24.10.2015, 12:01
Война в Сирии: противоречия Москвы и Тегерана
Война в Сирии: противоречия Москвы и ТегеранаМеждународная военная политика
Могут ли Россия и Иран в будущем создать стратегический союз?

Россия и Иран удачно дополняют друг друга в военном плане, и такой союз является серьезной проблемой для США и их союзников. Но в отношении Сирии страны придерживаются различных стратегий, что в ближайшие месяцы может привести к росту напряженности. Об этом написало влиятельное американское издание The Wall Street Journal.

Если для России военная операция в Сирии — часть глобального плана по созданию «многополярного мира», в котором Россия станет одной из ведущих держав, то цель Ирана заключается в укреплении власти шиитов на территории всего региона. Кроме того, как подчеркивает издание, поддерживая Башара Асада, Москва также демонстрирует Западу и оппонентам российского президента Владимира Путина, что она не допустит антиправительственных революций. Помимо этого, Россия пытается укрепить позиции своей военно-морской базы в Сирии, которая обеспечивает выход к Средиземному морю.

— Перед двумя странами стоят разные цели, что не способствует созданию союза, — отметил WSJ эксперт Королевского института международных отношений в Лондоне Николай Кожанов.

Более того, если Иран в большей степени поддерживает национальные силы обороны, то Россия предпринимает попытки восстановить истощенную после четырех лет войны сирийскую армию Асада.

— Россия должна взаимодействовать с сирийским правительством, каким бы слабым оно ни было, потому что России нужно ощущение легитимности. Будучи крупной державой, она не хочет управлять действиями ополченцев, она хочет работать с одним партнером, — сказал аналитик Международного института стратегических исследований в Бахрейне Эмиль Хокаем.

Издание делает вывод, что пока противоречия между Тегераном и Москвой не столь заметны. Возможно, это объяснятся тем, что Владимир Путин, и иранский лидер Али Хаменеи не хотят допустить сближения Ирана с Западом.

Действительно ли у Ирана и России разные стратегии в Сирии? Возможен ли в будущем между нашими странами стратегический союз?

Востоковед Станислав Иванов считает, что у России и Ирана действительно разные цели в Сирии.

— Мы не намерены втягиваться в сирийский конфликт, как говорится, всерьез и надолго. Операция РФ в Сирии ограничена и по территории, и по времени. Цель — сохранить статус-кво, поддержать режим Асада, не допустить взятия Дамаска, алавитских районов, то есть массовой резни.

Сирия сейчас разделена на несколько анклавов: часть территории страны контролируют правительственные войска, опираясь на алавитские дивизии, подразделения ливанской «Хезболлы» и Корпус стражей исламской революции (КСИР). Наше руководство учитывает реальную расстановку сил, понимая, что на севере страны курдские анклавы перешли к статусу автономии. В центральной части помимо «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусра» орудуют десятки других радикальных исламистских группировок. И, к сожалению, они опираются на поддержку арабо-суннитских кланов и местное население.

Поэтому сложившаяся коалиция в лице Ирана, России, остатков правительственных войск Башара Асада и ливанской «Хезболлы» — это временный союз. Но, на мой взгляд, именно он должен создать условия для перехода к мирным договорам, неважно в каком формате — «Женева-3» или еще на какой-то другой площадке. Я считаю, что военных перспектив решения сирийского (и иракского) конфликта нет. Но придется ли при политическом урегулировании Башару Асаду поделиться властью или вообще ее уступить — это должны решать сами сирийцы. Это первый вариант разрешения сирийского кризиса.

Второй — фиксирование существующего раскола в Сирии. Вряд ли алавиты, «Хезболла» и КСИР будут освобождать территории, оккупированные ИГ, «Джебхат ан-Нусра» и т. д., где проживают арабы-сунниты, враждебно настроенные по отношению к шиитам.

Какой из этих сценариев будет реализован — покажет время. Но третьего варианта разрешения ситуации лично я не вижу.

— Иран и Россия имеют общего противника, и на этой почве сложился ситуативный союз. Но я сильно сомневаюсь, что у Москвы или Тегерана есть планы его развивать шире, — говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Но даже ситуативный союз Западу доставляет сильное беспокойство.

Цели в Сирии у России и Ирана действительно разные. В РФ шиитов сравнительно мало (по разным данным в РФ проживает 15−20 млн. мусульман, не считая нелегальных мигрантов; примерно три миллиона из них составляют мусульмане-шииты). Поэтому конечные стратегические цели у нас могут быть разными, но ближайшие тактические — совершенно одинаковые.

Отмечу, что в российском общественном сознании Иран чрезвычайно мифологизирован. С одной стороны, достаточно силен американо-израильский миф об Иране как некоем тоталитарном чудовище, оплоте исламского терроризма. На самом деле Иран — это страна, одна из самых демократических в исламском мире.

В противовес этому в России родился миф об Иране как нашем «традиционном союзнике». На самом деле Иран не был им никогда. Российская империя воевала с Персией не менее шести раз, причем войны были тяжелыми и затяжными. В 1941 году СССР и Великобритания совместно оккупировали Иран, поскольку он занимал откровенно прогерманскую позицию. Послевоенный шахский Иран был одним из ближайших союзников США и Великобритании, то есть никак не СССР. После свержения шаха аятолла Хомейни провозгласил США «большим сатаной», а СССР — «сатаной малым». Тегеран активно поддерживал душманов во время нашей афганской войны. И впервые в истории нашим фактическим союзником Иран стал около 20 лет назад, в конце 90-х. Это был союз по принципу общности противника, то есть афганских талибов.

Теперь что касается участия Тегерана в сирийском конфликте. Иран, безусловно, втянулся в войну. Никто не знает, какое в действительности Тегеран перебросил количество войск в Сирию, но все-таки надо признать, что иранцы пока задействуют незначительную часть своих сил против «халифата», не воюя против него по полной программе.

Чем это можно объяснить?

— В том числе и чисто техническими причинами, поскольку просто колонной проломиться через Ирак крайне сложно. Это подразумевает проход с боями и потерями, ведь восточную часть Сирии как раз занимает «халифат». К такому сценарию Иран, видимо, не готов. Поэтому ему приходится перебрасывать войска по воздуху — пехоту с легким вооружением. Морской путь также сложен по причине того, что проходит через противников Ирана. А Суэцкий канал принадлежит Египту.

Кроме того, экономика Ирана много лет находилась под жесткими санкциями, поэтому большая война для Тегерана нежелательна. Кроме того, хотя устойчивость иранских ВС к собственным потерям на порядок выше, чем у западных армий, все-таки значительные жертвы будут влиять на внутреннюю социально-политическую ситуацию в стране. А самое главное — в Тегеране прекрасно понимают: полномасштабный удар по «халифату» может запросто привести страну к войне против аравийских монархий при поддержке Турции и США.

— 23 октября в Вене состоялась встреча «квартета» — России, США, Саудовской Аравии и Турции — по урегулированию ситуации в Сирии. На ваш взгляд, то, что в переговорах не участвует Иран — это ошибка?

— Безусловно, причем на нее Штаты и аравийские монархии идут намеренно, желая исключить Тегеран в переговорах, но из реальной ситуации его никак нельзя исключить. Соответственно, любые переговоры без участия Ирана по определению никак целей достигнуть не могут.

— Если по итогам последующих встреч будет принято какое-то политическое решение, может возникнуть ситуация, при которой Тегеран потом может сказать Москве — нас на переговорах не было, а о чем вы договорились — не наши проблемы?

— Да, но сейчас я не вижу вообще никакой возможности политического урегулирования, даже тени каких-то решений.

Национальные силы обороны — это, попросту говоря ополчение, которое подчиняется Генштабу Сирии, — замечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — Его состав комплектуется на этнорелигиозной основе. До недавнего времени называлась цифра 80 тысяч (20 тысяч из которых — христиане-ассирийцы), но несколько дней назад командир КСИР генерал-майор Али Джафари Мохаммад заявил, что было подготовлено 100 тысяч ополченцев для борьбы с террористическими группами в Сирии. Возможно, это так на самом деле. Понятно, что отряды ополченцев готовят иранские инструкторы. Кроме того, несколько тысяч иранцев и бойцов «Хезболлы» непосредственно входят в состав национальных сил обороны.

Отмечу, что «Хезболла» для наступления на позиции боевиков в Сирии не так давно перебросила дополнительные силы из Ирака — около четырех тысяч человек, которые осуществляют наступление на стратегическое шоссе Дамаск-Аллепо, причем их подразделения усилены бронетехникой — танками Т-55 и Т-62.

Какие цели преследуют иранские и ливанские союзники Асада? Они хотели бы все в Сирии вернуть на круги своя, то есть восстановить жестко управляемое государство, а также — цепь шиитских государств (Иран-Ирак-Сирия-Ливан), что в реальности сделать просто невозможно. Но они все равно остаются противниками любых реформ в Сирии — будь то усиление роли премьер-министра (суннита), будь то федерализация Сирии с созданием курдской, друзской автономий.

Поэтому у России и Ирана по Сирии действительно есть расхождения — надо называть вещи своими именами. На мой взгляд, наши отношения в дальнейшем обострятся — это только вопрос времени.

17 октября в Сирию прибыла делегация парламента Ирана для обсуждения совместных действий. Депутаты заявили, что мы готовы оказать военную помощь Асаду. Но, во-первых, подразделения КСИР уже давно там находятся, а во-вторых, Иран мог бы перебросить в Сирию и более значительный контингент. Данные по численности ВС Ирана закрытые, но в общей сложности (в военной системе Ирана сосуществуют армия и КСИР, причем они имеют свои сухопутные войска, ВВС и ВМС) — 800−900 тысяч человек.

Плюс «Басидж» — народное ополчение, основанная аятоллой Хомейни в ноябре 1979 года, и которое превратилось чуть ли не в один из видов вооруженных сил КСИР. Кстати, командующий «Басидж» непосредственно подчиняется главкому КСИР и через него в оперативном отношении начальнику Генштаба ВС ИРИ и верховному главнокомандующему. В настоящий момент системой «Басидж» (мобилизационные добровольческие отряды разбросаны по всей территории страны, они периодически проходят боевую подготовку) охвачено около 8−9 миллионов человек, из них несколько сотен тысяч — кадровые солдаты, причем первая волна — один-два миллиона человек, которые, что называется, моментально могут вступить в бой.

Могут ли иранцы довести свое присутствие в Сирии до 150 тысяч? Конечно, могут. Но пока мы этого не видим. А наступление сирийской армии идет медленно (читайте об этом в материале — «Возможно ли сирийское Дебальцево?»). Было с большой помпой объявлено о штурме Алеппо, но дороги к городу (главным образом, из Турции) еще не перекрыты. Так что пока результаты наступления на самом деле достаточно скромные.

— На ваш взгляд, почему Иран, активно поддерживая Асада, все-таки не вводит в Сирию больше войск?

— Хитрые персы сейчас выжидают, когда Россия больше втянется в сирийский конфликт — перебросит дополнительную авиацию, больше вооружения и т. д. Так что там не все так просто, как говорят некоторые российские эксперты, мол, давайте больше перебросим самолетов и победим всех исламистов.

— У Ирана есть проблемы с переброской войск на сирийский ТВД?

— Я не вижу никаких проблем для переброски дополнительных контингентов. Во-первых, самолетов военно-транспортной авиации у Тегерана хватает, а с помощью них, при желании, можно навозить все что угодно. Во-вторых, Ирак сейчас больше контактирует с Ираном, чем США, поэтому проблем с доступом в воздушное пространство нет.

— В нынешних условиях возможно сирийский конфликт разрешить политическим путем?

— Если проводить президентские выборы при международном наблюдении — это, кстати, иранское предложение, то понятное, что на них в любом случае победит Башар Асада. Напомню, что он был переизбран 3 июня 2014 года, причем на выборы активно шли не только находящиеся в самой стране избиратели, но и сирийцы за рубежом.

Сегодня политическое урегулирование должно сводиться к тому, что за одним столом сядут конкретные участники боевых действий, с кем действительно можно договариваться.

Причем это возможно только при определенных военных успехах войск Асада при поддержке ВКС РФ, ливанских и иранских подразделений на земле. А военные успехи — это не какие-то мифические сообщения о том, что боевики стройными рядами по 600 человек бегут в Европу, а полный разгром оппозиции в предместьях Дамаска, взятие под контроль Хомса и Хамы, освобождение Алеппо. Но пока до этого еще далеко.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.