24.02.2015, 21:49
Военная разработка России и Индии изменит баланс сил в регионе
Военная разработка России и Индии изменит баланс сил в регионеМеждународная военная политика
Индийские ВВС получили первый модернизированный истребитель Су-30МКИ, способный нести крылатые ракеты PJ-10 Brahmos. Таким образом, пройден очередной этап интеграции одной из самых универсальных ракет в систему вооружений дружественного нам государства. Это будет иметь принципиальные последствия не только оборонного, но и геополитического характера.

Этим материалом мы постараемся показать, насколько важным элементом в системе военного строительства может оказаться единственная ключевая разработка государства, стремящегося укрепить свои позиции в регионе. А заодно коротко показать параллели и особенности развития по сути одной и той же системы, создаваемой совместно усилиями двух стран.

Обладание широким арсеналом управляемого ракетного оружия является не только признаком современных вооруженных сил, но и необходимым элементом статуса сверхдержавы (хотя бы региональной), к которому стремится Индия. Исходя именно из этих соображений индийские военные придают первостепенное значение системам вооружений на базе вариантов и модификаций ракеты Brahmos.

Напомним, что ракета PJ-10 производства совместного российско-индийского концерна BrahMos Aerospace Private Limited в первоначальном варианте представляет собой противокорабельную крылатую ракету с прямоточным воздушно-реактивным двигателем и твердотопливным разгонным блоком, совмещенным с камерой сгорания ПВРД. Предназначена она для борьбы с надводными военно-морскими группировками и одиночными кораблями в условиях сильного огневого и радиоэлектронного противодействия. По сути Brahmos – это адаптированная под требования индийского заказчика версия противокорабельной ракеты 3М55Э «Яхонт». В свою очередь «Яхонт» является подогнанной под требования «Режима распространения ракетных технологий» ракетой 3М55 комплекса П-800 «Оникс».

Когда в конце 1970-х годов в ЦКБМ МОМ (ныне ОАО «Военно-промышленная корпорация «Научно-производственное объединение машиностроения») начиналась разработка ракетного комплекса 4-го поколения, конструкторы поставили себе задачу преодолеть одну из особенностей отечественных ракетных систем – узкую область применения. Как правило, отечественные ракеты могут применяться только с одного носителя (например, только с корабля или только с самолета) либо против узкой группы целей. Так, весьма удачная крылатая ракета Х-35 (в корабельном варианте – 3М24 «Уран»), хотя и может применяться с разных носителей (от наземных ПУ до БПК и вертолетов), является узкоспециализированным средством для поражения боевых кораблей.

Пытаясь преодолеть эту специализацию, советские, а затем и российские конструкторы создали некий отечественный аналог американского «Гарпуна». То есть ракету (в разных модификациях), которая может применяться не только с любых носителей, но и по большинству и морских, и наземных целей. Точнее, даже так: практически полным аналогом американской КР в противокорабельном варианте является снаряд Х-35, тогда как 3М55, превзойдя кое в чем американское изделие, сравнялась с ним в универсальности. По крайней мере, должна была.

К преимуществам отечественного продукта, которые сохранил и его интернациональный преемник, относят прежде всего высокую скорость полета – 2,1–2,8 М (по западным данным – до 3 М, это самая быстрая КР в мире). При этом ракета способна пикировать со сверхзвуковой скоростью на цель без разрушения конструкции, что было доказано в результате летных испытаний, тогда как «Гарпун» во всех своих вариантах – дозвуковая ракета.

Кроме того, обладая большей дальностью пуска, комплекс П-800 позволяет вести обстрел загоризонтных целей. Также, благодаря наличию инерционной системы наведения и активного сканирующего радара, ему не требуется внешнее целеуказание и подсветка цели, то есть реализован принцип «пустил – забыл». При этом считается, что круговое вероятное отклонение ракеты от цели на предельной дальности составляет не более метра.

Однако распад СССР крайне негативно повлиял на судьбу перспективного оружия. В результате единственным отечественным кораблем, получившим «Ониксы», стал малый ракетный корабль (корвет) проекта 1234.7 «Накат» – фактически экспериментальное судно, построенное специально для отработки комплекса, принятого на вооружение в 2002 году.

Как обычно и бывает в таких случаях, спасли экспортные заказы. Индонезийский флот, приобретший старые голландские фрегаты класса «Карл Дооман», заменил на них счетверенные вертикальные ПУ «Гарпун» экспортными комплексами «Яхонт» с ограниченной 200 км дальностью пуска. Российско-индийский вариант комплекса получили шесть фрегатов класса «Тальвар» (проект 1135.6), построенных в нашей стране по индийскому заказу, эсминец «Раджпут» (проект 61-ЭМ, бывший «Надежный»), кроме того, Brahmos получат шесть фрегатов серии «Шивалик», три из которых уже в строю.

Прежде считалось, что в нашей стране получат развитие именно противокорабельные варианты ракет 3М55, которыми вооружен береговой противокорабельный комплекс «Бастион». Двенадцать имеющихся на сегодня комплексов (еще по два с ракетами 3М55Э «Яхонт» были поставлены в 2010 году во Вьетнам и Сирию) сведены в 25-й отдельный ракетный дивизион в поселке Уташ под Анапой.

Однако в начале 2014 года появились неофициальные сообщения, что по инициативе командования ВМФ четвертая огневая батарея получит дополнительные прицельные блоки, позволяющие вести огонь и по наземным целям. Это решение кажется вполне разумным усилением Южного стратегического направления, поскольку дальность пуска позволит накрыть значительную часть территории Турции на случай, например, прорыва боевиков ИГИЛ. Известно также о планах Минобороны по развертыванию аналогичных комплексов на Курилах, однако неизвестно – в противокорабельном или универсальном варианте.

В свою очередь Индия приняла на вооружение ракеты «поверхность – поверхность» наземного базирования в составе подвижного комплекса несколько раньше, чем Россия. Речь о ракетах модификации BrahMos block 2 LACM. Испытания комплекса состоялись в 2004 году, а на вооружение он был принят не позднее 2008-го. В СМИ мелькала информация об испытании ракеты с новой ГСН, работающей в широком спектре частот (оптическая плюс РЛС ГСН по всей видимости). Возможно также появление модификации с пассивной РЛ ГСН. По данным индийских источников, в сентябре 2010 года была испытана система наведения и отбора наземных целей, позволяющая выбирать приоритет из нескольких наземных объектов.

Вариант комплекса с подводным стартом также готов и принят на вооружение, его получат в качестве основного противокорабельного оружия многоцелевые атомные подводные лодки 4-го поколения проекта 0885 «Ясень». Головная лодка проекта, К-560 «Северодвинск», недавно вошла в состав Северного флота, строительство еще двух ведется, корпус пятой должен быть заложен на днях. Всего к постройке планируется 12 субмарин.

Индия также рассматривает возможность оснащения своих ПЛ ПУ для ракет Brahmos. Дело в том, что модернизированные индийские ПЛ проекта 887ЭКМ «Палтус» (сейчас их ровным счетом 10) в ходе модернизации получают на вооружение ракетные комплексы «Калибр» (экспортное обозначение Club-S) с ракетами 3М54Э в противокорабельном варианте. Имеется и вариант против наземных целей. Однако тут есть один хитрый момент.

Дальность полета экспортного варианта ракеты 3М14, предназначенной для действия против береговых объектов, ограниченна 270 км. И индийская сторона ничего с этим поделать не может – не имеет права. Кроме того, пуск любых ракет комплекса Club-S возможен только через стандартные 553-милимметровые торпедные аппараты (на «Палтусах» их шесть). Это заметно снижает ударные возможности лодок при действиях по берегу, поскольку как минимум два аппарата всегда должны быть заряжены ПККР или торпедами для самообороны, так что количество КР в залпе не будет превышать четырех. И даже несмотря на наличие автоматов заряжания ТА, увеличить единовременную огневую производительность субмарины будет практически невозможно. Однако подводный вариант комплекса П-800 предусматривает пуск из вертикальных контейнеров, каждый из которых содержит по четыре ракеты. С контейнерной установкой (насколько известно, это стандартный минимальный вариант) количество КР в залпе составит 16 штук. А это уже кое-что, и мало какая система ПРО в мире справится с таким залпом. Теоретически американская БИУС «Иджис» должна справиться, но это теоретически, и главное – у потенциальных противников индийских субмарин кораблей с такими БИУС нет, а если и будут, например на пакистанских фрегатах класса «Перри», то в урезанном варианте.

И главное – ничто не мешает Индии создать собственную модификацию PJ-10 c увеличенной дальностью действия против наземных целей. Кажется, договор о передаче технологий, заключенный вместе с пакетом межправительственных соглашений по BrahMos, этому не препятствует. Сравнительно небольшое увеличение дальности позволит создать угрозу с моря обоим крупным городам южного Пакистана – не только порту Карачи, но и Хайдарабаду.

Такая лодка – еще не стратегический подводный крейсер, но уже первое приближение к нему. Вероятнее всего, такой комплекс появится на ПЛА индийской конструкции и, возможно, на модернизированных ДЭПЛ проекта «Палтус».

Но самое интересное – это авиационный вариант ракеты. Наземное, корабельное и подводное базирование ракет «Оникс»/«Яхонт» были в свое время отработаны в России в рамках собственных НИОКР, так что индийская сторона смогла получить эти решения для BrahMos практически в готовом виде. С другой стороны, воздушное базирование в нашей стране долгое время не рассматривалось как приоритетное. А причина до банальности проста: отсутствие носителей.

Долгое время основу ударного потенциала авиации флота России составляли фронтовые бомбардировщики Су-24 и средние сверхзвуковые стратегические бомбардировщики Ту-22М. Потенциальными носителями противокорабельных комплексов могли бы стать и дальние противолодочные самолеты Ту-142. Но Су-24М уже близки к списанию, и, кроме того, они оснащены КР Х-59 «Овод» аналогичного назначения. Ту-22М3 способны нести три (в перегрузку) тяжелые ПККР Х-22 с дальностью пуска (у некоторых модификаций) до 600 км, в том числе и в ядерном исполнении. Предполагалось, что несколько Х-22 в ядерном исполнении оглушат и ослепят вражескую корабельную группировку, а выжившие будут добиты обычными ракетами. Этот в целом надежный комплекс на сегодня считается морально устаревшим, поэтому с 90-й производственной серии Ту-22М3 получили револьверную установку для пуска шести КР Х-15, еще по две ракеты можно разместить под корневыми частями крыла. Ракеты выпускаются в противорадиолокационом и противокорабельном вариантах, причем первые также способны действовать по кораблям, наводясь на сигналы бортовых РЛС. Такое вооружение сочли достаточным.

Противолодочный Ту-142 долгое время являлся священной коровой, настолько важна была его функция по поиску и уничтожению ПЛ. Даже когда в конце 1990-х годов поступило предложение оснастить эти огромные машины ударным комплексом Х-59 «Овод» или Х-35 «Уран», эта идея не нашла понимания у командования ВМФ. Но с постепенной деградацией космических систем целеуказания, оставшихся от бывшего СССР, Ту-142 стали в большей степени дальними морскими разведчиками и отчасти патрульно-поисковыми самолетами, выполняя функции снятых с вооружения Ту-95РЦ (на базе которого, к слову, Ту-142 и был создан).

С другой стороны, ракеты «Оникс» были бы весьма уместны на вооружении многофункциональных истребителей 4-го поколения, также как и созданных на их базе фронтовых бомбардировщиков Су-34. Но беда в том, что, выполняя экспортные заказы на подобные самолеты, отечественный авиапром не поставлял их на внутренний рынок: у Минобороны не было денег на закупки. На экспорт в Индию и Китай шли многоцелевые истребители семейства Су-30, в то время как на вооружении ВВС РФ оставались их предшественники – истребители-перехватчики Су-27П и Су-27С, оптимизированные для воздушного боя, но практически не пригодные против наземных целей, которые они могут поражать лишь свободнопадающими бомбами и неуправляемыми ракетами. Программа палубного ударного самолета (его прототип демонстрировался как Су-27ИБ) также была закрыта в пользу создания Су-34.

Кроме того, планировалось, что авиационный вариант ракеты почти не будет отличаться от остальных. Но когда на МАКС-99 в Жуковском впервые было продемонстрировано несколько полноразмерных макетов авиационного варианта ракеты «Яхонт», их разместили под различными типами самолетов фирмы «Сухой». Эта ракета уже заметно отличалась от базового варианта: был снижен стартовый вес за счет уменьшения массы разгонного двигателя (носитель и так имеет приличную скорость при пуске), изменен носовой обтекатель ракеты, применены другие технические решения.

По слухам, упорно циркулировавшим в военно-промышленных кругах, несмотря на давление индийской стороны, которой эти ракеты были крайне необходимы для вооружения истребителей Су-30МКИ, конструкторам долгое время не давалась задача электромагнитной совместимости оружия с носителем. Вплоть до того, что несовместимыми оказались уровни и форматы логических сигналов в цепях управления самолета и ракеты. Существовали также компоновочные проблемы, что признавалось и ракетчиками, и самолетостроителями.

Так или иначе, но летом 2008 года управляющий содиректор BrahMos Aerospace Private Limited Александр Баскаков заявил, что отныне все новые Су-30МКИ будут способны нести их изделия. «Мистическим образом» это заявление совпало с началом закупок истребителей Су-30СМ (вариант Су-30МКИ) для ВВС России. Но снова появляется один нюанс, связанный с разными взглядами сторон на применение по сути одной и той же ракеты.

Очевидно, что российских военных интересует именно противокорабельный потенциал ракеты (в авиационном варианте «Яхонт-А» или СМ314А). Уже при подписании первого контракта в марте 2012 года было объявлено, что 12 самолетов из первой партии предназначены для замены Су-27СМ, прежде всего из состава ВС ЧФ с крымской авиабазы Бельбек. Сейчас эти самолеты способны применять ракеты малой (6–10 км) дальности Х-29 и противокорабельные Х-31А с дальностью пуска в этом варианте до 70 км. Такая замена (хотя теперь больше говорят об усилении) позволит создать уникально мощную, но при этом достаточно компактную авиационную группировку, одинаково приспособленную для борьбы с наземным, морским и воздушным противником. Не стоит забывать, что Су-30 еще и великолепный истребитель воздушного боя, обладающий сверхманевренностью. Су-30СМ способны нести по три ракеты «Яхонт»/ Brahmos, что делает этот самолет грозным противокорабельным комплексом.

Индийцы, похоже, рассматривают вопрос авиационных комплексов в несколько ином аспекте. Дело в том, что их извечный потенциальный противник Пакистан уже имеет на вооружении крылатую ракету воздушного базирования (как полагают, в том числе и в ядерном исполнении) – КР Ra'ad, она же Haft-VIII, которая является развитием КР Babur наземного базирования. Эта довольно современная КР с дальностью пуска 350 км напоминает уменьшенный вариант американского «Томагавка» последних серий. Несмотря на дозвуковую скорость, ракета способна лететь с огибанием рельефа местности, на ней применены некоторые элементы технологии «стелс». С 2010 года ракета проходит испытания совместно с носителем ROSE Mirage IIIDP (глубоко модернизированный вариант старенького «Миража»). На сегодняшний день планируется оснастить этими КР новейшие легкие истребители JF-17 Thunder и, возможно, пакистанские F-16. Все эти самолеты способны нести не более одной ракеты.

Десяток Су-30МКИ с Brahmos сможет легко компенсировать наметившийся дисбаланс. Но Нью-Дели имеет далеко идущие планы. Так, оснащение данными ракетами противолодочных Ту-142КЭ (восемь таких самолетов, поставленных еще при СССР, базируются близ Мумбаи; самолет может нести до шести ракет) превращают их в полноценные стратегические бомбардировщики (вспомним, что «142-й» был получен переделкой из Ту-95, а основной российский «стратег» Ту-95МС, в свою очередь, модификация Ту-142). Более того, в качестве носителей рассматриваются даже Ил-76: мало, кто знает, что этот траспортник штатно способен нести под крылом несколько тонн авиабомб, а бомбометание входит в базовый КБП их экипажей. Поскольку поиск целей в авиационном варианте может выполнятся средствами самой ракеты, даже Ил-76 с его совершенной навигационной системой может превратиться в неплохой ракетоносец.

Конечно, даже с принятием на вооружение Brahmos в ударном варианте Индия не станет обладательницей полноценной ядерной триады, но окажется в полушаге от этого, имея в дополнение к баллистическим ракетам большой дальности еще один мощный и гибкий инструмент для достижения геополитических целей на региональном уровне. С индийской ракетной угрозой придется серьезно считаться и Пакистану, и КНР, а в недалекой перспективе – даже Австралии, хотя с этой страной пока у индийцев видимых противоречий нет.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.