01.04.2015, 19:48
Во славу импортного оружия
Во славу импортного оружияМеждународная военная политика
Почему оборонный комплекс России не сможет преодолеть зависимость от поставок зарубежных комплектующих?

Кремль прокомментировал первоапрельское сообщение издания Евросоюза Uobserver о передаче «Мистралей» ЕС и перебазировании первого вертолетоносца. «Уместны любые хорошие шутки», как уместно и исполнение контракта, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Неплохо на военную тему пошутили и в России. Известный в экспертных кругах блог bmpd, выходящий под эгидой Центра анализа стратегий и технологий, сообщил со ссылкой на ирландский военный журнал «Thigh Mhíleata na hÉireann», что программа по созданию унифицированной боевой платформы шифра «Бумеранг», на базе которой в РФ реализуется БТР нового поколения, колесная БМП и т.д., стала жертвой санкций. Сообщение о том, что известная ирландская инжиниринговая компания Timoney Technology Ltd из-за ограничений, введенных ЕС в сфере ВПК, не может продолжать работы по платформе и из-за этого перспективы бронемашин «Бумеранг» представляются весьма туманными, на полном серьезе подхватили сайты, специализирующиеся на военной тематике.

Вся соль в том, что ирландская компания действительно сотрудничала с рядом российский предприятий. Более того, хотя главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Олег Салюков и обещал, что на параде в честь Дня Победы 9 мая 2015 года по Красной площади пройдут новейшие бронетранспортеры «Бумеранг», однако в ноябре 2014-го источник в ОПК заявил Интерфаксу-АВН, что вряд ли опытная партия этих БТР будет участвовать в торжественном мероприятии.

- К сожалению, разработчики «Бумеранга» столкнулись с трудностями различного плана. Из-за этого создание опытной партии бронетранспортеров для участия в параде 9 мая на Красной площади стало проблематичным, - отметил собеседник агентства.

Шутки шутками, однако проблема импортозамещения в области вооружения, несмотря на активизацию работы в этом направлении после украинских событий, - действительно острый вопрос. Оптимистичные заявления российских политиков и военачальников то и дело сменяют сообщения об очередной проблеме, связанной с зарубежными деталями и узлами. Так, 19 марта газета «Деловой Петербург» сообщила об угрозе срыва строительства 17 боевых кораблей для ВМФ РФ на общую сумму 227 млрд. рублей. Причина – отсутствие для восьми корветов дизельных энергетических установок немецкой фирмы MTU и для девяти фрегатов – газотурбинных двигателей украинского госпредприятия газотурбостроения «Зоря»-«Машпроект».

30 марта гендиректор «Информационных спутниковых систем» им. Решетнева» (ИСС) Николай Тестоедов заявил, что импортная электроника все еще используется в российских военных спутниках: «Доля иностранной ЭКБ (электронно-компонентной базы – «СП») колеблется от 25 до 75% в спутниках различного назначения».

В состоянии ли российская «оборонка» преодолеть зависимость от зарубежных комплектующих?

- Ситуацию с корветами на высшем уровня решили исправлять так: проекты будут доработаны, а дизельные установки для кораблей будет делать ОАО «Коломенский завод», - говорит член Экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Виктор Мураховский. - Более мелкие корабли, на которые раньше ставились немецкие движки, получат силовые установки из Китая и Южной Кореи: с двумя фирмами из этих стран уже заключены соответствующие контракты. Что касается газотурбинных энергетических установок для фрегатов, то их производство передано предприятию из Рыбинска. Понятно, что понадобится определенный срок для переключения производства. Думаю, сроки будут сдвинуты от полугода до года по тем проектам, где стоят ГЭУ украинского поставщика.

— Что касается импортозамещения в области ЭКБ?

- Абсолютно все у себя производить мы не можем. Вернее, можем, но тогда цена будет такая, что армия просто не потянет закупку серийных образцов. Я говорил с гендиректором концерна холдинга «Росэлектроника», с гендиректором концерна «Радиоэлектронные технологии» и другими главами компаний по производству высокотехнологической электроники. Все они в одни голос заверяют, мол, мы можем сделать любую микросхему - вопрос только в ее стоимости, и если вы готовы за нее заплатить в 10, а иногда и в 100 раз дороже, чем она стоит на мировом рынке, то – пожалуйста, мы сделаем. Поэтому задача заместить все и вся не стоит.

Да, в ЭКБ наиболее велика доля импортных элементов, но в массовом сознании есть такой стереотип, что основная их масса производится только на Западе, что неверно. Крупнейшими производителями в этой сфере являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона – Тайвань, Южная Корея, Малайзия, Сингапур, Китай. Что мы в этих условиях можем и должны делать? Иметь у себя инжиниринговые центры, которые могут разрабатывать дизайн нужных нам изделий ЭКБ, а затем заказывать их у крупнейших мировых производителей в количестве, необходимом для наших Вооруженных сил и с большим запасом на много лет вперед, чтобы исключить всякое перекрытие поставок. В этом случае электронные компоненты обойдутся нам по тем же ценам, что и на оптовом мировом рынке.

Надо понимать, что производство ЭКБ классов military и space – это глобальный рынок. Элементы этих классов существуют только потому, что есть огромная пирамида промышленной и общегражданской электроники. Если бы такой пирамиды не было, то стоимость этих компонентов была бы такая, что ни одна страна в мире не могла бы их закупить.

— Как известно, немецкий оборонный концерн Rheinmetall AG из-за санкций в августе 2014 года расторг с Россией контракт на строительство центра боевой подготовки сухопутных войск в поселке Мулино Нижегородской области. Полигон достроили силами российских компаний. Но наверняка планировалось строительство подобных тренировочных центров во всех военных округах России…

- Да, и оно продолжится. Так, согласно планам Минобороны каждый год будет строиться по одному такому центру.

— И справимся без немцев?

- Немцы разработали общую концепцию ЦБП. По сути дела, центр в Мулино – это копия центра GüZ германского Бундесвера в Альтенмаркте. Физически немцы участвовали в доработке лазерных имитаторов стрельбы и поражения (ЛИСП) для разных видов вооружения и военной техники и в их поставках. После разрыва контракта, ОКР по разработке ЛИСП были переданы российскому разработчику. Все остальное – компьютеры, центры управления, автоматизированные системы учета и контроля – отечественного производства. Сейчас ЦБП в Мулино находится в опытном режиме эксплуатации, там занимаются подразделения 6-ой танковой бригады. Ввод в строй ЛИСП по срокам сдвинут, но в конечном итоге и это появится.

- Безусловно, полностью заменить импортные детали в нашей боевой технике за два-три года невозможно, - говорит военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке Виктор Литовкин. - По некоторым позициям для этого надо создавать целые отрасли промышленности. Поэтому одно дело политические бравадные заявления представителей правительства и Минобороны, другое – реальная жизнь. Что-то придется закупать в Азии, ну а что-то – откладывать на потом. Конечно, это печально, но не критично. Понятно, что танк Т-14 «Армата» должен быть намного лучше, чем Т-72Б3, но и нынешний танк не уступает американскому Abrams или немецкому Leopard. Конечно, были заявления о том, что первые образцы БТР «Бумеранг» поступят в войска в 2013 году, чего так и не случилось. Но доделают его, в конце концов, а пока у нас есть БТР-82А, БМП-3 и т.д. Даже американцы с их громадным военно-промышленном комплексом не все компоненты производят на своей территории. Пройдет какое-то время, и мы снова вернемся к международному разделению труда. Важно, что стратегические ракеты и подводные ракетоносцы мы производим самостоятельно.

В общем, у нас есть, чем защитить страну и чем решать антитеррористические задачи. Ведь, несмотря на все пропагандистские разговоры о якобы возможной войне между РФ и НАТО, в действительности нет каких-либо серьезных предпосылок для конфликта.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.