06.02.2016, 13:57
Вступление Турции в войну зависит сейчас только от сирийской армии
Вступление Турции в войну зависит сейчас только от сирийской армииМеждународная военная политика
Глава пресс-службы госдепа США Джон Кирби признал, что город Алеппо окружен сирийской армией. Но близкую победу может отдалить военное вмешательство Турции. Оно стало возможным благодаря ошибкам, допущенным Дамаском ранее. Но оно станет маловероятным, если сирийской армии удастся закрепить успехи в обстановке беспрецедентного политического давления.

Сирийские правительственные войска в районе Алеппо заняли населенные пункты Нубель (Нубболь) и Захра, а затем вышли в районе местечка Салва к турецкой границе, отрезав крупную группировку джихадистов от основных сил. Данная операция завершила первый этап наступательного плана вокруг Алеппо, который предусматривал деблокирование шиитских и христианских населенных пунктов, которые несколько лет находились в полной блокаде и изоляции. Эти же населенные пункты представляли собой естественные опорные пункты для связи передовых частей правительственной армии при проведении операции по восстановлению контроля над всей провинцией и сирийско-турецкой границей.

В свою очередь, российские ВКС нанесли на участке наступления правительственных войск беспрецедентное количество ударов, обеспечив им возможность скоростного продвижения. Некоторые источники оценивают количество авиаударов почти в 350, а это уникальное число для поддержки одного наступательного порыва армии.

Напомним, что в провинции Алеппо планы стратегического наступления сирийской армии включали в себя именно расчленение группировки джихадистов на двум линиям с опорой на шиитские и христианские населенные пункты, а уже затем выход к турецкой границе. Джихадисткие и так называемые «умеренные» вооруженные группы сопротивления не выдержали, и в стратегическом плане ситуация поменялась просто на глазах. При этом бои за сам город Алеппо изначально не рассматривались как приоритетные. Большая часть Алеппо, серьезно разрушенного многолетней войной, уже находится под контролем Дамаска, и нет никакого смысла и далее вести там утомительные бои за каждый дом и каждую ферму.

Параллельно в районе ранее деблокированной авиабазы Квейрис идет последовательное расширение контроля за территорией, может быть, не такое быстрое, но основательное. Несколько населенных пунктов в день отодвигают ИГИЛ в сторону гор, и вопрос о Квейрис уже более в повестке дня не стоит. Как не стоит вопрос и о возможности для ИГИЛ пробиться в сторону курдов и к турецкой границе.

Их предупреждали. Им говорили. Качество координации действий между сирийской армией на земле и российскими ВКС достигла того уровня, когда подобные операции действительно легко осуществляются. Пройти несколько десятков километров за пару дней теперь – нормально, а ведь еще пару месяцев назад это была довольно сложная операция, которая планировалась только теоретически.

Некоторые джихадистские ресурсы сейчас заполнились видео, на которых «население Алеппо бежит от российской армии». По стилистике они очень напоминают знаменитые кадры «массового бегства албанского населения от сербской армии из Косово», которые и вызвали в итоге атаку НАТО на Югославию. В тот момент сопротивление УЧК было практически подавлено, а основные боевые группы обезглавлены. Нужна была помощь извне.

Выход правительственных войск к турецкой границе в районе основных пропускных пунктов сам по себе страшен для оппозиции всех мастей. А кинжальное разделение фронта, о котором все знали, но никто не хотел верить, что это возможно, ставит джихадистские группировки в районе Алеппо на грань гибели. При этом надо помнить, что никакой «осады Алеппо» нет, большая часть города под контролем правительственных войск уже очень давно, речь идет только о том, чтобы в приемлемые сроки уничтожить крупные силы оппозиции, переброшенные в этот регион с других фронтов в последние два месяца. Для джихадистких сил все происшедшее – начала конца.

Когда Генеральный штаб Сирии совместно с ВКС РФ планировали эти операции, в расчет, принимался исключительно текущий военный аспект. Простая история – правительственные войска атакуют от Алеппо на северо-запад и на юго-запад в направлении двух сопротивляющихся много лет анклавов, деблокируют их, разрезают общий фронт оппозиции, а дальше джихадисты могут начинать писать завещание. Так и оно случилось. Этот план осуществляли на уровне Генерального штаба, и политические риски никто не оценивал. Тем более, что время сжалось – ситуация развивается настолько быстро, что военные не поспевают за своим же собственным продвижением. А если бы кое-где продвижение шло быстрее, то и многие политические риски исчезли бы.

В результате осуществления этого плана политические и военные позиции Турции в регионе настигла катастрофа. Потеряв за прошедшие две недели устойчивый контроль в районе провинции Латакия, сейчас турки теряют контроль и над границей в районе Идлиба. Джихадистские группировки, подпитываемые из Турции в Идлибе, полностью теряют связь с Алеппо и остаются «висеть» на снабжении из Анкары. Выход правительственных войск к пограничным переходам в Алеппо физически вынуждает Турцию вступить в игру напрямую, уже без «прокладок» в виде «туркоманских сил». Это и есть политические риски, которые не просчитал сирийский Генштаб.

Устремления Анкары сконцентрированы не столько на самой Сирии, сколько на курдской проблеме. Турция не может допустить усиления курдов вне зависимости от их партийной или религиозной принадлежности. А уничтожение правительственными войсками джихадистских сил к северо-зепаду от Алеппо вообще лишит Турцию возможности как-либо влиять на обстановку в Курдистане. А тогда прости-прощай Восточная Анатолия.

Ситуация усугубляется тем, что действия Анкары импульсивны. Там слишком сильно влияние разнообразных «тайных обществ» на лично президента Эрдогана и министра иностранных дел Давутоглу. Там принято считать доблестью то, что в другом мире считается вспышкой эмоций.

Правительство Башара Асада с некоторых пор не принято критиковать. Тем не менее, нужно понимать, что в Дамаске сидят не малые дети, которые «позвали старшего» и следуют его указаниям. Сирийцы довольно долго пытались провоцировать российский контингент на участие в операциях, для которых те были не нужны, — и так же долго не могли найти общий язык в вопросе согласования целей. Дамаск ведет самостоятельные игры не только в историях с «переселением» части «умеренной оппозиции», но и последовательно уничтожая своих противников – уменьшая их количество на мирных переговорах. В ряде случаев на них наводится и огонь российских ВКС, что не критично для России, но усложняет именно политическое урегулирование.

Теперь же быстрое продвижение к турецкой границе в принципе поставило под вопрос возможность такого урегулирования с участием Турции, поскольку Анкару будет реагировать импульсивно, и никто не поручится, что турки не решаться на вторжение в район Алеппо с целью выхода к границам города.

Конечно, изначально Дамаск подобного не подразумевал, а продвижение правительственных сил в предыдущие месяцы порой было настолько незначительным, что вызывало фундаментальные вопросы насчет боеспособности сирийской армии. Кроме того, Генеральный штаб долго не мог определиться с определением приоритетных целей, несколько раз менял тактику и стратегию. Поступление российской военной техники изменило ход военных действий, но события, например, вокруг Латаминского выступа показали, что у сирийской армии есть большие проблемы, которые нужно решать на ходу. Но если бы изначальные планы военных операций не сбоили, то все проблемы можно было бы решить еще к Новому году. А теперь, когда победа уже практически в руках, стратегическая ситуация изменилась настолько, что вмешательство Турции выглядит вполне вероятным, а оно потребует уже иного военного осмысления.

Турция вполне может проигнорировать мнение «старших коллег» по НАТО, в первую очередь, США. Подобное в истории уже было. Турецкое руководство в принципе не склонно идти на поводу у коллективного разума, предпочитая руководствоваться собственным, только ей понятным мотивом. Не стоит, правда, и преувеличивать турецкие военные возможности. Полномасштабное вторжение в Сирию для Анкары – большая проблема, но локальная операция в районе Алеппо им вполне по силам.

Если сирийская правительственная армия сможет закрепить достигнутый успех в ближайшие дни, а не просто удерживать «кишку» до турецкой границы, то и военная операция Анкары станет бессмысленной. То же касается действий и на других участках фронта. Так, продвижение в сторону Иорданской границу у Дераа позволит сузить фронт, освободить огромные районы и перебросить силы на север.

Ситуация находится на волоске от новой войны и, к сожалению, тут многое зависит от личных качеств политических лидеров, особенностей их национального характера и случайных обстоятельств. Для правительственной армии Сирии критически важно сохранить контроль над освобожденными территориями в Алеппо, окончательно отрезать Идлиб от основных сил джихадистов и не дать противнику контратаковать где бы то ни было. Это вразумит Турцию.

Впрочем, никто не утверждает, что в Анкаре рассуждают разумно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).