30.09.2014, 10:46
Военная доктрина России: Запад или Восток?
Военная доктрина России: Запад или Восток?Международная военная политика
Владимир Путин в середине сентября сначала возглавил военно-промышленную комиссию, а потом предложил до декабря сформулировать новую военную доктрину. Согласно утечкам с СМИ, которые появились на днях, в новой военной доктрине основное внимание будет уделено расширению НАТО на Восток, а также будет прописано право России наносить превентивный ядерный удар в случае угрозы вторжения, чего не было ранее. Мы обратились к экспертам и попросило разъяснить, зачем сейчас потребовалась новая военная доктрина и должна ли она строиться вокруг обороны от Северо-Атлантического альянса.

Главный редактор журнала Национальная оборона Игорь Коротченко считает, что началась новая эпоха конфронтации с Западом:

Военная доктрина - это важнейший документ, который ориентирует и Минобороны, и ВС, и спецслужбы, другие институты государства на выработку практических действий, это камертон, который задает ход и военного, и оборонного строительства.

Сейчас началась новая эпоха – эпоха конфронтации с Западом.

Однако у нас доктрина носит комплексный характер. Мы исходим из того, что надо парировать и перспективные, и текущие военные угрозы. Укрепление обороны будет идти по всем секторам от Запада, до Арктики, и Востока и так далее. Будет продекларирована, конечно, готовность России использовать ядерное оружие в случае, если против нас будет совершенно нападение, в том числе и с использованием обычных вооруженных сил.

Я не думаю, что доктрина будет излишне натоцентричной. Доктрина должна и будет учитывать более широкий список угроз. Просто будут названы вещи своими именами. НАТО, я уверен, получит там целый абзац, но доктрина не должна быть и не будет натоцентричной.

Нас, конечно, беспокоит продвижение НАТО на Восток. Тем более, что теперь это сопровождается и продвижением военной инфраструктуры. Парировать мы можем это только ядерной мощью, в том числе и тактической, поскольку блок превосходит нас по численности и по количеству боевой техники более чем в четыре раза.

Обязательно будет указано, что появляется новая угроза - информационная. Это технологии цветных революций. Эти угрозы должны быть прописаны очень четко и должны быть серьезно проанализированы с точки зрения последствия и вариантов их нейтрализации.

Еще одна угроза - развитие научно-технического прогресса в военной сфере за рубежом. Например, появление гиперзвукового оружия, а также оружия, основанного на новых физических принципах, которое може дать США и их союзникам новые возможности.

Угрозы никогда не статичны. Они всегда видоизменяются. Поэтому надо повышать уровень работы российских спецслужб, в частности, разведки политической и военной (СВР и ГРУ - прим. Интерполит.ру) для добычи информации о новых угрозах.

Это назрело исходя из того, что поменялась военно-политическая ситуация. Запад начал военно-политическую конфронтацию. Идет новая Холодная война. Были иллюзии, что будет партнерство с Западом, с НАТО. Теперь иллюзий нет. Сделаны конкретные заявления, поэтому надо честно, открыто и предельно конкретно, не прячась за дипломатов, назвать все угрозы.

Вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин полагает, что главная угроза на Востоке, а угроза от НАТО - пропаганда:

Есть такая зараза сейчас, все кричат: "Запад! Запад!" Если мы сделаем новую доктрину натоцентричной – это будет ошибкой. НАТО сейчас - растопыренная ладошка. Представьте себе среднего жителя Запада, вы обладатель приличной зарплаты, машины, хорошего дома, и тут вам говорят: "Пошли воевать в Россию!". Да вы пальцем у виска покрутите.

Война нужна голодным и злым.

Предыдущая военная доктрина 2010 года была хорошо прописана и была для того времени вполне оправдана, но в настоящее время действительно сложилась новая военно-политическая ситуация. Звериный оскал, как раньше писали в советской прессе, проявляется все более явно, поэтому и доктрина должна существенно поменяться. Изменения эти должны быть в первую очередь в плане понимания необходимости абсолютной защиты нашей территории и нашего государства. Мне кажется, что те учения, которые уже прошли и проходят в Вооруженных силах, как раз тот самый пробный шар, который ляжет в основу концепции нашей обороноспособности.

Но надо ли при этом четко указывать нашего противника? Понятие "противник" изменяется. Это нормально. НАТО всегда, конечно, было нашим вероятным противником, просто потому что создавалось как альянс для борьбы с СССР. Статус НАТО и так понятен всем, поэтому я не вижу смысла еще сильнее обострять этот параграф. Новая концепция просто должна отвечать на вопрос: "Что и как нам будет угрожать в будущем?". Будут ли угрожать нам террористы, как было десять лет назад, когда США активно спекулировали этой темой, или кто-то еще, не так важно, противник настоящий проявляется тогда, когда начинается конфликт. Пока конфликта нет, не стоит четко разграничивать: это друзья, а это враги, ведь это лишает маневра.

Затачивать карандаш против кого-то заранее нельзя. Но надо определять приоритеты.

А если мы будем говорить о НАТО как о сопернике, то это будет большая глупость, просто потому, что НАТО как организация себя изжила. НАТО - это уже не железный кулак, который направлен в глотку СССР. Работать надо по направлениям. Есть южное направление, есть восточное, есть западное, есть Арктика.

А еще есть внутренние угрозы. Например, угроза лишиться ядерного оружия. Главное, что должно быть прописано в новой доктрине - уничтожение последствий горбачевской глупости по сокращению ядерного оружия - все эти СНВ-2, сокращение ракет малой и средней дальности. У нас должно быть ядерное оружие как тактическое, так и оперативно-стратегическое, в противном случае мы проиграем любое направление. Если же ядерные боеголовки будут держать весь периметр, то ни одна зараза к нам не полезет. Поэтому и заявление о превентивном ядерном ударе по противнику полезно. Я, конечно, не хочу спекулировать на уровне госпожи Псаки, но она заявляет, что в Сирии наносятся удары, чтобы обезопасить США, так что же нам стесняться и не говорить о том, что мы в целях безопасности можем нанести первыми ядерный удар? Между прочим, это "холодный душ" для всех тех, кто сейчас рычит на Россию.

Нам не надо рычать на всех подряд. Ведь тогда нас не будут бояться, нас не будут уважать, а значит в политическом и идеологическом плане мы будем слабеть. Китайцы вот поступают правильно: молчат, не лезут во все дыры, но при этом их боятся. Знаете, как в советское время один мужик получил шесть лет за то, что стоял в стороне с угрожающим видом.

Наш ответ должен быть следующим: "Мы - страна, которая может дать достойный ответ на любую агрессию с полным уничтожением противника". Это я предлагаю сформулировать в доктрине.

Но при этом надо аккуратно защищать восточные рубежи, не обозначая там конкретного противника. Ведь самым тревожным в ближайшее время будет восточное направление, и несмотря на то, что Китай является нашим хорошим партнером, угроза если будет, то придет с Востока. Запад уже сгнил, а наши ресурсы и территории для Китая - лакомый кусок. Это, конечно, перспектива очень отдаленная, но готовиться к этому надо.

В практическом преломлении, это не такая тривиальная задача. Если раньше все полагали, что китайцы страшны лишь тем, что могут поставить 100 миллионов под ружье, то сейчас они от этого отошли. Сейчас в Китае 2 миллиона 300 тысяч человек в вооруженных силах, причем, вы знаете, что 40% личного состава - это военно-воздушные силы, вот над этим надо задуматься.

Что касается юга, то на юге такой бардак, что им дай Бог разобраться друг с другом. Это все опять лишь шумиха в СМИ и пропаганда врагов, отвлечение от серьезного направления. Там сейчас с этим идиотским Исламским государством не могут разобраться, а в перспективе еще и создание курдского государства. Так что пока они там сами с собой не разберутся, нам переживать не надо.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.