11.09.2014, 11:20
Восток одолеет Запад
Восток одолеет ЗападМеждународная военная политика
Центр тяжести мировой политики постепенно смещается в Азию.

В четверг и пятницу в Душанбе соберутся главы государств – членов Шанхайской организации сотрудничества. Саммит ШОС пройдет в столице Таджикистана в принципиально новой международной обстановке – одним из главных последствий украинского конфликта становится разворот России на Восток. И роль ШОС как главной площадки для нашего взаимодействия со странами Азии станет еще более важной.

Предыдущий саммит ШОС проходил год назад в Бишкеке в неспокойной обстановке – во время сирийского кризиса, вскоре после того, как Владимир Путин сумел предотвратить нападение США на Сирию.

Но сейчас международная ситуация еще более напряженная – украинский кризис привел к открытой конфронтации России и Запада, начавшего политику санкций и блокады нашей страны. Европа все больше становится марионеткой в руках атлантистов, все глубже увязая в конфликте с Россией, ослабляя и разрывая двусторонние связи – и евразийская держава форсирует процесс разворота на Восток и Юг, и так набиравший силу все последние годы. Важнейшими элементами выстраиваемого Москвой нового миропорядка становится БРИКС, объединяющий ключевые державы трех континентов, а также его своеобразный азиатский филиал – ШОС.

Если в 90-е годы ШОС создавалась Пекином и Москвой для поддержания стабильности в Центральной Азии, то уже к концу нулевых она выросла в организацию, имеющую вовсе не региональное значение. В условиях явного слома англосаксонской модели миропорядка и настойчивых попыток США дестабилизировать разные регионы мира для сдерживания соперников и удержания собственного господства ШОС становится ключевым блоком, объединяющим страны Азии. Это не азиатское НАТО – потому что это пока что не военный союз, к тому же у него нет лидера-гегемона (и в этом его сила и перспективность) – но как минимум противовес североатлантическому альянсу. ШОС уже не организация, занимающаяся только Центральной Азией – она становится на путь перерастания в общеазиатскую и даже общеевразийскую структуру.

В Душанбе соберутся руководители 12 стран – кроме шести стран – участников ШОС (России, Китая, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии) прибудут первые лица четырех из пяти стран-наблюдателей (Ирана, Афганистана, Пакистана, Монголии), а также президент нейтрального Туркменистана. Индия будет представлена министром иностранных дел.

На саммите наконец определится вопрос с расширением организации, который дискутируется уже несколько лет. Будут сформулированы условия для вступления новых членов – и уже известно, что Индия и Пакистан в следующем году, к саммиту ШОС, который состоится в июле в Уфе, станут полноценными участниками организации. С вступлением Дели ШОС окончательно станет азиатской опорой БРИКС, ведь ключевой треугольник Россия – Индия – Китай будет основой обоих организаций.

Нет принципиальных возражений и по Монголии, уже давно очень хотят поднять свой статус и Афганистан с Ираном. Но если Ирану мешает тот факт, что он находится под международными санкциями, то в случае с Афганистаном препятствием является американская (формально – международная) оккупация.

В Тегеране надеются, что тот факт, что Россия теперь сама находится под санкциями (пусть и не ооновскими, как Иран, но все же), изменит отношение к срокам приема их страны в ШОС. Углубление российско-иранского партнерства также увеличивает шансы Тегерана – не нужно забывать и о том, что Москва и Пекин могут инициировать отмену международных санкций против Тегерана. Ведь ни для кого не секрет, что они были поддержаны Россией лишь как один из элементов игры с Вашингтоном и не отвечали нашим национальным интересам, и если раньше у Москвы были хоть какие-то резоны для поддержки санкций, то сейчас никакого смысла в этом не осталось.

Иран способен быть надежным союзником России, выстраивающей новый многополярный мир, ведь Тегеран не просто выстоял против длящихся уже треть века блокады и давления со стороны США, но и остался верен собственному пути, своей цивилизации и принципам государственного и социального устройства. То есть продемонстрировал те качества, которые и потребуются сейчас от всех стран, готовых присоединиться к России в работе по выстраиванию мира не по-американски.

Афганистан и на этом саммите будет одной из главных тем для обсуждения (наряду с Сирией, Ираком и, естественно, Украиной). Принимать Афганистан в свои ряды ШОС не торопится, хотя именно афганская проблема является главным региональным раздражителем для всех стран-участников. Причина отказа Афганистану – американская оккупация и общая нестабильность.

В этом году основная часть западных войск должна покинуть Афганистан, но американцы не торопятся с выводом войск до того момента, пока они не получат гарантий сохранения своих военных баз и 10-тысячного контингента в этой стране. Афганский президент Карзай отказывается подписывать договор о базах, надеясь тем самым хотя бы частично избавиться от образа американской марионетки в глазах собственного народа. Карзай хочет переложить принятие решения о базах на плечи нового президента, которого должны были избрать еще несколько месяцев назад, но итоги выборов так и не подведены, и оба кандидата, вышедшие во второй тур, считают себя победителями.

В любом случае понятно, что добровольно американцы из Афганистана не уйдут – и вовсе не потому, что вслед за их эвакуацией там к власти вернутся талибы. Просто Афганистан – прекрасная точка для давления сразу на все страны, которые США считают своими главными противниками: Иран, Россию и Китай. Сохранение американских военных баз в Афганистане, естественно, не устраивает ни одну из этих стран, но, за исключением Ирана, Россия и Китай пока что воздерживаются от открытых требований ликвидации военного присутствия США в этой стране. Причина этому проста – Москва и Пекин не заинтересованы в возвращении к власти талибов, опасаясь, что это может привести к выплескиванию радикального ислама за северные границы Афганистана, в Среднюю Азию, что дестабилизирует светские режимы в бывших советских республиках.

Пока что Россия и Китай исходили из того, что американцы в Кабуле – это меньшее зло, чем талибы, но понятно, что это было лишь ситуационным, а не стратегическим выбором. Все страны ШОС, безусловно, заинтересованы в том, чтобы со временем окончательно выдавить США из Афганистана – и осложнение общей мировой обстановки способно лишь усилить их желание и приблизить это время.

Тем более что талибы все равно вернутся к власти – главный вопрос, в какой форме это произойдет, будет ли это коалиционная власть или же диктатура по итогам гражданской войны, можно ли будет провести децентрализацию власти в Афганистане. Странам ШОС нужно выступить гарантами как внутриафганского диалога (в том числе и поиска новой формы устройства страны), так и безопасности самого Афганистана, потому что, в отличие от США, они в этом кровно заинтересованы. Но все это возможно только после вывода американских войск, и то, как именно сейчас Пекин и Москва будут подталкивать к этому афганские элиты (не предлагая при этом своих войск), и является главной интригой.

Решение афганской проблемы невозможно без Пакистана – и в этом плане вступление этой страны в полноправные члены ШОС очень важно. Пуштуны, составляющие основную опору талибов, не признают пакистано-афганскую границу, разделяющую их надвое – абсолютно искусственную, проведенную англосаксами сто лет назад между своими индийскими колониями и отстоявшим независимость Афганистаном. Пакистан, зажатый между Индией и Афганистаном, долгие годы был верным союзником США, но в последние годы местные элиты все больше осознают, что их страна нужна Западу лишь в качестве базы для игр англосаксонских стратегов (в том числе и против СССР или Индии). Укрепляющееся китайско-пакистанское партнерство – благодаря которому Пакистан и будет принят в ШОС вместе с Индией – равно как и смягчение пакистано-индийских противоречий позволит еще больше ослабить атлантическую ориентацию Исламабада.

Да и в целом, в конечном счете, Азия вытеснит Атлантику из своих пределов – и времена, когда англосаксонские манипуляторы рисовали границы, оккупировали, стравливали и подкупали, формировали мировоззрение элит и диктовали свою волю азиатским народам и странам, канут в Лету.

Чем больше ШОС будет демонстрировать уверенность в своих силах в борьбе за такое будущее, за справедливый уклад как в регионе, так и в глобальном масштабе, тем больше будут тянуться к ней различные азиатские страны, тем легче ей будет найти взаимопонимание с тем же исламским миром. Время Запада уходит – наступает эпоха Востока. Евразийская Россия уже сделала свой выбор.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.