05.11.2015, 08:36
Война с ИГИЛ: поддержанный Америкой альянс «не срастается»
Война с ИГИЛ: поддержанный Америкой альянс «не срастается»Международная военная политика
Журналист The New York Times о тех, на кого сделали ставку США.

Бен Хаббард, The New York Times.

Спустя несколько недель после того как администрация Обамы официально отказалась от неудачной программы Пентагона по тренировке и вооружению сирийских повстанцев для войны с «Исламским государством», официальные лица США объявили о решении снабдить оружием новые наземные подразделения, которые будут воевать с джихадистами.

Однако интервью, взятые в ходе десятидневной поездки по передовой линии фронта на севере Сирии, убеждают меня в том, что подобный альянс пока существует лишь на словах, и это притом, что его проблемы — как политические, так и связанные с материальным обеспечением — весьма существенны.

Арабский командир, с которым я беседовал, сидя на земле рядом с земляным валом, отделяющим пустынный город от линии фронта, с горечью вспоминал, как спасался бегством из родных мест, преследуемый джихадистами. Он говорил, что готов пойти на все, чтобы вернуть эту землю себе. А потом перечислил, что необходимо его войсковым подразделениям: амуниция, радио, тяжелые вооружения и новые американские авиаудары (по ИГИЛу — переводчик). «Вот как выглядят наши бойцы», — сказал он, показав рукой на ополченца в стоптанных ботинках, рваном камуфляже и грязном свитере с английской надписью «Скейтбординг сломал мне жизнь».

Помимо тылового обеспечения, перед новым альянсом встает более серьезная проблема долгосрочного характера. Хотя основной целью является отбить у «Исламского государства» территории, населенные преимущественно арабами, главной боевой силой здесь выступают курдские боевики.

Курдский демографический фактор в будущем создаст проблему и для Турции, жизненно важного союзника Америки. Турция рассматривает курдскую автономию вблизи своей южной границы как угрозу своей безопасности. К тому же курдские бойцы не слишком-то заинтересованы в победе над джихадистами, когда речь идет о преимущественно арабских районах, чрезмерная активность курдов в этих местностях может вызвать раздражение жителей.

«Благодаря опыту войны с ИГИЛ и большой численности костяком этих (антиджихадистских — переводчик) сил являются курдские группы», — говорит Редур Кселил, пресс-секретарь воинского формирования Y.P.G., состоящего преимущественно из курдов. Однако он считает, что именно это является сдерживающим фактором, в том числе при боях за такие города, как Рагга, где находится штаб «Исламского государства» в Сирии: «Давайте будем реалистами: если Y.P.G. в одиночку войдет в город Рагга, люди могут спросить: «А что вы здесь делаете?»

Только что назначенный пресс-секретарь отвечает на вопросы журналистов, сидя под желтым баннером, на котором его имя написано по-курдски, по-арабски и по-ассирийски. Однако встреча проходит в помещении, принадлежащем курдскому ополчению, поскольку у самого альянса нет ни собственных баз, ни даже собственных флагов, которые можно было бы установить на транспортных средствах и на командных пунктах.

По договору объединенной группировкой должен командовать военный совет, состоящий из шести человек, говорит пресс-секретарь. И отмечает, что до сих пор был выбран только один — он сам.

На прошлой неделе президент Обама объявил о решении отправить десятки бойцов спецназа для поддержки нового альянса. Ранее американские официальные лица заявили, что 50 тонн амуниции было сброшено с воздуха арабским бойцам, воюющим в рядах нового формирования.

Но не всем планам суждено сбываться. После того как амуниция была сброшена, официальные лица в частных беседах признавали тот факт, что арабские подразделения, которым она предназначалась, не располагают средствами доставки грузов. За помощью снова обратились к курдам.

Множество небольших боевых группировок встало на сторону курдов, включая арабских и туркменских повстанцев, боевиков-христиан и бойцов-бедуинов, лояльных шейху, называвшему своим другом ливийского лидера Муамара Каддафи. Эти группировки ненавидят ИГИЛ, однако все они малочисленны, а некоторые — периодически управляются теми самыми джихадистами, которых, как теперь надеются в Соединенных Штатах, они должны победить.

В то время как курды обеспечивают безопасность территории, носят единую униформу и имеют четкую воинскую иерархию, их арабские союзники нередко ставят на контрольно-пропускных пунктах вооруженных «калашниковыми» подростков, которые останавливают машины, наводя страх на их водителей.

Командир одной из арабских группировок сетует на то, что если командиры-курды могут отдавать своим бойцам четкие команды, то он своим людям может лишь предлагать и надеяться, что они подчинятся.

Некоторые подразделения альянса сотрудничали между собой и в прошлом, однако это не означает, что их отношения всегда складывались ровно. Боевая мощь курдов автоматически означает, что на контролируемых альянсом территориях порядки устанавливают они. Многие из них не скрывают, что смотрят на арабов свысока.

В свою очередь, арабские повстанцы озабочены тесными связями своих партнеров с Курдской рабочей Партией, которую Соединенные Штаты, Турция и некоторые другие считают террористической организацией. Кроме того, арабы сомневаются в мотивах тысяч курдских бойцов, прибывших в Сирию из Ирака, Турции и Ирана. «ИГИЛ призывает иностранных бойцов для войны за «Исламское государство», а они привлекают иностранцев для войны за свой «курдский проект», — говорит командир Революционной бригады Рагга, представившийся как Абу Хамза.

Неподалеку от города Айн Айсса в разговоре со мной самодовольный курдский командир перечислил победы своих ополченцев, сражающихся против «Исламского государства». Командир признает, что он, как и многие его бойцы, не сириец. «Я приехал, чтобы принести сюда демократию, а ИГИЛ пришел сюда убивать, — говорит Гали Сило. — Это разные вещи».

Корни альянса сирийских демократических сил уходят в северо-восточный заброшенный регион страны, в котором большая часть курдского меньшинства проживает бок о бок с другими этническими группами. Они живут в обедневших городках, разбросанных среди пшеничных полей, среди которых чернеют старые нефтяные колодцы.

Пока мировая общественность с интересом наблюдала за столкновениями между силами президента Башара Асада, суннитскими повстанцами и «Исламским государством», курды воспользовались хаосом и выкроили себе автономную зону.

Это произошло в течение последнего года, когда Y.P.G. (курдская аббревиатура для организации «Защита Народа») — лидирующая курдская группировка — тесно сотрудничала с Соединенными Штатами и их союзниками, отбивая от атак «Исламского государства» длинную полосу земель вдоль турецкой границы.

Свидетельства военного превосходства курдов очевидны. Их ополчение контролирует повсеместные пропускные пункты, портреты их «мучеников» красуются на биллбордах, их бойцы сражаются практически по всей линии фронта с «Исламским государством», протянувшейся более чем на 280 миль. Часть линии фронта напоминает государственную границу. На некоторых участках можно увидеть глубокие траншеи, и яркие факелы, установленные для того, чтобы не дать джихадистам перейти линию фронта под покровом ночи. Везде высятся большие мешки с песком.

По словам высокопоставленных американских чиновников, Соединенные Штаты рекомендовали курдскому ополчению создать объединенную группировку, которая смогла бы завоевать внимание и расположение международной аудитории. Курдские лидеры решили назвать эту организацию Сирийские Демократические Силы.

Однако имя для «подчиненной» организации, объединившей боевые бригады арабов и названной Сирийской Арабской Коалицией, придумали уже американцы, так утверждает высокопоставленный чиновник. Эта коалиция насчитывает порядка 5 тысяч бойцов. Приблизительно 20% из них говорят, что готовы защищать свою землю, но не видят смысла в том, чтобы воевать с «Исламским государством» как таковым.

При этом основное курдское формирование Y.P.G. насчитывает порядка 40 тысяч солдат, включая тысячи приехавших из соседних стран. По мнению многих, формирование связано с запрещенной Курдской Рабочей Партией. «Y.P.G. является эффективной боевой группировкой, способной решать масштабные задачи, — говорит сотрудник исследовательского фонда New American Foundation Барак Барфи, который провел долгое время в курдских подразделениях в Сирии. — Но арабские группировки слабы и полностью подчинены Y.P.G.». Альянс призван помочь преодолеть арабские страхи по поводу курдского лидерства. Кроме того, Соединенным Штатам следует перенести акценты с тесного сотрудничества с курдами для того чтобы не вызывать тревоги Турции, считает Барфи. Но внутри самого альянса накапливается напряжение. «Союзничество этих групп не имеет глубоких корней, — утверждает исследователь. — Их альянс носит переменчивый, тактический характер».

Мотивации союзников курдов разнятся. Некоторые из них живут в преимущественно курдских регионах и связывают себя с местной властью. Другие были изгнаны из своих местностей «Исламским государством» и надеются, что курды помогут им вернуться домой.

«Для нас важно защитить свою территорию, безопасность наших детей, наших домов, наших женщин, — говорит шейх Хмайди Дахам Аль-Джабра, чье арабское ополчение Санадид примкнуло к альянсу. — Имея курдов с одной стороны и ИГИЛ с другой, кого мы должны выбрать?»

Сидя в обширной приемной своего пятиэтажного дворца, шейх Хмайди рассказывает, как его соплеменники, живущие в деревнях и занимающиеся фермерством и скотоводством, сформировали вооруженную группу в 2011 году, когда повстанцы напали на их территорию.

Сын шейха Бандар, командующий группировкой, утверждает, что его бойцы готовы сражаться с ИГИЛом где угодно, но им нужна поддержка. Многие из его бойцов продали землю, чтобы купить амуницию.

На передовых позициях по дороге в город Рагга командир Революционной бригады Рагга Абу Хамза рассказал о долгом пути, проделанном его группировкой, прежде чем заключить альянс с курдами.

Группировка была сформирована в провинции Рагга в 2011 году для борьбы с силами Асада. С Асадом временами сражались единым фронтом с исламистами, включая Джебхат ан-Нусра, сирийское подразделение Аль-Каиды. Иногда столкновения происходили даже с курдами. Но в нынешнем году «Исламское государство» выбило его бойцов из города Рагга и из близлежащей деревни. Убежище предоставили курды.

Четыре года войны истощили бойцов. Множество братьев по оружию погибло, в одном из сражений группировка была вынуждена взорвать два танка, ранее захваченных как трофеи у подразделений сирийского правительства, иначе боевые машины могли попасть в руки боевиков «Исламского государства».

Сегодня Абу Хамза надеется, что союз с курдами позволит его бойцам поквитаться с джихадистами и откроет новые источники поддержки. «Нам нужна форма, нам нужна амуниция, нам нужно все», — говорит полевой командир.

Перевод Станислава Варыханова
Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.