03.03.2015, 20:36
Военно-дипломатический манёвр Украины
Военно-дипломатический манёвр УкраиныМеждународная военная политика
Разговоры о миротворцах ООН нужны Киеву для поднятия градуса напряженности.

Петр Порошенко в понедельник подписал указ, дающий ход решению СНБО Украины о вводе в страну миротворческих сил ООН. Теперь Верховная Рада может обратиться в Совбез ООН и Совет Европы с просьбой о помощи в урегулировании конфликта в Донбассе. Но очевидно, что такое решение противоречит Минским соглашениям и, скорее всего, будет блокировано Россией. Возникает вопрос, с какой же целью руководство «незалежной» намерено апеллировать к международным структурам?

О необходимости ввода иностранных миротворцев Порошенко стал говорить практически сразу после встречи «нормандской четверки» в Минске. По плану Киева, международный контингент должен встать на линии разграничения между украинскими войсками и ополченцами. Если бы речь шла исключительно о военнослужащих НАТО, такой сценарий исключать было бы нельзя. Польша и Великобритания на прошлой неделе официально заявили о направлении своих военных инструкторов в Львовскую и Черниговскую области для подготовки сержантов украинской армии. Конечно, желание Североатлантического альянса воевать в Донбассе под большим сомнением, но в принципе такой вариант развития событий возможен.

Но Порошенко говорит именно о контингенте ООН. Причем настаивает, что миротворцы должны встать также на тех участках российско-украинской границы, которые Киев не контролирует. Самое интересное, что, по мнению украинского президента, российские миротворцы участвовать в этой операции не должны. Но на такое не согласятся ни ополченцы Донбасса, ни Россия. Ведь тогда под вопросом будет даже поставка гуманитарной помощи мирным жителям Донецка и Луганска.

– Надо понимать, что хочет видеть в качестве миротворческой операции украинская сторона, – говорит начальник сектора проблем региональной безопасности Центра оборонных исследований РИСИ Сергей Ермаков. – Вряд ли украинские эксперты, которые посоветовали Порошенко обратиться за помощью к ООН, хотят видеть в своей стране «голубые каски». Ведь тогда придется признать, что территории Донецкой и Луганской республик не только не контролируются Киевом, но и противостоят ему. Значит, надо будет признать факт настоящей войны, а не «антитеррористической операции». В дальнейшем логично фактическое отделение Донетчины и Луганщины по косовскому сценарию, что, конечно, украинские власти не устраивает.

На мой взгляд, Украина хочет втянуть в «антитеррористическую операцию» своих партнеров, которые на словах поддерживают украинское руководство или оказывают ему помощь (как считают в Киеве, недостаточную). Речь идет, прежде всего, о странах НАТО. Порошенко хотел бы, чтобы Альянс выступил на его стороне и провел бы операцию, подобную югославской, и таким образом помог бы додавить восточные регионы. Всё остальное Порошенко не интересно.

Как известно, «голубые каски» в вооруженном конфликте не участвуют, а только осуществляют контроль над разграничением сторон. К такому Украина не готова. Уже из уст представителей военно-политического руководства страны звучат слова о том, как интерпретировать Минские соглашения. Среди украинских экспертов всё более популярной становится точка зрения, что надо поднакопить силы и дожать Донбасс. Единственная проблема, на их взгляд, это помощь России. При таком раскладе «голубым каскам» делать на Украине нечего.

— Готовы ли страны НАТО активно участвовать в вооруженном конфликте, как того хочет Киев?

– Я слабо верю в то, что на уровне Совета НАТО будет принято соответствующее решение. Мы помним, что Совет НАТО проголосовал против иракской операции, он вроде бы поддержал операцию в Ливии, но реально в ней участвовало очень мало стран. Поэтому я не верю, что югославский сценарий может повториться. Для этого должно случиться что-то экстраординарное. Нужна какая-то мощная провокация, чтобы 28 государств-членов Альянса единогласно проголосовали «за». Скорее всего, НАТО просто не будет запрещать никому участвовать в коалиции. Среди желающих будут, скорее всего, страны Прибалтики, Польша, США, Канада. Некоторые из них уже посылают своих инструкторов.

— Порошенко настаивает, чтобы миротворцы стояли на российско-украинской границе там, где Киев не контролирует ситуацию.

– Да, ситуация непонятная. Для отправки миротворцев ООН должно быть полное согласие в Совбезе. Вопросов слишком много, неясно, какой мандат запрашивает украинская сторона.

— Москва наверняка наложит вето на решение об отправке миротворцев. На что надеется Киев?

– Заявление украинского руководства – это элемент информационной войны. Киев уверяет, что ведет полномасштабную войну с Россией, а потому апеллирует к Западу. К примеру, санкции против нас Украина трактует как собственную победу. И сейчас Киев опять хочет изобразить себя как «жертву агрессии».

— При этом отдельные страны НАТО, если и ввяжутся в конфликт, то скорее на уровне отправки инструкторов.

– Но ответ НАТО на запрос Украины станет элементом легализации ограниченного присутствия инструкторов Альянса. С подобными запросами обычно обращаются государства, которые действительно подвергаются агрессии. Сейчас, конечно, мы видим какой-то нонсенс. Руководство страны, у которой есть регулярные войска и примкнувшие к ним военизированные группировки, проводит так называемую «антитеррористическую операцию» на собственной территории, и вдруг обращается в ООН с просьбой помочь в противостоянии с агрессором в какой-то войне. Это просто попытка легализовать помощь, на которую рассчитывают в Киеве со стороны Запада.

– Я думаю, что никаких последствий от обращения Украины в ООН и Совет Европы не будет, ведь решить вопрос о миротворцах без участия России никоим образом не получится, – полагает эксперт Центра по изучению постсоветского пространства Александр Караваев. – Практически невозможно представить, чтобы границу между Россией и республиками Донбасса контролировали силы третьих стран. Это будет сильное отступление России от тех позиций, которые она занимала по проблеме. Если даже рассматривать вопрос размещения там сил СНГ или ОДКБ, то и в этом случае всё выглядит, по меньшей мере, странно.

— С какой целью Порошенко тогда поднимает эту тему?

– Речь идет о военно-дипломатическом конфликте. Если предложение нельзя реализовать на практике, то само его оглашение позволяет вывести дипломатическое воздействие на новый уровень, на новый этап. На каждом этапе Украина ищет новых союзников. С каждой новой темой Киев пытается наращивать число стран, которые могли бы выступать в качестве потенциальных сторонников Украины. Скажем, тема поднимается на Совете Безопасности ООН. Значит, в обсуждение ситуации будут вовлечены государства из других регионов планеты, не только страны ЕС и США, но и страны Латинской Америки, Юго-Восточной Азии. Так что я инициативу Порошенко воспринимаю как новый этап дипломатической конфронтации.

— Но страны из отдаленных регионов никак не повлияют на ситуацию на Украине.

– Мы же находимся в состоянии «холодной войны». А в ней происходит движение от одной нерешаемой проблемы к другой. Количество таких тем со временем увеличивается, напряжение в конфликтной зоне нарастает. Таким образом, постепенно взвинчиваются ставки, и в конечном итоге ситуация должна, по мнению Киева, обостриться. В логике «холодной войны», которая ведется с Россией, это вполне очевидная и понятная стратегия.

— Роста напряженности больше хочет Киев, или он сам играет роль инструмента в более сильных руках?

– Когда я говорю о «холодной войне», то не имею в виду классическое противостояние двух сторон, где элиты каждого государства пытаются отстоять свои интересы в конфликте. На сегодняшний день идет война другого рода. Линия политического «фронта» проходит внутри Украины. Не всем на Украине хочется жесточайшего противостояния с Россией. Но Турчинов и Яценюк сколотили свой политический капитал на войне, их опора в тех украинцах, что заворожены идеей противопоставления себя России.

Конечно, Украина – управляемая извне страна. Но она управляема и ложными идеями, продуцируемыми украинской элитой. Дело не в том, что мысль о миротворцах была подброшена какими-то зарубежными центрами планирования. Просто идея противостояния с Россией диктует части украинской элиты необходимость максимальной степени конфронтации с Москвой. Естественно, теми способами, что имеются в распоряжении Киева.

Хорошо, что у Украины нет ядерного оружия, и она не может намекать на угрозы такого рода. Но запущен маховик вооруженного конфликта в Донбассе, есть дипломатические возможности.

— Возможно ли участие некоторых стран НАТО в боевых действиях в Донбассе?

– Прогнозировать очень сложно. Но на дипломатическом поле у России есть возможность воздействия на некоторые страны НАТО. Да и многие члены Альянса явно не в восторге от происходящего на Украине. Но могут найтись и те, кто может рекрутировать своих военнослужащих не только для подготовки украинских военных, но и для их присутствия на линии фронта. Возможно, без знаков различия и документов, говорящих о национальной принадлежности. Такой вариант развития событий возможен. Формальных же объяснений, почему западные военнослужащие окажутся на линии соприкосновения, может быть много. Скажем, украинской армии поставляется техника. Значит, технику надо сопровождать, подвозить снаряды и т.д.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).