22.10.2015, 17:12
Война в Сирии: все только начинается
Война в Сирии: все только начинаетсяМеждународная военная политика
Как Катар, Саудовская Аравия и Турция могут лишить армию Асада преимущества.

Министр иностранных дел Катара Халид аль-Аттыйя не исключил военного вторжения в Сирию.

— Мы с нашими саудовскими братьями и Турцией не исключаем любые варианты осуществления защиты сирийского народа, — заявил министр в интервью телеканалу CNN Arabic.

— Если военный вариант нужен для защиты сирийцев от жестокости режима — да, — ответил аль-Аттыйя на вопрос, рассматривает ли Катар военный вариант.

Министр отметил, что «есть много способов» осуществить данный вариант, но не уточнил, какие. Также он заявил, что Катар продолжает поддержку группировки «Ахрар аш-Шам», так как считает ее не экстремистской, а принадлежащей к «умеренной» оппозиции.

В свою очередь в Сирии прореагировали на это заявление катарского министра. «Если Катар выполнит угрозу о военном вторжении в Сирию, мы будем рассматривать это как прямую агрессию», — сказал замминистра иностранных дел Сирии Файсал Мекдад.

И хотя заявление о военном вмешательстве Катара в Сирию многие эксперты расценили как комическое, однако было бы неправильным недооценивать страну, «благодаря» которому и появилась структура, которая сегодня называется «Исламским государством».

Как замечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, если Эр-Рияд всегда поддерживал «традиционных» суннитских радикалов, как правило, близких к «Аль-Каиде», то Доха в свое время пошла на создание совершенно новой структуры, коей и стал «Исламский халифат». Эмират вместе с Саудовской Аравией сыграл немалую роль свержении Каддафи в Ливии.

И хотя Катар — это довольно-таки маленькая страна, однако она является крупнейшим экспортером углеводородов в мире. Кроме того, как говорят эксперты, в последние годы к уже имевшимся нефтяным богатствам Катара добавились еще и колоссальные запасы газа, благодаря чему по объему ВВП на душу населения этот эмират вышел на первое место в мире. Именно поэтому ничтожность военного потенциала не мешает Катару оказывать на ситуацию в регионе влияние, сравнимое с саудовским.

Однако перед тем, как ответить на вопрос — как Катар может повлиять на ситуацию в Сирии сегодня, когда военную поддержку Башару Асаду вместе с ливанскими и иранскими союзниками оказывает еще и Россия, обратим внимание на заявление официального представителя Минобороны РФ генерал-майора Игора Конашенкова, сделанное 21 октября и, на первый взгляд, не связанное ни с Катаром, ни с Саудовской Аравией, ни с Турцией.

— Средствами радиоразведки перехвачена информация о начале переговоров командиров нескольких крупных отрядов террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» с командирами террористической организации ИГИЛ об объединении сил для сдерживания наступления сирийских правительственных войск, — сказал Конашенков.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров считает, что обстановка в Сирии, несмотря на авиаудары ВКС РФ, наступление войск Асада на позиции исламистов и намеченный на 23 октября в Вене переговорный процесс между представителями внешнеполитических ведомств России, Америки, Саудовской Аравии и Турции, только усложнятся. В этом плане эксперт не видит ничего комичного в заявлении главы МИД эмирата.

— На вооружении Катара состоят немецко-французские ЗРК «Roland» — достаточно мобильные комплексы, предназначенные для непосредственного прикрытия наземных войск, для борьбы с маневрирующими аэродинамическими целями на малых и средних высотах. И в условиях, когда группировки, которые Катар на протяжении последних лет активно спонсировал, подвергаются ударам с воздуха сирийской и российской авиации, эмират вполне может решиться разместить данный вид вооружения в Сирии. Например, на территориях, подконтрольных группировке «Джебхат ан-Нусра». Кроме того, у катарцев есть ПЗКР «Стингер», «Блоупайп» и «Стрела-2», в достаточном количестве ПТРК — «Милан» и «Хот» (предназначен для вооружения подвижных средств — автомобилей, БПМ.

У Саудовской Аравии есть ЗУРО «Ред Ай» и «Стингер», ПТРК TOW. Плюс в сирийском конфликте на стороне исламистов активно играет Турция, которая поддерживает оружием и даже живой силой ряд группировок, в том числе и «Джебхат ан-Нусра».

Что катарцы и саудиты могут сделать для того, чтобы лишить сирийскую армию преимущества? Выбить бронетехнику и создать угрозу для авиации, в том числе — для наших «сушек», ведь штурмовики Су-25 не летают на больших высотах.

Сейчас на самом деле ситуация в Сирии только усложняется, и даже Катар может повлиять на ситуацию. У нас многие эксперты говорили, мол, сейчас Россия окажет авиационную поддержку войскам Асада и все — ход войны переломится, а исламисты в панике стройными рядами побегут в Европу и т. д. Но как мы видим, наступление идет медленно, громких побед нет (читайте об этом в материале — «Возможно ли сирийское Дебальцево?»). Надо понимать, что война будет длиться еще долго и к ней надо готовиться серьезно, если мы решились оказать поддержку. А не так — побомбили боевиков смешанным авиаполком месяц-другой и улетели.

На ваш взгляд, могут ли группировки «Джебхат ан-Нусра» и ИГ объединиться для действий единым фронтом против правительственных войск?

— Это заявление из серии «600 боевиков стройным маршем побежали в Европу». «Джебхат ан-Нусра» и ИГ имеют глубокие противоречия. В свое время ИГИЛ претендовало на то, чтобы быть представителями «Аль-Каиды» в Сирии, но ее лидер Айман аз-Завахири сказал, мол, возвращайтесь в Ирак и оставьте сирийский фронт группировке «Джебхат ан-Нусра».

Они, конечно, могут объединиться на короткий срок для ведения боевых действий на отдельном участке, но на долгий период — нет: все их попытки всегда заканчивались дракой.

То есть вы не верите в результативность встречи 23 октября в Вене Лаврова и Керри, а также глав внешнеполитических ведомств Саудовской Аравии и Турции?

— Меня смущает, что на переговорах не присутствует представитель Ирана, и лично я не понимаю, как без него можно о чем-то договориться. Хотя мы говорим, что помогаем Асаду, однако Тегеран только за прошлый год (по открытым данным) потратил на экономику Сирии 3,6 млрд. долларов. Вести такие переговоры без Ирана — значит брать на себя какие-то обязательства. Однако Тегеран потом может сказать — нас на переговорах не было, а о чем вы договорились — не наши проблемы.

Сирийский журналист-международник Аббас Джума говорит, что теоретически «Исламское государство», за которым стоит Катар, и «Джебхат ан-Нусра», которую поддерживает Саудовская Аравия, могут действовать в связке на определенных участках фронта.

— Но этому должна способствовать напряжённая работа саудитов и катарцев, вполне возможно, на территории Сирии. То есть должно быть какое-то серьезное вмешательство двух сторон (возможно, его и имел в виду глава МИД эмирата), чтобы они могли вести работу со своими «подчинёнными» непосредственно на местах. Ведь понятно, что это не дело нескольких дней.

Сейчас отношения между группировками обострены, в их составе находится много новобранцев, которые не совсем понимают суть дела, не имеют, как говорится, связи с центром, а действуют только через своих полевых командиров. И пока до них дойдет новая установка на примирение, пройдет определенное время, за которое российская авиация и наземные войска Асада при поддержке ливанских и иранских союзников могут сильно изменить конфигурацию фронта.

Но! Не может не вызывать чувства тревоги другая тенденция — по объединению т.н. вооруженной оппозиции, а именно — «Ахрар аш-Шам» с «Сукур аш-Шам», «Джейш аль-ислам» и другими более мелкими группировками. С момента начала российской операции в Сирии прошло уже более двух недель, и все это время призывы полевых командиров группировок, которые зачастую объединяют, называя Свободной сирийской армией (ССА), что на самом деле не совсем правильно, только усилились.

По признанию многих арабских политологов и военных экспертов, эта сила в каком-то плане может даже превосходить ИГ. Поскольку зачастую эти отряды комплектовались из местных жителей, которые хорошо знают местность, деревни, города. Их, кстати, очень легко запрограммировать, твердя, что вы боретесь за свои родные места и т. п., что делает их мотивированными и агрессивными в боестолкновениях.

И если такой процесс по объединению будет продолжен, то я уверен, что поддержка Катара и Саудовской Аравии не заставят себя ждать, поскольку они всегда помогают тем, кто наиболее деструктивен. Кроме того, не стоит забывать и о турецком факторе. Анкара — чтобы там не говорили — это сателлит США. И также как американцы помогают исламистам, сбрасывая им боеприпасы и оружие, так и турки обеспечивают поддержку радикальных группировок в Сирии на всех уровнях. Напомню, что турецкий премьер Ахмет Давутоглу на днях так прокомментировал визит Асада в Москву: лучше бы он остался в Москве навсегда. Тем самым турки в очередной раз продемонстрировали всем свое «истинное лицо» и показали, что им на самом деле безразлична судьба сирийского народа, и они сделают все для дальнейшей эскалации, как на официальном уровне, так и на теневом. 


Справка

Сухопутные войска Катара состоят из двух бригад (бронетанковую, королевской гвардии) и семи батальонов (четырех механизированных, двух артиллерийских и одного — сил спецопераций), которые формально считаются полками. Общая численность ВС Катара (СВ, ВВС и ВМС) — чуть более 12 тысяч человек.

Эмират имеет договоры об обороне с США, Великобританией и Францией, а также играет большую роль в усилиях по созданию коллективной безопасности стран-членов Совета по сотрудничеству Персидского залива, куда входят Саудовская Аравия, Бахрейн, Кувейт, ОАЭ, Оман. На территории Катара находится крупная американская военная база Аль-Удейд, которая, активно использовалась во иракской кампании. По некоторым данным, численность американских военных там составляет более 4 тысяч человек.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.