13.05.2016, 20:02
Война в Сирии: задание на дом
Война в Сирии: задание на домМеждународная военная политика
В том, что Сирия стала отличным испытательным полигоном для новейших образцов российского оружия, ни у кого не было сомнений с самого начала нашей операции в этой стране. Но теперь очевидно, что анализ результатов боевого применения Вооруженных сил тщательно контролирует высшее руководство РФ.

Это стало понятным, когда на днях президент Владимир Путин заявил: «Операция в Сирии выявила и определенные проблемы, недостатки. По каждому проблемному вопросу должно быть проведено самое тщательное расследование. Имею в виду профессиональное расследование, самый тщательный анализ, а затем приняты меры по устранению этих проблем. Это позволит скорректировать дальнейшее направление развития и совершенствование образцов военной техники»

Понятно, что никто и никогда открыто не расскажет нам о том, какие именно слабости нашей армии и флота выявила сирийская война. Да и ни к чему такие данные широкой общественности. Эта совершенно секретная информация предназначена лишь для узкого круга российских генералов, конструкторов и руководителей оборонной промышленности и науки. Но дело в том, что итоги нашей первой в истории Вооруженных сил РФ воздушно-космической операции сейчас с не меньшим вниманием подводят во всем мире. В том числе и те, кого принято называть вероятным противником. При этом происходят регулярные утечки в прессу. Как в отечественную, так и в зарубежную. Вот эти утечки и позволяют уже сегодня открыто сделать весьма любопытные выводы.

Для нас война в Сирии — это, прежде всего, скоординированные действия Воздушно-Космических сил и Военно-Морского флота на большом удалении от мест постоянного базирования. Поэтому и подводить итоги для них резонно по отдельности. Так и поступим.


В небесах

Эксперты всего мира отмечают высокую степень интенсивности (в общей сложности — более 10 тысяч боевых вылетов, в некоторые сутки — до 150 боевых вылетов) и отличную организацию применения российской фронтовой и армейской авиации. Что в решающей мере позволило переломить ход войны и при этом свести к минимуму боевые и эксплуатационные потери.

Картина выглядит еще более впечатляющей, если учесть, что всего семь лет назад, во время очень скоротечной войны в Южной Осетии, гордиться нашим летчикам оказалось совершенно нечем. Тогда, в августе 2008 года, российская боевая авиация за четыре дня боев с заведомо слабым противником потеряла семь самолетов. В их числе даже дальний бомбардировщик Ту-22М3. Еще четыре машины были серьезно повреждены. Впоследствии выяснилось, что наибольший урон авиаторам был нанесен огнем нашей же противовоздушной обороны.

При этом интенсивность боевых вылетов в Южной Осетии не шла ни в какое сравнение с той, что ВКС РФ продемонстрировали в Сирии. Скажем, 368-й штурмовой авиаполк, дислоцированный в Буденновске, произвел лишь 86 боевых вылетов. Но после ракетно-бомбовых ударов по грузинским войскам, не оказывавшим нашим летчикам серьезного противодействия, на аэродром не вернулись три Су-25. Еще два «грача» получили такие повреждения, что их пришлось вскоре списать в утиль.

Совершенно иную картину мир увидел в Сирии. К боевым же потерям там можно отнести трагедию, случившуюся 24 ноября 2015 года. Тогда, напомню, в приграничном районе этой страны российский фронтовой бомбардировщик Су-24М2 был вероломно сбит турецким истребителем F-16С. При попытке спасения экипажа наши ВКС от зенитного огня террористов потеряли еще и вертолет Ми-8АМТШ, на котором к месту крушения бомбардировщика пробивалась поисково-спасательная группа.

Что касается эксплуатационных потерь, то более чем за полгода боевых действий таковая у нас единственная. 12 апреля 2016 года в Сирии в ночном полете потерпел крушение ударный вертолет Ми-28Н «Ночной охотник». Погибли оба члена экипажа. Как показал анализ, техника при этом работала безотказно, подвел так называемый человеческий фактор. В условиях плохой видимости пилот потерял пространственную ориентировку и направил машину в землю.

Означает ли это, что в действиях авиационной группировки, сформированной на аэродроме Хмеймим, все безупречно? Конечно, нет. Прежде всего, в ее распоряжении оказался весьма ограниченный арсенал высокоточного оружия. Это отмечают и наши эксперты, и американские.

Так, 24 февраля нынешнего года портал Strategy Page отметил, что под крыльями российского фронтового бомбардировщика Су-34 на аэродроме Хмеймим была замечена противокорабельная ракета Х-35. Однако морских целей в окрестностях не предвиделось. Поэтому специалисты портала предположили, что российские летчики ракетой Х-35 готовились стрелять по наземной цели.

При этом, как указывает Strategy Page, это высокоточное оружие действительно можно применять не только против вражеских кораблей и судов. Для войны на суше принятая на вооружение в 2003 году ракета, имеющая дальность стрельбы до 130 километров, тоже годится. Но она намного дороже обычных управляемых авиационных боеприпасов. Поэтому, считают западные специалисты, подвесить Х-35 под крылья фронтового бомбардировщика в Сирии российским военным пришлось не от хорошей жизни. Сказалась острая нехватка «профильных», если можно так выразиться, современных средств поражения.

К тем же выводам, что и зарубежные специалисты, пришел и директор центра Анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. В частности, он считает: «Несмотря на демонстрируемый прогресс, в техническом отношении ВКС России в сирийской кампании находятся на уровне американских ВВС периода операции «Буря в пустыне» 1991 года. То есть сильно отстают от США и в целом современной западной военной авиации.

В части высокоточного оружия ВКС России в ходе кампании применяют главным образом боеприпасы со спутниковой коррекцией. Этот способ наведения имеет ограничения, в том числе по точности. Сами бомбы КАБ-500С калибра 500 кг и крылатые ракеты зачастую излишне мощны для типовых целей в этой войне. У российской авиации очень мало (а то и вовсе отсутствуют) высокоточных средств борьбы с движущимися, малоразмерными и хорошо укрепленными целями".

Очевидно, избыточным выглядит и применение по позициям террористов новейших высокоточных крылатых ракет большой дальности Х-101 со стратегических бомбардировщиков Ту-160. А со «стратегов» Ту-95МС — крылатых ракет Х-555, переоборудованных в неядерный вариант из ракеты Х-55. Но ведь совершенно понятно, что и Х-101, и Х-555 созданы для большой войны, для поражения весьма важных и масштабных целей. Таковых просто быть не могло и не может быть в Сирии. Причина этой странности все та же — крайняя ограниченность арсенала высокоточного оружия наших ВКС.

По мнению Пухова, операция в Сирии наглядно продемонстрировала серьезное отставание России в области создания беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Что привело к существенным сложностям с организацией разведки и целеуказания на поле боя.

Хуже всего, судя по всему, дело обстоит с ударными БЛА, без которых, допустим, американцы давно не ведут ни одну войну. У нас ударных «беспилотников» нет вообще. Их разработка начата с большим опозданием и не завершена до сих пор. Как и БЛА большой дальности со взлетным весом от одной до пяти тонн. В лучшем случае, такие машины на вооружение ВС РФ будут приняты к концу нынешнего десятилетия. 


На море

Самых высоких оценок за действия в Сирии заслуживают российские военные моряки. В продолжающейся воздушно-космической операции против террористов им пришлось решать следующие основные задачи:

— беспрерывное и бесперебойное снабжение армии Башара Асада и российской группировки оружием, боеприпасами, топливом, продовольствием и прочим тыловым имуществом;

— прикрытие приморского фланга и осуществление противовоздушной и противодиверсионной обороны наших войск;

— нанесение ударов высокоточным оружием корабельного базирования по позициям террористов.

Что касается первой задачи, то ее выполнение потребовало предельного напряжения сил. К налаживанию надежного «морского» моста между нашим Новороссийском и средиземноморским Тартусом пришлось привлечь практически все наличные исправные большие десантные корабли ВМФ РФ. А именно — 16 из 19. В том числе и те, что базируются на Тихом океане и в Североморске. С сентября 2015-го по март нынешнего года в общей сложности они совершили 80 рейсов в Сирию. Что с учетом расстояния между российским берегом и театром военных действий можно считать пределом возможностей флота.

К тому же средний возраст этих БДК — 27 лет. В других условиях они давно бы пошли под списание. Но замены нет, и не предвидится. В ближайшие пару лет флот может рассчитывать максимум на два новых больших десантных корабля проекта 11711 типа «Иван Грен». Головной корабль с этим именем уже много лет строится в Калининграде, да все никак не выйдет даже на испытания. Второй БДК проекта — «Петр Моргунов» — заложен в июне 2015 года.

Однако даже если эти планы сбудутся — два современных БДК на четыре флота — это даже не смешно. Поэтому без срочной корректировки кораблестроительной программы в этой части точно не обойтись.

Придется что-то делать с крупными ударными кораблями, составляющими основу нынешней Средиземноморской эскадры. Ядро этой эскадры с самого начала операции в Сирии составлял гвардейский ракетный крейсер проекта 1164 «Москва». Именно его комплекс ПВО С-300Ф «Форт» вместе с наземной системой ПВО С-400 «Триумф», несущей боевое дежурство на авиабазе Хмеймим, до января составляли основу нашей системы противовоздушной обороны. В январе сильно изношенная за последние годы «Москва» отправилась на ремонт в Севастополь. Ее место у побережья Латакии занял другой крейсер проекта 1164 — «Варяг», пришедший с Тихого океана.

Уже объявлено, что у Сирии он будет находиться, скорее всего, до сентября. Что очень много для такого корабля по нынешним временам.

Почему так долго? Потому что менять «Варяга» в тех широтах, по сути, некому. «Москва» вряд ли успеет подготовиться к новому походу.

Есть еще только один подобный корабль — «Маршал Устинов» на Северном флоте. Только он уже много лет на нескончаемой модернизации. Она должна завершиться в нынешнем году. Но не менее полугода экипажу потребуется на отработку организации службы, на испытания новых механизмов и агрегатов, на сдачу всех курсовых задач. Без этого на боевую службу в Средиземное море «Маршала Устинова» никто не отправит.

Последний теоретически возможный сменщик «Варяга» — тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». С сентября прошлого года и он в ремонте. На 82-м судоремонтном заводе в Мурманске.

В Северодвинске модернизируют еще и тяжелый атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов». Только и он не помощник сегодня, поскольку выйдет в море не ранее 2018 года.

Все. Как говорится: «Расчет окончен!» Серьезных ударных боевых кораблей в составе российского ВМФ больше нет. Малые ракетные корабли проекта 21631 типа «Буян-М» со ставшими знаменитыми на весь свет «Калибрами», безусловно, хороши. И черноморские новобранцы из их числа — «Зеленый дол» и «Серпухов», уже поочередно сходили к Сирии. Однако для серьезного противостоянии вдали от родного берега они хороши только вместе с ракетными крейсерами, а не вместо их. Хотя бы потому, что их ПВО откровенно слабовата. А у Сирии нужен именно дальнобойный и мощный «Форт».

И это еще одна проблема, над которой Кремлю и Минобороны придется основательно поломать голову, анализируя уроки Сирии. Над решением биться придется не один год. Нужна программа на десятилетия.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и