строго говоря, это участок трассы Е50 Донецк – Дебальцево, но у села Пантелеймоновка от него на север уходит дорога в Горловку. Уже год как эти стратегически важные трассы оказались, по сути, рокадными по отношению к фронту, и выход к ним украинских войск критично важен, поскольку может остановить не только перевозки между крупнейшими городскими агломерациями Донбасса, но и – в теории – в принципе разрушить сообщение между Донецком и Луганском.

В течение двух суток ВСУ прощупывали позиции ВСН практически по всей дуге. Перестрелки отмечались и к западу от Донецка – в районе Марьинка – Курахово – Красногоровка, и в традиционно взрывоопасном районе аэропорт – Пески – Авдеевка, и на севере – вплоть до Горловки. В результате обострения обстановки проезд по коридору Горловка – Артемовск и через КПВВ «Зайцево» был закрыт. Та же история с переходами для мирного населения через линию фронта в сторону Курахово и Еленовки. На некоторых из них образовались километровые пробки, так называемый народный контроль принялся фильтровать «льготные» автомобили, начались драки.

Одновременно обострилась ситуация и на условном мариупольском направлении. Бои на южном участке фронта уже давно переместились в степь, где ВСУ регулярно проверяют на прочность позиции ВСН в районе Старогнатовки – именно там летом прошлого случилась едва ли не самая крупная за время перемирия попытка ВСУ прорвать фронт. Нынешние наскоки украинских частей носят более организованный характер. Если ранее можно было предположить, что ВСУ отрабатывали исключительно тактические схемы, то теперь речь идет о полноценном участии в «микронаступлениях» батальонных групп.

Ведутся эти «микронаступления» точечно. Например, с 5 по 7 марта и в ночь с 7-го на 8-е на участке Ясиноватая – Горловка было спокойно, тишь да гладь наблюдалась и на луганском направлении. Предположительно, передовые батальонные группы отвели на отдых к Авдеевке, а давление в это время оказывалось в районе аэропорта и у Троицкого, то есть по крайним участкам дуги.

Для украинской армии это очевидное нововведение. Ранее батальонные группы в усиленном составе в столкновениях не участвовали. Они вообще были сформированы в нынешнем виде именно за последний год, причем несколько странно: бронетанковые роты и артиллерия неравномерно «размазали» по фронту, что создало исключительный численный перевес на нескольких проблемных участках. Именно в этих зонах ВСУ и начали теперь отрабатывать взаимодействия «разноплеменных» батгрупп. Пока никто не может себе толком представить, что такое новая полевая организация ВСУ, как разнородные, неунифицированные батальонные группы будут между собой взаимодействовать, тем более, что формально командование остается за командирами бригад, подчиненные которых перемешаны в почти произвольном порядке на фронте почти в 200 километров. Пока ничего путного не получается, но ведь именно для того и организуются подобные «проверки фронта», чтобы изучить возможности координации по новой схеме на местах.

Еще одна практическая цель, которую преследуют эти нападения, – мониторинг позиций ВСН. Бесконечная ротация, а также необходимость соблюдать минские соглашения вынуждают ВСН изменять детали своей конфигурации чуть ли не в ежедневном режиме. Для ВСУ самый простой и понятный способ прояснить текущую обстановку – разведка боем. Просто сейчас все это стало принимать формы, выходящие за рамки «подмороженного конфликта» и грозящие перерасти в нечто куда более неприятное. Давно не секрет, что киевский Генштаб остановился на проработке чего-то, отдаленно похожего на германский план «Цитадель» – наступление на Курской дуге. Донецк предполагается окружить двумя сходящимися ударами – с севера на дуге и с юга от Волновахи с последующим выходом в тыл ВСН и далее к российской границе. На участках возможного прорыва весь последний месяц (а особенно активно – последнюю неделю) и ведутся постепенно нарастающие «разведки боем».

Да, признаков активной подготовки крупномасштабного наступления на украинской стороне не наблюдается, но подобного не исключает сама логика событий. Кроме того, расположение и конфигурация частей ВСУ дают им возможность перейти в наступление в течение нескольких часов без дополнительного развертывания, а на некоторых участках фронта для попытки прорыва вообще не требуется никакой специальной подготовки. Другое дело, что к западу от Донецка это занятие бесперспективное, поскольку даже той огромной группировки, которая сосредоточена на узком участке Марьинка – Курахово – Красногоровка, недостаточно, чтобы штурмовать миллионный город в лоб, но киевская стратегия этого и не предусматривает. Руководство уже неоднократно ставило перед украинским генералитетом задачи не столько военного, сколько пропагандистского характера, потому такая странная диспозиция ВСУ считается в Киеве оправданной и даже полезной.

По некоторым данным, в ВСН был отдан приказ патронов не жалеть, и в последние двое суток в период максимального обострения обстановки минометный огонь переносился вглубь украинских позиций, что моментально останавливало любые попытки прорыва. Например, украинские позиции обстреливались в Красногоровке, которая, по сути, не передовая, а тыл 14-й омбр (штаб расположен в Курахово). Та же история и в Троицком, хотя тыловые и штабные позиции в районе Авдеевки ВСН не обстреливало. Здесь снова видна странность новой организационной системы ВСУ. Некоторые заново сформированные батальонные группы в Авдеевке и в районе восточнее от нее вплоть до Горловки управляются из штаба во все том же Курахово, то есть, из совсем другого участка фронта, даже географически – из другой зоны. Например, 58-я омбр, состоящая из пяти батальонных групп с артиллерией и танковым батальоном общим числом до 5 тысяч человек, и еще три отдельные батальонные группы передней линии управляются из Краногоровки, что, как минимум, далеко и неразумно.

Сложно рассуждать на тему, чего во всем этом больше – политики или чисто военного противостояния. А если политики, то какой: внутриукраинских разборок или внешнего давления? С точки зрения Киева глобальная наступательная операция должна быть быстрой и решающей, она не должна оставить возможности для политического маневра. Но даже при нынешнем соотношении сил (ВСУ численно превосходят ВСН на ключевых участках фронта почти в два раза) и в теории положительной для ВСУ конфигурации фронта мгновенная операция невозможна. Проблема в отсутствии уверенности, что это понимают и в Киеве.

Провоцировать ВСН на ответные меры тоже бесперспективно. Да, ополчение вынуждено пододвигать к линии фронта артиллерию, но ждать сейчас от Новороссии неких действий, способных дискредитировать соблюдение минского переговорного процесса, было бы недальновидно. Возможно, что в ВСУ через какое-то время успокоятся и найдут другой способ отрабатывать взаимодействие батальонных групп и проверять конфигурацию. Но в условиях донбасского фронта такие локальные сражения в любой момент могут перерасти в затяжную кровопролитную бойню, что уже дважды происходило за время «перемирия». И мы привычно ожидаем худшего.

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb