10.02.2016, 13:37
Война на Черном море: какие есть варианты у нашего флота
Война на Черном море: какие есть варианты у нашего флотаМеждународная военная политика
ЧФ в состоянии отразить нападение Турции, но при столкновении с силами НАТО понесет серьезные потери.

Отношения с Турецкой республикой обостряются. Турция совместно с Саудовской Аравией и ОАЭ, при молчаливой поддержке США, откровенно готовятся к вторжению в Сирию. США и Британия также, судя по всему, могут применить свои сухопутные войска в Сирии. В этих условиях риск возникновения военного конфликта между Россией и Турцией весьма велик. Вероятнее всего по масштабу он может ограничиться вооруженным конфликтом, хотя нельзя исключать его эскалации в локальную войну. Вряд ли больше, поскольку ставить Россию перед необходимостью применения ядерного оружия желающих не найдется — ведь крупномасштабную войну современная Россия без применения ОМП вести не может.

В таком конфликте, исходя из особенностей военно-географических условий, ключевую роль будет играть российский Черноморский флот и противостоящие ему ВМС Турции. Основным театром их вооруженного противостояния будет Черноморский МТВД. Естественно, возникает вопрос: чего следует ожидать от нашего флота и сможет ли он решить возлагаемые на него задачи по защите интересов России в Черном море?

Для этого оценим боевой состав Черноморского флота. На конец 2015 года (по данным открытых источников) в его составе насчитывается 7 подводных лодок и 41 надводный корабль. Авиация Черноморского флота — 34 самолета и около 40 вертолетов различного назначения.

В составе подводных сил Черноморского флота имеются 7 подводных лодок из которых 4 проекта 636.3 в строю. Дополнительно предполагается ввод в состав Черноморского флота до конца 2016 года двух субмарин аналогичного проекта.

Основу надводных сил Черноморского флота составляют 1 ракетный крейсер пр. 1164 («Москва»), 1 большой противолодочный корабль пр. 1134Б («Керчь»), 3 сторожевых корабля: два пр. 1135 и один 01090 (модернизированный пр.61). До конца 2016 года в состав ЧФ предполагается ввести три сторожевых корабля пр. 11356.

Легкие силы ЧФ включают 2 малых ракетных корабля на воздушной подушке пр. 1239 («Сивуч»), 2 малых ракетных корабля пр. 1234 и 2 пр. 21631, 8 малых противолодочных кораблей пр. 1124 М, 6 морских, 5 базовых и рейдовых тральщиков, 7 больших десантных корабля (3 пр. 1171 и 4 пр.775) и 6 ракетных катеров (5 пр. 1241.1 и 1241.7 и 1 пр.206МР).

Боевое значение в составе морской авиации Черноморского флота имеют 16 штурмовиков (по классификации ВМФ, фактически — фронтовых бомбардировщиков) Су-24М (завершается перевооружение на Су-30СМ), 4 (по другим данным — 7) гидросамолета противолодочной авиации Бе-12, 1 самолет РЭБ Ан-12ПП и 4 самолета-разведчика Су-24МР.

Вертолетный парк морской авиации Черноморского флота представлен тридцатью корабельными противолодочными вертолетами Ка-27ПЛ и восемью вертолетами РЭБ на основе Ми-8.

В составе береговых войск Черноморского флота имеется отдельная береговая ракетно-артиллерийская бригада в составе одного берегового подвижного ракетного полка большой дальности («Редут»), двух береговых подвижных ракетных полков малой дальности («Рубеж») и берегового подвижного артиллерийского дивизиона (130-мм артиллерийский комплекс «Берег»).

Морская пехота Черноморского флота состоит из отдельного полка.

Состояние корабельного состава Черноморского флота к настоящему времени можно оценить, как хорошее. При этом по мере обострения отношений с НАТО и Турцией в частности, надо полагать, будут приняты экстренные меры по вводу в строй максимально возможного числа боевых кораблей.

С учетом этого можно предполагать, что в случае обострения обстановки Россия сможет привлечь из состава боевых кораблей основных классов и легких ударных сил (МРК и РКА) до 100%, а из состава сил охраны водного района — до 80% списочного состава. Авиация Черноморского флота может иметь в пригодном для полетов состоянии до 12−16 самолетов Су-24М и Су-30СМ, 2−3 гидросамолета Бе-12, до 2-х самолетов-разведчиков Су-24МР, 12−18 вертолетов Ка-27ПЛ и 4−5 вертолетов РЭБ (на основе Ми-8).

С возможным началом военных действий Черноморский флот будет взаимодействовать с 51-м корпусом ПВО, который в общей системе ПВО будет прикрывать базы, пункты базирования и силы флота в своей зоне ответственности. Из состава этого корпуса могут иметь значение для прикрытия сил Черноморского флота, исходя из их дислокации, до 2-х полков истребительной авиации (50−60 машин Су-27 и МиГ-29) и до 2-х зенитных ракетных полков.

Для решения задач борьбы с крупными надводными кораблями вероятного противника Черноморский флот может быть поддержан силами Дальней авиации составом до полка.

Кроме этих сил, безусловно, к боевым действиям присоединится группировка российских ВКС в Сирии с авиабазы Хмеймим. Однако их основной задачей будет отражение ударов турецкий ВВС по объектам ВС РФ в Сирии и дружественным сирийским войскам.

Этими силами с началом военных действий Черноморский флот сможет создать:

— группировку сил для уничтожения сил флота противника в южной части Черного моря в составе 2−3 неатомных подводных лодок (при привлечении Дальней авиации может быть поддержана ресурсом до одного полкового вылета);

— группировку ударных сил для борьбы с группировками крупных надводных кораблей противника, способную действовать в дальней морской зоне в составе 1 ракетного крейсера и 3−4 кораблей охранения (могут быть поддержаны силами Дальней авиации ресурсом до 2-х полковых вылетов);

— группировку ударных сил для действий в морской зоне прилегающей к нашему побережью в составе до 3-х корабельных ударных групп малых ракетных кораблей (по 2 корабля в каждой), до 3-х ударных групп ракетных катеров (по 2 катера в каждой) и до 12−16 самолетов штурмовой и истребительной авиации флота, а также ракетных и артиллерийских частей береговых войск флота;

— группировку противолодочных сил для действий в морской зоне, прилегающей к нашему побережью, в составе до 2-х корабельных поисково-ударных групп по 3−4 МПК, 2-х неатомных подводных лодок, 3−4 противолодочных самолетов и до 25−30 противолодочных вертолетов.

Содействие приморскому флангу армии Черноморский флот сможет осуществлять силами полка морской пехоты и 6−7 десантных кораблей, способных обеспечить высадку на необорудованное побережье до 2-х батальонов морской пехоты.

На что способны эти силы в течение первой недели боевых действий (при благоприятных условиях)?

В удаленных от нашего побережья районах Черного моря они могут разгромить две корабельные ударные группы из крупных надводных кораблей, включающие один ракетный крейсер противника (например, типа «Тикондерога»), или 4−5 корабельных групп (ударные или поисково-ударные) из кораблей класса эсминец — фрегат.
В районах Черного моря, прилегающих к нашему побережью:
— разгромить до 4-х корабельных ударных групп, состоящих из 2−3 надводных кораблей класса эсминец — фрегат или ракетных катеров;

— уничтожить до 4-х подводных лодок;

— осуществить высадку одного тактического десанта составом до двух батальонов морской пехоты.

А что в активе у Турции?

Турецкие ВМС насчитывают 15 подводных лодок (в том числе, 10 современных 209-го проекта), 19 фрегатов УРО (в том числе 5 типа «О.Перри» и 6 типа «Нокс»), до 25 тральщиков и около 20 ракетных катеров. Эти силы, вероятнее всего, будут поддержаны тактической авиацией. Из более 440 ударных самолетов для действий против кораблей и объектов Черноморского флота, по оценке экспертов, может быть задействовано до 100 и более машин.

Сопоставляя возможности Черноморского флота с боевым составом турецких ВМС можно полагать, что в результате военных действий ВМС Турции могут потерять до 40−45% своих надводных кораблей и катеров, а также до 4-х подводных лодок (что составит до 27% от их общего числа).

При этом потери Черноморского флота могут составить: по кораблям основных классов и катерам — до 25−30%, по авиации — до 35%, по береговым войскам — до 30% и 1−2 подводные лодки. Эти оценки сделаны для случая, когда действия нашего флота поддержаны силами Дальней и фронтовой авиации. То есть, в этих условиях уже к концу первой недели боевых действий потери турецких ВМС могут достигнуть критической величины, тогда как Черноморский флот, также понеся серьезные потери, свою боеспособность в основном сохранит. Вероятно, в основном удастся решить задачу завоевания превосходства в прибрежной зоне Черного моря.

В случае же возникновения конфликта с участием и некоторых стран НАТО, например США, вероятнее всего, в Черное море войдет корабельная группировка НАТО в составе более 2−3 корабельных ударных групп из кораблей класса крейсер УРО — эсминец УРО, которые будут поддержаны силами палубной авиации ВМС США с АУС (в составе до 3-х авианосных ударных групп) из Восточного Средиземноморья.

Для ударов по силам Черноморского флота могут быть использованы дополнительно до 60−70 самолетов тактической авиации США с аэродромов Турции. В этом случае Черноморский флот сможет лишь ослабить НАТОвский флот, понеся сам такие потери, при которых утратит свое значение как оперативное объединение.

После этого противник сможет без помех решать задачи по высадке тактических и даже оперативных десантов на черноморское побережье России или ее союзников, наносить удары с морского направления по объектам Вооруженных Сил и экономики нашей страны.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.