31.10.2014, 21:35
Вооружены и опасны: нужны ли России «псы войны»?
Вооружены и опасны: нужны ли России «псы войны»?Международная военная политика
Россия планирует легализовать так называемые частные военные компании (ЧВК) – отряды наемников, готовых выполнить любой приказ за деньги. В мире их называют «дикими гусями», «псами войны», людьми «без стыда и совести», для которых жажда наживы важнее человеческой жизни. Но так ли это? Телеканал «Звезда» решил разобраться, зачем России понадобились частные армии. 


Запах войны

Частные армии должны стать ответом на новый характер ведения современных военных конфликтов, когда исход сражения решают не регулярные подразделения, а группы хорошо подготовленных, экипированных, не имеющих опознавательных знаков военных, решающих задачи в интересах какого-то государства. Законопроект о легализации «наемничества» внес в Госдуму депутат от «Справедливой России» Геннадий Носовко. По его мнению, легализация и так уже де-факто существующих частных военных компаний не только сделает этот бизнес прозрачным, но и принесет крупные доходы в бюджет России.

До настоящего времени легальному развитию частных военных компаний в России препятствовала статья 359 гл. 34 и статья 208 Уголовного кодекса, именуемая «Наемничество». Создание вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, равно как и руководство таким формированием или его финансирование, считаются преступлением. Так что «Диких гусей» или «Псов войны» де-юре в России не было. Де-факто, практически открыто действовало несколько компаний: «Феракс», «РСБ-Групп», «Тигр Топ Рент Секьюрити», «Редут-Антитеррор», «Антитеррор-Орел». Понятно, что об их фактической деятельности больше знали в Ираке, Афганистане, Курдистане, Шри-Ланке и в других «горячих регионах», но не в России. Куда уходила прибыль от их работы, не знает никто. Геннадий Носовко прав – легализовав этот бизнес, в стране можно будет приручить не только «гусей» и «псов», но и много других структур, идущих с ними в ногу. 


Перелетные птицы

«ЧВК – это общемировой тренд, приносящий триллионные доходы, – сообщил телеканалу «Звезда» вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Василий Верещак. – И ЧВК лишь де-факто частные компании. На деле они преследуют те же цели, что и регулярные армии. Координацией их деятельности занимаются государственные структуры. В США – Госдеп и ЦРУ. В Британии – министерство иностранных дел. В Испании – минтруда».

По словам директора Центра стратегической конъюнктуры, соавтора книги «Эволюция частных военных компаний» Ивана Коновалова, известная на весь мир американская Blackwater (ныне Xe Services LLC) до начала войны в Ираке зарабатывала около миллиона долларов в год, а после заключения государственных контрактов ее годовой оборот составил около миллиарда. По словам эксперта, «частники» нужны для решения целого ряда задач, как официальных, так и тех, к которым цивилизованные государства не хотели бы иметь никакого отношения. На данный момент в мире существует более 3 тысяч частных военных компаний, действующих в более чем 60 странах по всему миру.

«Создание российских ЧВК – это ответ на современные вызовы безопасности государства, – уверен Коновалов. – Группа в 30-50 наемников, проникнув на российскую территорию под видом туристов или охотников, способна нанести массу вреда. Противодействовать им регулярная армия не сможет. Это же диверсанты, идентифицировать которых невозможно. В начале событий на Юго-востоке Украины один высокопоставленный чиновник в Киеве пошутил: «К нам приехала сборная иностранных хоккеистов в полной спортивной экипировке». Противостоять таким «спортсменам» могут только аналогичные команды, использующие ту же тактику и те же методы вооруженной борьбы. 


Тени поля боя

«Революциями сегодня занимаются не НКО (некоммерческие организации), а именно ЧВК, – утверждает Коновалов. – Сегодня на этом рынке почти все контракты идут от Госдепа, ЦРУ и армии США, а также от международных организаций и транснациональных корпораций. Китайцы, учитывая тенденции развития современных угроз, сформировали свою китайскую ЧВК как негосударственный инструмент геополитики и охраняют свои интересы неформальными средствами. Например, в Судане месторождения, которые принадлежат китайским компаниям, охраняет ЧВК – группировка в 40 тыс. человек, одетых в военную форму, но без знаков различия. И формально получается, что китайской армии в Судане нет, а она там есть».

Достаточно вспомнить блокбастер «Неудержимые» с Сильвестром Сталлоне, Арнольдом Шварценеггером, Дольфом Лундгреном и Джейсоном Стетхемом в главных ролях, чтобы представить себе классическую ЧВК. Кино несильно отличается от действительности. Есть заказ – есть крепкие парни, готовые его выполнить любыми средствами.

В отличие от официальных силовых структур, в ЧВК очень высокие оклады. Средний уровень зарплат для офицеров составляет около 2-3 тыс. долларов, пилотов – около 7 тыс., а инструкторов – примерно 2,5 тыс. Размер зарплаты зависит от опыта человека, а также от региона, где необходимо действовать. Кроме того, все сотрудники получают страховки. Для сравнения, в самой высокооплачиваемой армии мира – США – солдат получает в месяц от 1 до 4 тыс. долларов, в то время как за один день работы в ЧВК он может заработать от 250 до 1 тыс. долларов. Понятно, что отбоя от желающих рискнуть головой в ЧВК нет.

Использование «частной военной силы» в современных вооруженных конфликтах приобретает все большие масштабы. Так, по данным военного эксперта, генерал-майора в отставке Сергея Канчукова, в начале 90-х годов на 50 кадровых военных приходился лишь один «частник». Сегодня соотношение изменилось – 10:1. Например, в Афганистане и Ираке работают несколько сотен частных военных и охранных компаний, которые являются равноправным субъектом наряду с вооруженными силами. Только в Афганистане присутствуют порядка 140 тыс. военнослужащих – и там же работают 120 тыс. представителей частных военных компаний и 40 тыс. сотрудников частных охранных компаний, которые не только несут службу, но и «обеспечивают очень многие вещи, которые порой не очень корректно делать со стороны государственных структур», говорит Канчуков.


Цена вопроса

Депутаты Госдумы надеются, что, легализовав российских наемников, государство сможет активно вовлечь их в решение целой группы вопросов: охрану госучреждений, сопровождение конвоев и грузов, обучение личного состава сил безопасности – как собственного, так и иностранных государств. Последнее, к слову, позволит направлять «российских советников» в любые государства мира вне зависимости от политической конъюнктуры. При этом в законопроекте оговаривается, что частные военные компании не могут заниматься свержением правительств, продавать оружие, подрывать территориальную целостность или захватывать территорию иностранного государства.

Но самое главное, как считает Василий Верещак, легализация ЧВК позволит решить сразу несколько проблем. Первая – экономическая. Сегодня частная военная или охранная компания – это официальная бизнес-структура. У многих из них есть большие головные офисы, где сидят рафинированные «белые воротнички». Бухгалтерский учет, обширный бумагооборот, квартальное планирование, рекламные акции. Однако деньги они все равно делают на работе своих команд в зонах боевых действий. Работают эти структуры только с правительствами и крупными корпорациями, прежде всего энергетического и алмазодобывающего комплексов. В международных миротворческих операциях ЧВК имеют те же права, что регулярная армия и другие силовые структуры. Они работают в государственных интересах, преследуют те же цели и следуют тем же планам, что и регулярные войска, хотя имеют большую свободу в выборе средств.

ЧВК – важный инструмент продвижения экономических интересов на внешнем рынке. Многие российские компании работают за рубежом. Например, в Ираке – ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть» и «Ренова». В Алжире – Стройтрансгаз и Роснефть. Есть заинтересованность у наших компаний в Афганистане, Судане. ЧВК могли бы взять на себя охрану объектов, персонала, совершать логистические операции. Вторая составляющая – социальная, так как в ЧВК могли бы устраиваться еще сравнительно молодые, боеспособные и подготовленные офицеры вооруженных сил, отправленные в запас. «Как вы думаете, – говорит Верещак, – если сегодня "наших” охраняют за рубежом иностранцы, кому они подчиняются? В случае чего не прикроют бизнес? Уверенности в этом нет. В тоже время есть понимание того, что, контролируя работу таких компаний, государство будет уверенно: налоги идут в его бюджет, а не на оплату каких-то коррупционных схем по поддержанию "безопасности”».

В качестве примера эксперт приводит деятельность ЧОПов в России. Их работу регламентирует МВД. В юрисдикции этого ведомства не только учет количества частных охранных организаций, количества охраняемых ими объектов, сотрудников, постов, но и оперативная работа по мониторингу ситуации вокруг. То есть «унылый» ЧОПовец в супермаркете – это не просто «пугало» для воришек, но и пост наблюдения и мониторинга. Из его докладов складывается оперативная картина поддержания правопорядка на конкретной территории.


Трудности ориентации

Как отметил зампред фракции эсеров в Госдуме Михаил Емельянов, документ, регламентирующий деятельность ЧВК в России, подготовлен на основе мирового опыта, прежде всего США, где подобные компании успешно действуют.

«Они не только зарабатывают миллиарды долларов, но и активно проявляются на геополитическом уровне, они засветились на Ближнем Востоке, сейчас мы их представителей видели на Украине», – говорит парламентарий.

Однако эксперты не уверенны в том, что представленный текст законопроекта учитывает всю сложность стоящей проблемы. Например, редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко высказал мнение телеканалу «Звезда», что легализация и существование ЧВК без жесткого контроля государства невозможна.

«Все это надо жестко прописать в законе, и нужен строжайший отбор, лицензирование и согласование всех силовых структур – Минобороны, СВР, ФСБ, ФСО, МВД – как главных заинтересованных в том, чтобы подобная деятельность была четкой и понятной, – утверждает Коротченко. – Не должно быть повторения истории с ЧОПами, когда все кому не лень могли их создавать».

Василий Верещак вспоминает, что в «лихие 90-е» ЧОПы часто становились «крышей» для бандитов – легализация ношения оружия, «крышевания» под видом охраны. Сегодня, по его словам, такого нет. Система контроля со стороны государства «вымыла» криминал из охранной сферы. Такой же контроль ожидают и от определения того, кто будет отвечать за деятельность ЧВК в России.


Степень ответственности

Во внесенном в Госдуму законопроекте Геннадий Носовко предлагает возложить функцию надзора на ФСБ. Иван Коновалов видит в этом слабое место законопроекта.

«Главное преимущество ЧВК – в мобильности, – объясняет он. – В отличие от регулярных армий, они не скованы международным законодательством, могут быть переброшены и развернуты в любой точке планеты в кратчайший срок, так как не потащат за собой «обоза» из техники и других материальных ресурсов, без которых невозможно полноценно вести боевые действия. Контроль со стороны ФСБ все это может похоронить ввиду специфики организации».

По мнению Коновалова, ответственность за ЧВК нужно возложить на Минобороны, конкретно – на международный департамент этого ведомства, возглавляемый кадровым дипломатом, замминистра обороны Анатолием Антоновым. Суть в том, что именно Минобороны сегодня не только владеет военными ресурсами (вооружением, техникой), но и де-факто отвечает за оказание военно-технической поддержки союзникам России.

Василий Верещак считает, что ЧВК нужно подчинить Службе внешней разведки. Только у этой организации сегодня есть возможность стратегического видения ситуации в мире и понимание необходимости реагирования на возникающие угрозы. Но проблема в том, что СВР – интеллектуальная элита разведки, а не физическая. Но это не означает, что создание соответствующего подразделения в составе Службы внешней разведки не сделает контроль и использование ЧВК эффективным.

Легализация частных армий в России – вопрос времени. Пробный шар – законопроект от «Справедливой России». По словам Василия Верещака, такие же есть от Минобороны и «Единой России», но все они, по мнению специалиста, очень «сырые». Проблема настолько глобальна, что ее не сдвинуть с места одним лишь желанием «разрешить». Примером этого может служить все та же Украина, где на Юго-востоке действуют частные армии украинских олигархов. Не подчиняясь никому, вступают в бой не только с силами ополчения Донецка и Луганска, но и с регулярными частями украинской армии, решая свои конкретные интересы. Василий Верещак считает, что такое недопустимо. Поэтому вопрос принятия законопроекта о легализации частных военных компаний должен выйти за рамки «политических» проектов отдельных партий и должен стать, прежде всего, предметом обсуждения экспертного сообщества.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Мировой ВПК  11.01.2017
Как сообщают СМИ, в 2017 году начнутся летные испытания новейшего истребителя МиГ-35. Ранее об этом заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин, добавив что «мигари» давно не выпускали в России самолеты. — Это очень выгодное дело, даже с экономической точки зрения, не говоря уже про безопасность страны, потому что именно в сегменте легких истребителей существует такой наиболее обширный экспортный потенциал. Поэтому не скрываем, что собираемся и побороться с нашими конкурентами в этой части рынка, — отметил 30 декабря Рогозин в ходе посещения завода «Факел» в Московской области.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и